Остров Гернси: Между двух держав

Что такое Гернси? Если вы скажете, что это остров, то будете совершенно правы. Однако Гернси — это ещё и административная единица, в которую входят несколько островков. Владение британской короны, расположенное в проливе Ла-Манш, некогда было частью могущественного Нормандского герцогства. И флаг у него — золотой крест на красном поле — точно такой же, как у войск Вильгельма Завоевателя, одержавшего в 1066 году победу над англичанами при Гастингсе. Наследники Вильгельма растеряли большую часть нормандских земель, но контроль над островами в проливе удержали. А острова — в награду за лояльность к своему суверену — получили известную автономию и весьма причудливую систему управления…

Фото: остров Гернси — интересные факты

«Бог и моё право»

Сегодняшний Гернси — не колония, не суверенное государство, а самоуправляемый судебный округ за пределами Соединённого Королевства со столицей в городе Сент-Питерс-Порт. Острова даже сохранили право на выпуск собственных денег!
Кстати, о деньгах. Гернси известен многим людям, не блещущим познаниями в истории и географии, как удобное налоговое убежище, отличное место для создания оффшорных предприятий. В этом качестве его и рекламируют многочисленные конторы, специализирующиеся на открытии банковских счетов и бизнеса вдали от зоркого ока налоговых инспекторов.
Международный язык бизнеса — английский. Но в свободное от работы время большинство гернсийцев — даже тех, кто трудится на бирже — говорят на французском. Они ведь не англичане, а нормандцы! Все официальные церемонии также ведутся на языке Расина и Мольера. Добрых лет двести потомки завоевателей пользовались языком своей исторической родины, и до сегодняшнего дня на гербе Соединённого Королевства сияет золотом французская надпись «Dieu et Mon Droit» («Бог и моё право»).

Тёмные века

История островов, составляющих округ Гернси, началась задолго до покорения Англии норманнами. Люди стали переселяться сюда с Иберийского полуострова около семи тысяч лет назад, в эпоху неолита. Памятники той эпохи — многочисленные дольмены. В одном из них, по преданию, обитает призрак женщины, ожидающей своего жениха — дьявола. Время от времени невеста дьявола испускает жуткие вопли, пугая местных жителей и радуя туристов…
В IX веке до н.э. на островах появились кельты. Свидетельство их присутствия — стрелы с искусно заточенными наконечниками, которые можно увидеть в местном историческом музее. А в начале ! века на Гернси высадились римляне. Они покорили остров, дали ему название Сарния и на протяжении 250 лет использовали будущее британское владение как базу для торгового мореплавания. Остатки римского судна экспонируются в замке Корнет на восточном побережье Гернси.
После падения Западной Римской империи в жизни островов наступают в полном смысле слова тёмные века. Что происходило там с VI по VIII столетие, сказать трудно — нет ни документов, ни сколько-нибудь значительных археологических находок, которые могли бы пролить свет на этот таинственный период.
С 933 года жители островов стали подданными нормандского герцога Вильгельма по прозвищу Длинный Меч, а в последующие века острова шесть раз переходили от англичан к французам и обратно. Переходили не бескровно, причём каждое новое завоевание завершалось постройкой крепости или форта. В результате Гернси с полным правом может считаться музеем фортификации под открытым небом.
В конце XVII века гернсийцы занялись новым и многообещающим бизнесом — приватирством, то есть узаконенным пиратством, что весьма способствовало процветанию округа. Ещё больше выгод принесла островам Великая французская революция — зажиточные аристократы, спасаясь от якобинского террора, бежали под защиту британской короны, покупали дома в Сент-Питерс-Порте, по дешёвке продавали фамильные драгоценности. А во время наполеоновских войн принц-регент Георг, опасаясь французского десанта, приказал построить на Гернси 16 фортов и 58 береговых батарей.

Под властью оккупантов

Гернси — один из немногих уголков Европы, никогда не знавший всеобщей воинской повинности. Однако гернсийская бригада ополченцев героически дралась на фронтах Первой мировой войны. Воевать пришлось вдали от дома: островам не угрожало вторжение немцев. Германские захватчики сюда пришли (точнее, прилетели) в 1940-м. Принято говорить, что Гернси и Джерси — единственные британские территории, захваченные гитлеровцами. Это неверно, поскольку острова в Ла-Манше — не совсем Великобритания. Но жителям островов, угодивших под власть оккупантов, было не до терминологических дискуссий. Они, оставшись без защиты королевской армии и флота, встретили войска вермахта молча. С нацистами не сотрудничали, но и не мешали им. А те свозили на остров Олдерни военнопленных и депортировали в Европу островитян, родившихся в Англии. Те, кто остался, ждали, что острова вот-вот начнут бомбить. И в конце концов это произошло: британская разведка донесла, что в гавани Сент-Питерс-Порта стоит германская подводная лодка, и лётчики Георга VI для порядка сбросили на гавань одну-единственную бомбу. В городе вылетели все оконные стекла, но пострадавших не было. Чудо, да и только!
Острова были освобождены только 9 мая 1945 года, после окончания военных действий в Европе.
Послевоенный период ознаменовался для островов большими переменами. Захирело виноградарство, издревле служившее для многих жителей основным источником дохода. Оказалось, что гораздо выгоднее выращивать помидоры. Потом выяснилось, что цветы приносят ещё большую прибыль. А в 1960-е годы начал бурно развиваться туристический бизнес.

Здесь творил Виктор Гюго

Остров, имеющий площадь чуть более 60 квадратных километров, может похвастаться не только своей историей, но и памятниками архитектуры. Один из самых известных — старинный замок Корнет. В нём сегодня находятся сразу четыре музея — морской, военный, авиационный и садоводческий, а в летние месяцы там работает театр под открытым небом. С весьма любопытной коллекцией можно познакомиться в местном музее изобразительного искусства и в музее телефонов, экспонаты которого уникальны. Последний обязан своим появлением автоматизации связи, проведённой в 1976 году: телефонная компания попросила абонентов сдать старые аппараты, и островитяне понесли в приёмные пункты такой антиквариат, что просто грех было его выбрасывать!
В музеи также превращены многие старые форты, но главная достопримечательность имеет совершенно мирный характер. Это «Отвиль» — дом Виктора Гюго. Писатель бежал из Франции на остров в 1851 году, после падения Второй республики. Здесь он написал «Песни улиц и лесов», здесь из-под его пера вышли «Отверженные-; «Труженики моря» и «Человек, который смеётся». Гюго был большим любителем старинной мебели и домашней утвари. Свой трёхэтажный дом он обставил на средневековый лад, скупив у местных жителей сотни предметов. Когда режим Наполеона III пал, писатель вернулся в Париж, но ещё несколько раз приезжал отдохнуть в «Отвиле». После смерти Гюго дом перешёл во владение его семьи, а в 1927 году наследники подарили «Отвиль» парижской мэрии.
Но музеи, галереи, крепости, старые суда — это ещё не все, что есть на острове. Живописные утёсы, зелёные поля и холмы, старые виноградники и укромные бухты, пещеры и дольмены, сады с экзотическими растениями оставляют в памяти след на долгие годы, заставляя многих ещё и ещё раз возвращаться в этот благословенный край.

Журнал: Тайны 20-го века №14, апрель 2010 года
Рубрика: Точка на карте
Автор: Эли Вайс




Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —