Почему СССР не полетел на Луну?

Среди многочисленных задач, которые ставят перед собой учёные и инженеры, работающие в области космонавтики, одной из самых увлекательных и престижных всегда была организация полёта человека на вечный спутник Земли — Луну. В конце 1950-х — начале 1960-х годов решением этой проблемы стали вплотную заниматься в США и в нашей стране, тогда ещё Советском Союзе.

Фото: лунная программа СССР — интересные факты

Без своего НАСА

На Луну следовало для начала отправить — из соображений необходимой подстраховки — по меньшей мере двух посланцев Земли. Они должны были высадиться на лунной поверхности, провести необходимые исследования и вернуться тем же маршрутом на той же ракете обратно. Для этого космическому кораблю пришлось бы нести полезный груз в 100 тонн, а вес самой ракеты в момент старта составлял бы примерно три тысячи тонн. Так что здесь требовались двигатели огромной мощности.
В 1960 году правительство СССР приняло постановление о создании ракеты-носителя, рассчитанной на полезную нагрузку 40-50 тонн. Установили и срок изготовления ракеты — три года. Выполнением задачи занялись десятки предприятий, институтов, конструкторских бюро. Единого центра который мог бы координировать их деятельность, у нас не было. Сверху же занимались главным образом тем, что спускали руководящие указания, распекали разработчиков, подгоняли.

Королёв во главе лунной программы

Лунной программой руководил Генеральный конструктор космической техники Сергей Павлович Королёв. Мечты о сверхтяжёлой ракете, способной доставить землян не только на Луну, но и на Марс, занимали его мысли долгие годы.
В начале 1960-х годов Королёв разработал сценарий пилотируемого полёта на Луну и подал в правительство соответствующую записку. Именно этот сценарий оказался наиболее рациональным.
На официальном уровне задача посещения человеком Луны была поставлена в 1964 году. Поскольку никак не удавалось создать двигатель, который позволил бы вывести на орбиту необходимые 100 тонн полезной нагрузки, решили ограничиться высадкой на лунную поверхность одного космонавта. Второму предстояло оставаться в это время на окололунной орбите.
В Байконуре возводили новый стартовый комплекс. Ракета Н-1, выйдя из стадии чертежей, приобретала реальные очертания. Началась подготовка космонавтов. Специальная группа космолётчиков «Луна» состояла из трёх экипажей. В первый — основной — вошли Алексей Леонов и Олег Макаров, в дублирующий второй — Валерий Быковский и Николай Рукавишников, в третий — Павел Попович и Виталий Севастьянов. Программа подготовки была насыщенной. Изучали звёздное небо, рельеф Луны. Осваивали управление возвращаемым аппаратом и лунным модулем, на котором предстояло передвигаться по поверхности спутника Земли.

Проблема — в двигателях

А между тем работы по конструированию сверхмощного двигателя не давали желаемого результата. По проектам С.П. Королёва выпускались серии ракет, но их мощность следовало увеличить в целых 15 раз.
В качестве топлива для ракетных двигателей обычно применялся керосин и сжижённый кислород. Но возможности этого горючего оказались исчерпанными. Королёв стоял за другой вид топлива, который мог бы дать более высокую мощность, — за сжижённый водород и кислород. Такие двигатели, по мысли Сергея Павловича, следовало ставить на вторую и третью ступень ракеты, несущейся уже в безвоздушном пространстве.
Спроектировать и построить двигатель нового типа могло бы КБ, которое возглавлял академик В.П. Глушко. Однако тот считал, что жидкий водород как топливо в ракетной технике бесперспективен. В качестве топливных компонентов он использовал фтор, азотную кислоту и гептил, вещества крайне ядовитые. Применение их допустимо в военной технике, а не в ракете, пилотируемой людьми. Вот почему С.П. Королёв, отвергнув предложенный В.П. Глушко тип топлива, принялся за поиски других разработчиков.
Он обратился в КБ под руководством. Н.Д. Кузнецова, где создавались двигатели для авиации. Но ограниченные возможности этого КБ не позволяли построить большой ракетный двигатель, да и время поджимало. Тогда было решено сконструировать двигательную установку для Н-1 из пакета двигателей среднего масштаба. Для первой ступени предлагалось 30 жидкостных реактивных двигателей, для второй — восемь, для третьей — четыре. В результате все три ступени могли вывести на околоземную орбиту примерно 95 тонн полезного груза. Трудность заключалась в том, чтобы синхронизировать работу всех двигателей. Для этого создали специальную систему «Корд», которая оказалась очень капризной и ненадёжной.

Знаете ли вы что…

Один из лунных кратеров назван в честь Дарвина. Но не Чарльза, который создал теорию эволюции, а его сына Джорджа Дарвина — английского астронома и математика, автора одной из версий происхождения Луны.

Без Королёва

В разгар работы над лунным проектом в январе 1966 года С.П. Королёв скоропостижно скончался. Во главе его КБ встал его заместитель, академик В.П. Мишин, продолживший работу над ракетой Н-1. Наконец 21 февраля 1969 года начались лётные испытания. Через 70 секунд после старта в хвостовом отсеке первой ступени начался пожар, и полёт пришлось прекратить. 3 июля 1970 года во время второго запуска вышел из строя кислородный насос. Произошёл сильный взрыв, даже разрушивший стартовый комплекс. На его восстановление и подготовку новой ракеты ушло немало времени. 27 июля 1971 года приступили к третьему пуску. Ракета чуть приподнялась над землёй, но из-за потери управляемости полёт сорвался, стартовый стол снова был повреждён.
23 ноября 1972 года ракету запустили в четвёртый раз. Все двигатели первой ступени работали нормально, полёт продолжался целых 112 секунд, но в конце активного участка выведения в хвостовом отсеке ракеты возникла неисправность, нормальный полёт прекратился. Тем не менее все те, кто готовил этот запуск и проводил его, были довольны результатом. Теперь уже стало ясно — до победы осталось совсем немного.
В монтажно-испытательном корпусе Байконура готовились к старту ещё две ракеты. В августе 1974 года должен был состояться пятый запуск, а в конце года — шестой. Дальше предполагалось передать Н-1 в эксплуатацию. Но этим планам не суждено было осуществиться. Сначала заморозили работы по «луннику». А в мае 1974 года вместо В.П. Мишина главным конструктором был назначен В.П. Глушко.
В первый же день новый руководитель объявил, что создание Н-1 — ошибка и что он пришёл в КБ Королёва «не с пустым портфелем». Глушко действительно предложил концепцию «русского шаттла», которая через 10 с лишним лет привела к созданию «Бурана», корабля многоразового использования, и ракеты-носителя «Энергия». Но, увы, этот в целом удачный проект не был завершён. Теперь уже не космические корабли развалились на старте, а перестало существовать само государство — СССР.

Американцы на Луне

В начале 1960-х годов мы были вовлечены в космическую гонку с Соединёнными Штатами. Многие чисто научные и инженерные проблемы решались у нас с позиций узко понимаемого «приоритета». Однако же наступил день 16 июля 1969 года, когда американский ракетно-космический — комплекс «Сатурн-5 — Аполлон-11» стартовал с Земли, а пять дней спустя сначала капитан корабля Н. Армстронг, а потом и пилот посадочного узла Э. Олдрин ступили на поверхность Луны. Этот исторический момент телевидение показывало по всему миру. Его не увидели только в СССР и в Китае.
За четыре года НАСА провело по программе «Аполлон» 11 пилотируемых полётов. Шесть раз американские астронавты высаживались на Луне. Так что с точки зрения «приоритетов» всё стало абсолютно ясным. В нашей же печати начали появляться высказывания, что в высадке человека на Луну нет никакой научной необходимости. А полная драматизма история создания Н-1 тогда была известна немногим. И многолетнего труда тысяч советских учёных, инженеров, рабочих как бы вообще не существовало.

«Лунники» уже не нужны

Однако в начале 1970-х годов нашлись специалисты, которые понимали, что закрытие темы Н-1 неблагоприятно скажется на развитии всей нашей космонавтики. Ходил по высоким кабинетам академик В.П. Мишин, писал письма XXV партийному съезду один из руководителей испытаний ракеты Б.А. Дорофеев. Учёные просили о «малом» — разрешить пуски двух уже готовых ракет в акваторию Мирового океана. Однако всё было бесполезно, судьба Н-1 решалась не специалистами, пути развития науки диктовали политические руководители.
В истории несостоявшейся советской лунной экспедиции отразились болевые проблемы тогдашнего общества. Это и чрезмерная политизация науки, и подмена истинных целей мнимыми, и отсутствие коллегиальности в принятии ответственных решений, и засекречивание всего и вся и, конечно же, неумение со стороны многих предвидеть перспективы развития космонавтики.

Журнал: Тайны 20-го века №23, июнь 2011 года
Рубрика: Глобальные проекты
Автор: Василий Мицуров

Метки: СССР, Тайны 20 века, Луна, взрыв, полёт, космонавт, конструктор, ракета, Королёв, Глушко, Дмитрий Соколов



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —