Катастрофа шаттла «Колумбия»

Это был обычный полёт МТКК (многоразового транспортного космического корабля) — автономный, в нём даже не предусматривалась стыковка с Международной космической станцией. Пресса и телевидение вскользь упоминали о 113-м по счету рейсе челнока — буквально несколько слов. Так продолжалось вплоть до возвращения корабля на Землю, когда заговорили, закричали, запереживали все наперебой. Так случается, если на борту или с кораблём происходит что-то экстраординарное или катастрофически опасное.

Фото: катастрофа шаттла Колумбия — интересные факты

В космос стартуют — осколки летят

16 января 2003 года самый старый из американских шаттлов — «Колумбия» — отправился в 28-е орбитальное путешествие. Научная программа полёта называлась «Звезда свободы». На борту было семеро — командир РикХасбэнд, пилот Уильям Маккул, и специалисты полёта — Майкл Андерсон, Калпана Чаула (первая женщина-астронавт индийского происхождения), Дэвид Браун, Лорел Кларк и первый астронавт Израиля Илан Рамон. На второй минуте полёта от внешнего топливного бака оторвался кусок изоляционной пены (полиуретановой теплоизоляции) и ударил в переднюю кромку левого крыла челнока. Такое бывало и раньше, при других полётах, но все обходилось благополучно. Правда, кусок оказался очень большим — 760 граммов (по форме и размерам — 14x29x48 сантиметров — напоминающий кейс). Да и скорость соударения, учитывая встречные курсы, была приличной — 240 метров в секунду. После удара «кейс» распался на крохотные осколки. Сразу после выхода на орбиту экипаж «Колумбии» проинформировали о случившемся инциденте. Специалисты ЦУПа (центра управления полётом) в Хьюстоне успокоили астронавтов и заверили, что падающие сверху фрагменты изоляционного покрытия ничего страшного с многотонным кораблём сделать не могут. Астронавты согласились, тем более что они тоже не видели в подобных вещах никакой проблемы. И 16-суточный полёт с насыщенной научной программой начался.

«Невесомая» работа

В ОПН (отсеке полезной нагрувки) «Колумбии» находился модуль «Спейсхэб» (герметичный объём — 62 кубических метра). Астронавтам предстояло выполнить огромную программу из 100 экспериментов. Вот некоторые из заданий: определение концентрации стратосферного озона и измерение мощности солнечного излучения; изучение механики мокрого песка; исследования дыхания и сердечно-сосудистой системы; рост мха и развитие корней льна в невесомости; производство летучих масел в розах; получение и изучение модели трёхмерной культуры клеток рака простаты; исследование динамики кальция в организме; тест системы регенерирования воды. В космос полетели и «братья наши меньшие»: шуршали китайские шелкопряды, копошились американские муравьи, плавали мальки японских пескарей, австралийские пауки плели паутину, резвились подопытные крысы, жужжали пчёлы из Лихтенштейна…
СККП (система контроля космического пространства) США через какое-то время после старта корабля зафиксировала отделение от «Колумбии» небольшого фрагмента в несколько сантиметров величиной. Посчитали, что это уплыла незакреплённая деталька из ОПН. Но оказалось, дело было гораздо серьёзней.
Экипаж разделился на две смены — «красную» (Кларк, Рамон, Чаула и Хас-бэнд) и «синюю» (Андерсон, Браун и Маккул), каждая работала по 12 часов в сутки. То есть, аппаратура совершенно не простаивала. Лишь двое суток — 22 и 28 января — считались наполовину выходными. Когда израильские корреспонденты на сеансе связи с кораблём спросили своего первого астронавта, счастлив ли он, что находится на челноке, Илан Ра-мон сознался, что пока не думал об этом — из-за большой занятости. «У меня будет такой шанс попозже — я уверен в этом». Лорел Кларк в интервью пожаловалась, что загруженность экипажа очень высока, а в невесомости работается намного медленнее, чем на Земле. 27 января «Колумбия» связалась с МКС (Международной космической станцией) — астронавты пообщались с Николаем Будариным, Кеннетом Бауэрсок-сом и Дональдом Петтитом. 31 января программа научных экспериментов завершилась. Маккул убрал антенну связи через спутник-ретранслятор, уложил по-посадочному велоэргометр и бегущую дорожку». Андерсон и Браун законсервировали «Спейсхэб — и закрыли люк в модуль. Семеро исследователей Вселенной стали готовиться к посадке.

Знаете ли вы что…

В 1995 году пара дятлов нанесла значительный ущерб НАСА, продолбив множество дырок в изоляции топливного бака шаттла «Дискавери». Американцы были вынуждены перенести старт на два месяца.

Сполохи бенгальского огня

1 февраля челнок вошёл в атмосферу Земли. Всего через пять минут в ЦУПе исчезли показания датчиков температуры с левого крыла. Потом пропала связь с экипажем. Операторы наперебой вызывали «Колумбию», но ответом была лишь гробовая тишина. В это самое время корабль проходил самый опасный — плазменный — участок (донный щит нагревался до 1600 градусов по Цельсию!), и кромка левого крыла, давшая трещину от удара «кейса» при старте и потерявшая кусок в полёте, тот самый фрагмент, не выдержала.
Образовалась огромная брешь. Кромка защищена особо прочными (к сожалению, как оказалось, не очень!) пластинами, под которыми — корпус челнока, сделанный из алюминия. А он, как известно, плавится при 660 градусах. Плазма начала поступать внутрь крыла, уничтожая сначала датчики, а после все остальное на своём пути. Корабль стал крениться и сходить с оптимальной посадочной траектории. Компьютеры почувствовали изменения в аэродинамике корабля и начали экстренно включать двигатели маневрирования. Пока было топливо в баках, «Колумбия» ещё держалась на курсе, а потом… Левое крыло частично разрушилось, и корабль «выпал» из посадочного коридора. Запредельные перегрузки мгновенно разорвали «Колумбию» на части. Кабина экипажа потеряла герметичность и через 30 секунд разрушилась на высоте 32 километров. Астронавты в скафандрах, вероятно, были живы и в сознании примерно полторы минуты после потери связи с челноком. Они, несомненно, прекрасно понимали, что ситуация развивается по катастрофическому сценарию, но сделать ничего не могли. Плазменный участок — самый опасный во всём полёте, управляют кораблём только компьютеры, и спасение космонавтов отдельно от шаттла в это время невозможно.
Единственными, кто тогда пережил катастрофу, оказались нематоды (черви), которые успешно размножались 90 дней, пока не был найден их домик-контейнер. Благодаря вездесущей телеметрии удалось получить до 50% научной информации с челнока.
…Жители штата Техас (США) часто видели возвращение шаттла. Когда корабль ещё далеко, его след, светящийся в атмосфере из-за огромной скорости, напоминает сверкающую спицу с шариком (самим челноком) на конце. Но 1 февраля привычная «спица» начала разделяться на составные элементы, искры, клубки. Точно сполохи бенгальского огня. Только это означало не праздничное действо, а траурное.

Можно ли было спасти астронавтов?

Очень сложно, и то чисто теоретически. Это в художественных фильмах (о челноках снято несколько кинолент) каждый шаттл всегда оснащён полным комплектом оборудования, скафандрами для выхода в космос, ремонта и так далее. Но на «Колумбии» не было ни выходных скафандров (посадочные — совершенно другого типа), ни руки-манипулятора, с помощью камер которого обследуется обшивка корабля, ни запасных частей для замены разрушенных пластин. Детально отснять челнок было возможно с борта военного спутника США. А вот стыковка с МКС не предусматривалась — на «Колумбии» даже не имелось стыковочного узла. Кроме того, наклонение орбиты составляло 39 градусов, а у МКС — 51,6. По законам баллистики, пришлось бы изменить наклон орбиты, а у челнока на это просто не хватило бы топлива.
1 марта намечался старт шаттла «Атлантис». Можно было ускорить его подготовку (но — в ущерб безопасности) и запустить с четырьмя астронавтами-спасателями. Через сутки после взлёта Атлантис» сблизился бы с «Колумбией» до 15 метров, после — без стыковки, через открытый космос, со страховочными фалами (акробатика та ещё, цирк отдыхает!) — экипаж «Колумбии — был бы переправлен на корабль-спасатель. Сам аварийный челнок по командам ЦУПа автоматически сошёл бы с орбиты и разрушился в атмосфере. По словам администратора НАСА Шона Кифа, он бы дал добро на запуск «Атленти-са». Несмотря на риск. Но никто — ни на Земле, ни в космосе — не догадывался о надвигающейся трагедии!
…Катастрофы «Колумбии» и «Челленджера» («Тайны XX века», №31, 2011 г.) поставили крест на программе «Спейс шаттл». Гигантские корабли, опередившие своё время, оказались смертельно опасными для астронавтов.

Журнал: Тайны 20-го века №40, октябрь 2011 года
Рубрика: Покорители космоса
Автор: Владимир Граков





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —