Сочувствие — что это в психологии

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Почему в одних случаях мы искренне сочувствуем живым существам, а в других остаёмся безразличными к ним? Специалисты говорят, что всё дело в особенностях человеческой психики. Вернее, в подсознании, которое побуждает нас вести себя тем или иным образом.

Сочувствие — что это в психологии

У собаки больше шансов

Принято считать, что люди больше склонны сочувствовать больным или обиженным животным, чем своим ближним, оказавшимся в аналогичной ситуации. Например, побитую собаку будут жалеть гораздо больше, чем взрослого человека. Это происходит потому, что на подсознательном уровне мы воспринимаем братьев наших меньших как беспомощных щенков, неспособных себя защитить. А вот взрослого мы воспринимаем как человека, способного постоять за себя, поэтому жалость к нему меньше.
На ежегодной встрече Американской социологической ассоциации в Нью-Йорке Джек Левин из Северо-Восточного университета в Бостоне поведал об эксперименте, который он осуществил вместе со своим коллегой Арнольдом Арлуком. Левин и Арлук провели социологический опрос, в котором приняли участие 240 студентов обоего пола в возрасте от 18 до 25 лет. В ходе опроса участникам демонстрировали поддельный экземпляр газеты со статьёй, повествующей об избиении, но объекты насилия были разными: годовалый ребёнок, взрослый человек, щенок и взрослая собака. Текст сообщения во всех случаях был практически одинаковым, за исключением описания жертвы.
После того как испытуемые заканчивали чтение заметки, их просили оценить степень своего сочувствия описанному персонажу. Как выяснилось, добровольцы больше сопереживали маленьким детям, собакам и щенкам, чем взрослым индивидам. Причём принадлежность жертвы к человеческому роду или другому виду роли не играла. А вот возраст — да. Даже если собака выросла, она остаётся для нас большим щенком или даже «ребёнком», требующим заботы и защиты. Вероятно, это касается также кошек и других домашних питомцев.
— Вопреки общепринятым представлениям, страдания животных не всегда вызывают у нас больше беспокойства, чем похожие проблемы у людей, — полагает Джек Левин. — Мы показали, что возраст имеет большее значение, чем вид жертвы, в формировании психологической реакции. Сам факт того, что взрослые жертвы преступлений вызывают меньше сочувствия, чем собаки, говорит о том, что мы считаем жучек такими же уязвимыми и беспомощными, как щенки и дети.

Эффект «разумности»

Самое парадоксальное, что мы сочувствуем и неодушевлённым объектам. Причём в этом случае мы воспринимаем их как одушевлённые и наделяем разумом. К такому выводу пришёл Эдриен Уорд из Гарвардского университета (США).
Как говорит учёный, наличие разума является необходимым условием, чтобы дать какому-либо поступку моральную оценку. Скажем, очень многие люди — противники абортов. До определённого срока эмбрион является лишь набором клеток и никакого разума у него нет. Но мы знаем, что со временем из него может вырасти настоящий ребёнок, и это заставляет нас протестовать против искусственного прерывания беременности.
В порядке эксперимента доктор Уорд и его коллеги предлагали добровольцам послушать следующие истории. В первой из них рассказывалось о медсестре, которая отключила от системы жизнеобеспечения вверенного её заботам пациента, находившегося в состоянии комы. Героиней второй истории была медсестра, которая в аналогичной ситуации продолжала ухаживать за пациентом. Испытуемых просили дать оценку: какой из двух пациентов, по их мнению, является в большей степени личностью, то есть наделён большим самосознанием, способностью страдать и так далее. Оказалось, что по большей части симпатии были на стороне первого пациента, поскольку медсестра «убила» его. В то же время с объективной точки зрения все опрошенные оценили состояние обоих пациентов примерно одинаково.
В ходе другого эксперимента испытуемым демонстрировали робота по имени Джордж, которого у них на глазах тыкали ножом. Большинство свидетелей этой сцены заявили, что они сопереживали роботу как существу, способному мыслить и испытывать какие-то эмоции. Также они воспринимали робота как объект, способный к самоконтролю и планированию своих действий.
Однако дальнейшие исследования дали ещё более странный результат. Так, когда участники эксперимента знакомились с историей дамы, обиженной своим шефом, они оценивали уровень её «разумности» как более низкий. Если же начальник по отношению к этой женщине вёл себя нормально, то никаких изменений в оценке не происходило. Учёные полагают, что все зависит от базового статуса объекта: если он изначально был «неразумен», то мы, пожалев, подсознательно наделяем его разумом. Если же объект был «разумен», то мы даём ему, наоборот, более низкую оценку. Так, если начальник будет плохо относиться к собаке или кошке — своей или офисной — она сразу станет для нас «умнее», чем есть.

Синдром равнодушия

Почему мы порой не спешим на помощь, когда рядом кто-то страдает? Виноват «синдром Дженовезе». В критических ситуациях, когда необходимо действовать, многие из нас ждут, что инициативу проявит кто-то другой.
Поздним вечером 13 марта 1964 года американка Кэтрин Сьюзан Дженовезе возвращалась с работы. Возле самого дома на неё напал некий Уинстон Мозли, нанёс несколько ударов ножом, а позже убил. Шум разбудил соседей Китти Дженовезе, но никто из них так и не откликнулся на призывы о помощи. Только когда убийца покинул место преступления, один из жильцов дома посоветовался по телефону со своим другом и вызвал полицейских…
С тех пор имя Кэтрин Дженовезе стало нарицательным. На её примере в социальной психологии рассматривается феномен, когда люди остаются безразличными, видя или догадываясь, что кому-то из их окружения грозит опасность.
В 70-х годах прошлого столетия социальные психологи Бибб Патане и Джудит Родин решили провести эксперимент. Они усаживали испытуемых в одной комнате и просили их заполнить анкеты, а в это время женщина-экспериментатор уходила в другую комнату и, судя по звукам, становилась там на стул и что-то искала в шкафу. Внезапно оттуда доносились шум падения и женский крик: «Боже мой! Нога! Я не могу пошевелиться! Помогите мне!»
Разумеется, с женщиной ничего не происходило — это была включенная магнитофонная запись. Между тем «эффект постороннего» работал и в этом случае. Если в комнате находился только один доброволец (все испытуемые были мужского пола), то в 70% случаев он мчался на помощь или звал кого-то другого. Если же мужчин было двое, то они реагировали на крик почти в два раза реже. Когда их впоследствии просили объяснить своё поведение, одни заявляли, что думали — ничего страшного не случилось, а другие отвечали, что не хотели ставить женщину в соседней комнате в «неловкое положение».
Ещё одним фактором, влияющим на альтруистическое поведение, является наличие или нехватка времени. Американский социопсихолог Дэниел Бэтсон и его коллеги предложили одной группе студентов семинарии рассказать о своей жизни и учёбе, а другой — записать на плёнку ряд коротких проповедей, касавшихся знаменитой притчи Иисуса о добром самарянине. После того как студенты справились со своими заданиями, им сказали, что они должны пойти в соседнюю студию звукозаписи. При этом одним говорили, что они должны торопиться, иначе опоздают, а другим — что времени у них достаточно.
У входа в студию на улице студенты видели мужчину, которому явно было плохо: он лежал на земле, кашлял и стонал. Те, кто спешил, пытались оказать ему помощь лишь в 10% случаев. Те же, кто считал, что у них есть время, — в 60% случаев. Причём это не зависело от того, слушал ли студент проповеди о добром самарянине. Такие же результаты дало исследование, проведённое в 1978 году среди студентов Канзасского университета.
Ещё один эксперимент доказал, что на готовность людей помочь влияет также их восприятие событий. Исследователи инсценировали на автостоянке драку между мужчиной и женщиной. В одних случаях женщина кричала: «Оставьте меня в покое. Я вас знать не знаю!», в других: «Отстань от меня! И зачем я только за тебя вышла!». В первом случае на помощь приходили 65% людей, во втором — в три раза меньше. Люди полагали, что им не стоит лезть в чужую семейную жизнь.
В общем, далеко не всегда мы готовы прийти на помощь людям, даже если те и в самом деле в ней нуждаются, или хотя бы посочувствовать им. Что ж, тут есть над чем поразмыслить.

Журнал: Тайны 20-го века №43, ноябрь 2013 года
Рубрика: Загадки психики
Автор: Ида Шаховская

Метки: Тайны 20 века, защита, подсознание, человек, разум, психология, чувство, сочувствие, слабость




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.