Багира

Пятница, 09 21st

Последнее обновлениеЧт, 20 Сен 2018 9pm

Тайны истории и исторические загадки — Секретные архиви истории
Запретная история — Исторические тайны

За всю историю космонавтики у США была одна-единственная орбитальная станция. Попавшие в открытый доступ документы говорят о том, что её полёт проходил с приключениями — скучать астронавтам не приходилось.

Небесная лаборатория

Журнал: Секретные архивы №1, январь 2018 года
Рубрика: Тайны космоса
Автор: Владимир Граков

На орбите, но не целиком

Фото: станция Skylab14 мая 1973 года при помощи двухступенчатой ракеты «Сатурн-5» с космодрома на мысе Канаверал была выведена на орбиту космическая станция «Скайлэб» («Небесная лаборатория»). Спустя минуту она получила серьёзное повреждение: на 63-й секунде полёта сорвало противометеорный экран, окружающий блок станции. Экран повредил крепления одной из двух панелей солнечных элементов.
На орбите при отделении второй ступени струёй тормозных двигателей одна панель была окончательно оторвана. Вторая панель раскрылась не полностью: её заклинило тем самым экраном. «Скайлэб» оказалась на «голодном энергетическом пайке» — одна, и то не до конца раскрытая солнечная батарея не могла питать станцию. Положение частично спасали четыре небольшие батареи, снабжающие энергией десяток астрономических приборов.
Беда, как водится, не приходит одна: из-за того, что был сброшен и уничтожен защитный экран, важный элемент системы терморегулирования, внутри герметичных отсеков, предназначенных для комфортной жизни астронавтов, стремительно выросла температура (до 65 °С). Специалисты NASA опасались, что станция заполнится ядовитыми газами от пластика и других облицовочных материалов (они не были рассчитаны на такую высокую температуру), выстилавших отсеки изнутри.

Спасатели

Несмотря на нешуточный риск для человека, 25 мая на аварийную станцию направился первый экипаж. «Аполлон» вознёс в космос Чарльза Конрада (командир), Джозефа Кервина (врач-космонавт) и Пола Вейца (пилот). Их называли «Морская команда» — все они были капитанами ВМС.
В тот же день космический корабль сблизился со «Скайлэбом» и совершил облёт для осмотра и оценки повреждений. На внешней обшивке были заметны пузыри от воздействия прямых солнечных лучей (при наличии экрана этого не случилось бы).
Станция оказалась огромной: длина (с состыкованным «Аполлоном») — 35,6 метра, размах солнечных батарей — 27 метров, масса — 91 тонна (без корабля — 75 тонн).
Внутренние герметические размеры: в длину — 23 метра, объём — 330 кубометров. Максимальный диаметр отсеков — 6,6 метра. Кстати, МКС меньше «Скайлэба», а аппаратуры в ней намного больше.
Попытались раскрыть оставшуюся панель. Для этого Вейц высунулся по плечи из люка корабля. Он манипулировал шестом с крюком на длинной ручке, пытаясь вырвать обломок, заклинивший батарею, а Конрад удерживал корабль на расстоянии одного метра от панели. Оба астронавта ругались «тихим американским матом».
Кервин вспоминал: «Я страховал Пола, обхватив руками за ноги. Чарли правил кораблём, и каждый раз, когда Пол дёргал крюком, корабль и станция двигались навстречу друг другу, двигатели маневрирования включались, и Конрад проявлял боксерскую реакцию, предотвращая столкновение. Впечатляюще!».
Попытка успехом не увенчалась. После получасового мучения Вейц с трудом залез обратно в «Аполлон», пнув Конрада в шлем и основательно ударившись о пульт.
26 мая станция и «Аполлон» состыковались. С десятого раза! После девятой неудачи космонавты разгерметизировали кабину корабля, осмотрели стыковочный узел, где в электрической цепи обнаружили короткое замыкание. С помощью соединительного кабеля замыкание обошли. Экипаж в газовых масках и с детектором токсичных газов перешёл на «Скайлэб». Вейц вплыл первым: «Как в пустыне!».
Температура +55°, до металлических деталей — не дотронешься. Пообедали и пошли поднимать «зонтик» (теплозащитный экран зонтичного типа). Пять часов Конраду и Вейцу пришлось работать в самой жаркой части лабораторного отсека. Наконец, экран был выдвинут из помещения станции на штанге через крохотный шлюз, предназначенный для выноса наружу научной аппаратуры (сделанный для того, чтобы самим астронавтам не нужно было выходить в открытый космос), и под действием пружин развернулся, но не полностью. Одна из четырёх телескопических спиц-опор не раскрылась, материал собрался складками. Однако температура в станции практически сразу же начала снижаться (полградуса в час). И вскоре стало ясно — на «Скайлэбе» можно жить!

Начало работы

27 мая началась расконсервация станции. Нужно было вытащить из ста шкафов примерно 20 тысяч вещей. Разобраться, где что лежит, экипажу помогали компьютер и диспетчеры.
Гамаки для сна на «Скайлэбе» оказались очень удобны. Еда — великолепна (благодаря холодильникам она не испортилась). А рабочая одежда — носки-бахилы, майки, шорты — помогла почувствовать себя как дома. Хорошо было и то, что у каждого астронавта оказалась индивидуальная каюта.
Ввели дежурство — перед сном один из астронавтов облетал все отсеки. Список предполагаемых опасностей включал в себя пожар, вспышки на Солнце и пробой обшивки метеоритом (отверстие следовало заткнуть вручную специальной резиновой пробкой).
В телевизионных сеансах зрители замечали, насколько велика станция. Астронавты бегали по внутренней окружности отсеков, точно белки в колесе. Чарльз вспоминал: «Прямо мы не ходили никогда. Всегда делали сальто через голову или прыжок кувырком».
Конрад добавлял: «Лично я никогда не уставал от невесомости — она удивительна. Мы привыкли к ней за 28 суток полёта и очень не хотели возвращаться к земной силе тяжести. Космос — заманчивая вещь».
Но для запланированных 58 экспериментов не хватало энергоресурсов. Значит, надо готовиться ко второму выходу в открытый космос.

Толчок в бездну

7 июня Кервин и Конрад отправились в открытый космос для починки панели. Орудовали семиметровым шестом с закреплёнными на конце ножницами для резки металла. Джозеф с трудом зацепил шест за металлическую полосу, удерживающую солнечную панель. Перебирая руками по шесту, Чарльз, подстрахованный канатом, подплыл к месту аварии и осмотрел зажатую панель — раскрыться мешала алюминиевая полоска. Чарльз применил ножницы. Помеха неожиданно легко разрезалась, и освобождённая панель резко спружинила, швырнув астронавта прочь, но канат не дал ему улететь в открытый космос.
Астронавты устало доложили на Землю: батарея заняла плановое положение — 90 градусов к продольной оси станции. ЦУП тоже порадовал — пошёл заряд аккумуляторов. Это была полная победа!
Трое на орбите, работая сверхурочно, успели выполнить все эксперименты: медицинские и металлургические опыты, обширные наблюдения Солнца, мониторинг территории США для инвентаризации природных ресурсов. Кервин проводил регулярные медосмотры себя и коллег, больше его талант врача, к счастью, не понадобился.
22 июня «Аполлон» покинул «Скайлэб». Спускаемый аппарат с астронавтами приводнился в 1300 километрах от Сан-Диего и через 40 минут был поднят на палубу корабля.



Вконтакте



Facebook



Подписка на обновления

Введите ваш адрес:


Твиттер
Google+