Союз-10 — почему не состоялась стыковка с Салютом?

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

В истории советской космонавтики был случай, когда человеческая невнимательность сорвала программу полёта и стала нешуточной угрозой жизни космонавтов.

Фото: стыковка Союз-10  — интересные факты

Навстречу «Салюту»

22 апреля 1971 года с первой, «гагаринской» площадки космодрома Байконур должен был стартовать космический корабль «Союз-10» с экипажем в составе Владимира Шаталова, Алексея Елисеева и Николая Рукавишникова (позывной — «Граниты»). Но внезапно резко ухудшилась погода, хлынул проливной дождь. Пришлось перенести запуск на сутки. К тому же кроме климатической аномалии проявилась техническая неисправность — несброс отрывного штепсельного разъема с блока «И», третьей ступени ракеты-носителя. За один день это было устранено, погода нормализовалась, и 23 апреля «Союз-10» вышел на орбиту. Экипаж доложил об успешном начале полёта. А рейс им предстоял необычный, подпадающий под разряд «впервые в мире». «Гранитов» ожидала орбитальная станция «Салют», объём герметичных отсеков которой составлял 100 кубометров — в десять раз больше, чем у космического корабля. «Салют» обладал четырьмя солнечными батареями, астрофизическим телескопом, одним стыковочным узлом и несколькими тоннами ценного оборудования. Экипажу предстояло стать первыми, кто перейдёт на борт станции-спутника Земли.

«Визит-эффект»

Из Москвы в Центр управления полётами (ЦУП), который в то время находился в Евпатории, поступил приказ: во-первых, подготовить «Гранитов» к разговору с Леонидом Ильичом Брежневым, а во-вторых, передать на борт текст приветствия Коммунистической партии Болгарии. Но со вторым приказом произошла неувязочка: как раз в это время ЦУП докладывал обстановку министру обороны и попросил до стыковки экипаж ни на что не отвлекать.
Учитывая важность полёта, народу в ЦУПе было — яблоку негде упасть. А тут ещё прибыла правительственная комиссия из очень важных персон. Подобным официальным лицам не прикажешь, чтоб не мешали, и не укажешь место, где они могли бы тихонечко посидеть. Вероятно, в тот момент сработал «визит-эффект» — ситуация, когда появившееся внезапно начальство провоцирует специалистов на такой поворот событий, которого никто не ожидал. Сотрудники Центра управления вели диалог с космонавтами, поминутно отвлекаясь. Главный конструктор Василий Мишин, председатель Госкомиссии — Керим Керимов и другие непрерывно требовали докладов. Например:
— Идёт сближение, «Союз» впереди «Салюта» на две секунды.
— Что вы нам секунды даёте?! Дайте километры!
Один из работников ЦУПа не выдержал и, несмотря на присутствие своих прямых начальников, рявкнул в микрофоны, выходящие и на общий циркуляр, и на связь с экипажем:
— Вас понял, расстояние десять километров. Не мешайте работать!
Видимо, такая фраза и интонация вызвали недоумение на борту. Космонавты немного обиделись:
— Мы докладываем о ходе сближения по показаниям на пульте!
Несмотря на нервную, «взъерошенную» обстановку на Земле, трудоёмкий процесс в космосе продолжался.
По данным телеметрии, пульс у Шаталова и Елисеева превышал 100 ударов в минуту, у Рукавишникова — 90.

«Подскажите, что делать?»

«Союз-10» вышел из зоны связи, а после поступил доклад экипажа:
— Я — «Гранит», слышу вас хорошо! Выполнили ручное причаливание. Прошло касание и механический захват. Началось стягивание. Но на девятой минуте режим системы стыковки и внутреннего перехода остановился, стягивание до конца не выполнено. Стыковка не идёт. Почему — не понимаем. Подскажите, что делать?
Процесс стыковки упрощённо выглядит так. Штанга активного стыковочного агрегата, или корабля, заходит в воронку пассивного стыковочного агрегата, или станции. Скользит по внутренней поверхности, попадая точно в центр. Срабатывают защёлки, идёт стягивание аппаратов. Чтобы ни одна молекула воздуха не выскочила из полости между стыковочными узлами, из корабля выдвигаются крюки, и станция притягивается с усилием в несколько тонн.
Как выяснилось, при стыковке «Союза-10» с «Салютом» включились малые двигатели причаливания и ориентации, которые и раскачали корабль. В норме при соприкосновении стыковочных устройств никакие двигатели работать не должны. Произошла механическая поломка штанги стыковочного узла. Это случилось из-за того, что с Земли забыли временно отключить систему управления. Космонавты не стали бы запускать двигатели и раскачивать судно при соприкосновении со станцией — это опасно и для корабля, и для экипажа (корабль и станция причаливают и стыкуются с относительной нулевой скоростью).
Стало ясно, что дальнейшие попытки стыковки бессмысленны. «Гранитам» нужно расстыковываться и возвращаться на Землю. Перейти через космос в станцию экипаж не мог — не было скафандров. Да если бы и были, корабль висел на узле с большим перекосом, и оставлять его в таком положении — немыслимо. Космонавты очень расстроились — летели на месяц, а придётся возвращаться на вторые сутки!

В капкане

Но оказалось, дать команду на расстыковку и выполнить её — далеко не одно и то же. «Союз-10» и не подумал уходить от «Салюта». Это было легко объяснимо — логика системы «Игла» такова, что расстыковка происходит только после полного завершения стыковки. Никто и в страшном сне не мог увидеть, что сломается штанга корабля! Приближалась самая настоящая катастрофа. Запас воздуха в «Союзе-10» — на три дня. А потом космонавтам грозила смерть от удушья.
Правда, был вариант спасения. Аварийная расстыковка. С помощью пиропатронов штанга отстреливается от активной части, но при этом остаётся в пассивной воронке, и повторная стыковка с любым кораблём невозможна (на станции — всего один стыковочный узел). При таком развитии событий «Салют» как орбитальная лаборатория был бы потерян навсегда. Естественно, этот вариант оставляли на крайний случай, при непосредственной угрозе экипажу и дефиците времени. И тут кто-то из стыковщиков в ЦУПе вспомнил, что есть ещё один способ — маловероятный, но всё же. А что, если подать команду «отвести защёлки, освобождая штангу» не на корабль, а на станцию? То есть как бы отпереть дверь с другой стороны. Это могло сработать — стыковочный узел «Салюта» (конус) не был повреждён.
Из диалога в Центре управления полётом:
— Хорошо, коли так. Но сейчас вся масса корабля висит на этих защелках, вдруг у привода не хватит сил, чтобы открыть замок?
— Попробуем. Может, за время действия команды корабль качнётся, и усилие на защелках окажется небольшим.
Тем более что иного выхода не было. Попробовали. Удалось!
— Расстыковка прошла, малые двигатели причаливания и ориентации включились на отвод, — поступили одновременные доклады из космоса и от группы анализа.
Более пяти часов летала в космосе связка «Союз-10» — «Салют». И сколько было истрачено нервов — никому неведомо!
Когда первые радости по поводу преодоления рискованной ситуации улеглись, стыковщики посовещались ещё раз и ещё раз изумились: невероятно, что произошла расстыковка. Этого вообще-то не могло случиться! Мистика… А ТАСС, как обычно, сообщил о полном выполнении программы:
«…Полёт спускаемого аппарата завершился плавным приземлением в расчетном районе. На месте приземления космонавтов встретили группа поиска, спортивные комиссары, представители прессы и друзья».
Это была первая ночная посадка советских космонавтов. Потому что вернулись раньше, не по графику. Как правило, стараются приземляться днём — так проще работать службе поиска и спасения космонавтов.

Журнал: Тайны 20-го века №8, февраль 2012 год
Рубрика: Покорители космоса
Автор: Владимир Граков

Метки: СССР, Тайны 20 века, корабль, космос, космонавт, экипаж, Союз КК, стыковка, станция, Салют КС




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.