Генерал Ермолов — воин или пророк?

Генерал Ермолов — один из ярчайших представителей плеяды российских полководцев. Проживший долгую, полную опасностей, карьерных взлётов и падений жизнь, Алексей Петрович для многих поколений русских солдат и офицеров был примером талантливого военачальника, умевшего принимать в самых, казалось бы, безвыходных ситуациях единственно верные решения. Но мало кто знал, что генерал почти до самой своей смерти хранил одну тайну, которая давала объяснение его бесстрашным поступкам, презрению к смерти, отваге, доходившей порой до безрассудства.

Фото: генерал Ермолов — интересные факты

Опальный офицер

Алексей Ермолов, родившийся в 1777 году, происходил из старинного дворянского рода. Согласно семейному преданию, его предком был сам татарский мурза Араслан-Ермола, славившийся бесстрашием и воинской доблестью. В десятилетнем возрасте мальчик был записан в Преображенский полк, со службы в котором и началась его долгая и блестящая военная карьера. Во время Русско-турецкой войны Алексей добился перевода в действующую армию. Затем следуют Польская кампания и Персидский поход. Именно тогда у молодого Ермолова проявились его главные качества: честность, смелость, независимость, а порой и дерзость. За участие в политическом кружке, которым руководил старший брат Алексея по линии матери A.M. Каховский, двадцатитрёхлетний подполковник Ермолов по приказу императора Павла I был заточен в Алексеевский равелин, а некоторое время спустя сослан на вечное поселение в Кострому. Там-то и состоялась судьбоносная встреча опального офицера с легендарным монахом Авелем, предсказавшем незавидные судьбы всех императоров династии Романовых вплоть до Николая II и попавшем за свои опасные пророчества в костромской острог. Почти год Ермолов регулярно навещал монаха в его келье. О чём они беседовали, так и осталось тайной, но по возвращении офицера из ссылки, состоявшемся после воцарения императора Александра I, в войсках пошли разговоры о том, что Ермолов «заговорен от пуль» и даже будто бы способен видеть будущее. Люди, знавшие генерала, уверяли, что Ермолов всегда хранил при себе «удивительные вещицы» — табакерку, шёлковый платок с таинственным вензелем и ладанку. Они, будто бы, были подарены Алексею Петровичу монахом Авелем и служили надёжными талисманами, хранившими генерала от бед.

Загадочная прозорливость

Последующие события военной карьеры Ермолова словно подтверждали множившиеся слухи о некоей тайне Ермолова. Так, в ночь перед Бородинским сражением командовавший русской артиллерией Ермолов предсказал своему близкому другу, генералу Кутайсову, боявшемуся умереть мучительной смертью, что тот будет убит пушечным ядром и погибнет мгновенно. И действительно, на следующий день молодой генерал Кутайсов был убит шестифунтовым ядром.
Во время военного совета в Филях, состоявшегося после Бородинского сражения, Алексей Петрович выступил против решения М.И. Кутузова оставить Москву. Все присутствовавшие на совете были поражены уверенностью Ермолова, что новое и внезапное для неприятеля наступление русских войск сметёт французов. На это, раздражённый дерзостью подчинённого, фельдмаршал Кутузов заметил, что так рассуждать может только тот, кто ни за что не отвечает.
Когда русские войска оставляли Москву, Ермолов с удивительным хладнокровием руководил переправой армейских частей через Москву-реку, формировал партизанские отряды и лишь только когда все тактические задачи были решены, последним из военачальников покинул город.
Строптивый нрав и поразительная уверенность в своей правоте вновь проявились у Ермолова во время сражения под Малоярославцем, когда осторожный Кутузов колебался: стоит ли давать сражение французам или нет. И лишь только настойчивость Ермолова помогла русским войскам нанести врагу сокрушительное поражение.
Свидетелем удивительного провидческого дара Ермолова стал ещё один его друг — барон Остен-Сакен. Незадолго до Лейпцигского сражения, желая подбодрить молодого офицера, Алексей Петрович заявил барону, что пуля для него никогда не будет отлита. И действительно, прослуживший в армии более пятидесяти лет и участвовавший в пятнадцати военных кампаниях Остен-Сакен ни разу не был ранен и умер в преклонном возрасте, окружённый заботами близких.
Последним сражением, в котором участвовал Ермолов, была битва за Париж. Тогда за героическое взятие Монмартрских высот доблестный генерал был награждён орденом Святого Георгия 2-й степени.
После Французской кампании Ермолов получил назначение послом в Персию, а в 1827 году вышел в отставку и поселился в Москве. Именно в этом городе отставной генерал близко сошёлся с капитаном артиллерии, участником Севастопольской обороны Бергом. Несмотря на пятидесятилетнюю разницу в возрасте, между Ермоловым и Бергом сложились дружеские отношения. Именно Бергу за три года до смерти Алексей Петрович открыл свою тайну, тщательно скрываемую даже от самых близких людей последние полвека…

Удивительные откровения

Случилось это через восемь лет после того, как, покинув Кострому, Ермолов расстался с монахом Авелем. Осенью 1809 года молодой генерал-майор Ермолов по приказу военного начальства производил одно служебное дознание в городке Жовтень Подольской губернии. Устроившись в доме местного городского головы, поздним вечером Алексей Петрович в отведённом ему кабинете принялся за изучение документов. Вдруг Ермолов почувствовал, как по комнате пронёсся сквозняк, от которого качнулось пламя свечей, а листы бумаги слетели со стола. Генерал поднял голову и неожиданно для себя увидел у двери высокую фигуру седовласого мужчины. В какой-то момент Ермолову показалось, что к нему в гости пришёл сам старец Авель. Однако, приглядевшись, он понял, что видит перед собой тучного мужчину в мещанском сюртуке и с буйной шевелюрой на крупной голове. Не дав Ермолову опомниться, незнакомец велел генералу взять перо, чистые листы бумаги и стал диктовать ему… «Подлинную биографию генерала от инфантерии Ермолова».
На восьми страницах, исписанных убористым и аккуратным генеральским почерком, были запечатлены основные вехи и события, которые, со слов незнакомца, должны были произойти с Ермоловым в последующие годы его жизни. Когда запись была окончена, незнакомец велел Ермолову молчать о его визите ровно пятьдесят лет, после чего вышел из кабинета.
Придя в себя после недолгого оцепенения, генерал выбежал в соседнюю комнату, где располагались его денщик и писарь, устроившиеся на ночлег. Они на вопрос Ермолова о таинственном незнакомце, посетившем его, лишь удивлённо округлили глаза. Из объяснений денщика и писаря следовало, что никто в кабинет генерала не входил и никто не выходил из него, да и двери дома час назад были накрепко заперты…
Позднее в своих воспоминаниях друг Ермолова Берг записал, что вначале не поверил фантастическому рассказу престарелого генерала. Тогда Ермолов вытащил из письменного стола пожелтевшие от времени листы, в которых подробно была описана Французская кампания, служба Алексея Петровича послом в Персии, его вынужденная отставка, Крымская война и воцарение Александра Николаевича. Последние две страницы Ермолов отказался показывать Бергу, сославшись на то, что тот прочтёт их после его скорой смерти.
Самым поразительным был ответ Ермолова на вопрос Берга, кем же был тот загадочный незнакомец. Убелённый сединами генерал сказал, что тем таинственным гостем, посетившем его пятьдесят лет назад в маленьком и забытом Богом городишке, был… он сам!
Даже в своих поразительных по глубине суждений «Записках» Ермолов не оставил упоминаний об удивительной тайне, которую унёс с собой в могилу в 1861 году. Именно этой датой заканчивалась «Подлинная биография генерала от инфантерии Ермолова», последние страницы которой Берг, как и было ему обещано, прочёл лишь после смерти генерала.

Журнал: Тайны 20-го века №1-2, январь 2010 года
Рубрика: Провидцы
Автор: Сергей Кожушко

Метки: будущее, предсказание, Тайны 20 века, талисман, заговор, генерал, Русско-турецкие войны, Ермолов, монах Авель



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —