Муррей — крупнейшая река Австралии

Австралия, как известно, самый маленький континент на Земле. По территории он меньше даже, чем Россия, Китай, Канада или США. Поэтому и самые значительные достопримечательности Австралии тоже меньше, чем на других материках. Что, впрочем, отнюдь не лишает их скромного обаяния.

Муррей — крупнейшая река Австралии

Счастливая земля

На юго-востоке Австралии, где-то на полпути между Канберрой и Мельбурном, среди высочайших вершин Большого Водораздельного хребта, именуемого также Австралийскими Альпами, красуется заснеженная гора Костюшко — самая высокая на Зелёном континенте. Высота её достигает 2228 метров — довольно скромно по меркам других материков. Что весьма любопытно, именно где-то недалеко от неё находится исток другой главной австралийской достопримечательности — реки Муррей. Отсюда река некоторое время течёт на север, затем поворачивает на запад и на большем протяжении своего течения пересекает равнины по границе штатов Новый Южный Уэльс и Виктория, а затем штата Южная Австралия. Уже под конец Муррей поворачивает на юг и впадает в озеро-лагуну Александрит.
Длина крупнейшей австралийской реки составляет 2589 км, что приблизительно соответствует Дунаю, но тот вдвое полноводнее Муррея. Впрочем, находятся любители географической цифровой эквилибристики, которые исчисляют длину Муррея по его крупнейшему правому притоку — реке Дарлинг вместе с её притоком Думерик. Поскольку длина Дарлинга с Думериком составляет 2740 км, то у них получается, что длина системы Муррей — Дарлинг — Думерик превышает длину величайшей европейской реки, красы и гордости России — Волги. Но здесь сопоставления в плане полноводности и вовсе неуместны. С величайшим притоком Волги — рекой Камой по полноводности Муррею конкурировать ещё можно, но с самой Волгой — просто никак. Можно, впрочем, вспомнить историю этой реки: в древности Муррей был гораздо полноводнее и впадал в Большой Австралийский залив Индийского океана несколько западнее, близ современной Аделаиды. Там сохранились следы мощной дельты и целая сеть пресноводных озёр. Но это лишь следы былого величия.
Открывали Муррей довольно своеобразно: от истоков к устью, а не наоборот, как это обычно бывает. В 1824 году, когда освоение Австралии европейцами ещё только начиналось, британские колонисты Гамильтон Хьюм и Уильям Ховелл вышли к змеящимся верховьям Муррея шириной примерно 70 м и назвали их Хьюмом. Через четыре года полковник бригады самообороны Нового Южного Уэльса Чарлз Стерт вместе с Хьюмом открыл приток Муррея — его назвали в честь местного губернатора Дарлингом. Следующая экспедиция Стёрта, Хьюма и Ховелла вышла к Муррею где-то в его среднем течении и спустилась до устья. Именно тогда самая большая река Австралии получила своё нынешнее имя. Земли же вокруг неё, оказавшиеся весьма плодородными, после экспедиции английского топографа сэра Томаса Ливингстона Митчелла стали называть Счастливая Австралия.

От гилей до саванны

Спустившись с заснеженных вершин Австралийских Альп, Муррей минует полосу заболоченной местности, а затем несёт свои воды через самые красивые и необычные леса континента — субтропическую гилею. От настоящих гилей — влажных тропических лесов, занимающих север Большого Водораздельного хребта и напоминающих джунгли Новой Гвинеи или Индонезии, — эти субтропические леса отличаются довольно существенно. Если в джунглях северных гор Австралии душные чащобы из высоких пальм, бананов, панданусов и бамбука, перевитых лианами, образуют непроходимые заросли с подлеском из фикусов, лавров и колючих кустарников, то субтропическая гилея светлее, прозрачнее и прохладнее. Деревья в ней стоят не столь часто.
В субтропической гилее чётко выделяются два яруса. Верхний составляют редко стоящие могучие миндальные эвкалипты, высота которых достигает 120 м, а диаметр ствола — 10 метров. Основу «населения» нижнего яруса составляют древовидные папоротники, высота которых — «всего» 15-20 м, то есть с пятиэтажный дом. Своеобразие этому лесу придают многочисленные вьющиеся растения, которые буквально облепляют стволы и ветви деревьев. Особенно густо своей зелёной бахромой они покрывают мощные колонны вечнозелёных австралийских буков. Другое характерное для субтропической гилей растение — это вьющаяся трава тетрорена. Местами она образует зелёные, густо переплетённые барьеры, свешивающиеся со стволов и ветвей эвкалиптов и буков до самой земли.
Чем дальше течёт Муррей на запад, тем менее обильная на осадки местность простирается вокруг. Влажные субтропические леса предгорий Австралийских Альп сменяются светлыми эвкалиптовыми лесами, в которых деревья растут на расстоянии 30-40 м друг от друга, чтобы хватало влаги. Листья эвкалиптов всегда повёрнуты ребром к солнцу, поэтому в отличие от сумрачной гилей здесь почти нет тени. Вместо гниющих опавших листьев на открытой солнечным лучам почве зеленеет сплошной травяной покров. То тут, то там поднимаются забавные на вид травяные деревья с коротким стволом, увенчанным пышной раскидистой вершиной из узких и длинных, словно травинки, листьев.
Ещё ниже по течению леса становятся совсем редкими и постепенно переходят в саванны. Здесь между отдельными эвкалиптами, акациями и причудливыми деревьями с похожими на бутылки раздутыми внизу стволами разбросаны густые колючие заросли кустарников, за которыми в Австралии закрепилось название «скрэб». Существует несколько разновидностей этого малоприятного для путешественников «украшения» австралийских саванн и полупустынь, из числа которых хуже некуда два: малли-скрэб и мульга-скрэб. Первый образует карликовый вид эвкалипта — малли. Ветви его растут ещё теснее, чем стебли камыша или бамбука, так что путь через малли-скрэб можно проложить лишь при помощи топора. Но ещё страшнее для путника колючие заросли мульга-скрэба. Они состоят из необычайно густых кустов карликовой акации, ветки которой вооружены острыми шипами и местами образуют просто непроходимые преграды. Каравану, встретившему на своём пути мульга-скрэб, приходится обходить его стороной, порой делая многокилометровый крюк.

Собственное чудовище

Спускаясь вниз по течению Муррея, путешественник естественным образом встречается со всем многообразием удивительного животного мира Зелёного континента. В бассейне Муррея можно встретить большую и афессивную нелетающую птицу казуара, добродушного сумчатого медведя коалу, древесного кенгуру и попугая-какаду, смертельно опасных муравьёв-бульдогов, всего 30 укусов которых достаточно для гибели человека. Далеко не безопасен и миляга утконос — удар имеющихся у него на задних лапах шпор может привести человека к параличу. Обитают здесь также кенгуру и страус эму, а в реках можно встретить уникальную двоякодышащую рыбу цератода с жабрами и одним лёгким, а также ярчайшей окраски ложную жабу. Поговаривают, что есть здесь и своё чудовище. Легенды коренных жителей Австралии рассказывают, что в водах Маррамбиджи — одного из крупнейших притоков Муррея — обитает чудовище под названием катенпа. Его описывают как весьма агрессивное «крупное существо с длинной шеей, гривой и полной зубов пастью».

Карп — злодей в рыбьем обличье

Однако самая большая проблема Муррея и его притоков отнюдь не полумифическое чудовище, а… обыкновенный карп. Эта европейская рыба была впервые выпущена в Муррей в 1859 году. Через каких-нибудь неполных 50 лет в газетах уже начались разговоры о зарыблении реки карпом, а со временем он превратился в настоящую головную боль для природоохранных ведомств и организаций. В настоящее время карп составляет более 80 процентов рыбной биомассы Муррея. Он пожирает икру местных разновидностей рыб, подрывает корни подводных растений, что приводит к их гибели, в поисках еды мутит воду на дне, из-за чего засоряются многочисленные ирригационные насосы и другое сельскохозяйственное оборудование.
С одной стороны, австралийцы вроде бы и рады изобилию карпа и придумали порядка 800 национальных рецептов самых разнообразных блюд из него. Для местных рыбаков поймать здоровенного 25-килограммового карпа — дело не столь уж редкое, и на «карпфишинг» сюда приезжают даже гости из далёкой Великобритании. С другой стороны, правительство и общественность обсуждают планы по контролю популяции карпа и его уничтожению с помощью герпевируса, не затрагивающего другие разновидности рыб. Считается, что этот герпевирус способен истребить до 95 процентов популяции карпов в Муррее, но сторонников идеи останавливает перспектива экологической катастрофы из-за гниения огромной массы погибшей рыбы.

Иссякающая житница

Отметим также, что бассейн рек Муррей и Дарлинг для Австралии — настоящая житница: долгое время здесь собирали до 40 процентов производимой в стране сельскохозяйственной продукции. Вот только из-за засух 2002 и 2006 годов дела явно ухудшились. Приведём немного статистики. Если в сезон 2000-2001 годов здесь было собрано 819000 тонн хлопка-сырца, то в 2005-2006 годах — уже 597000 тонн, а в 2006-2007-м — и вовсе 225 000. Производство винограда в 2006 году сократилось на 30 процентов по сравнению с 2000 годом. В сезон 2006/07 было собрано лишь 100000 тонн риса, в то время как раньше урожай достигал 1600000 тонн.
Осознав серьёзность положения, федеральное правительство в 2008 году создало Управление по использованию ресурсов этого речного бассейна, поручив ему полностью пересмотреть существующую систему. Так что теперь в этих местах совсем не редкость диковинки вроде капельного полива с компьютерным управлением.

Журнал: Тайны 20-го века №25, июнь 2020 года
Рубрика: Дальние страны
Автор: Валдис Пейпиньш

Метки: Тайны 20 века, река, Австралия, вода, открытие, Муррей



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —