Суеверия космонавтов — чего они никогда не делают?

Свои особые приметы есть у представителей самых разных профессий. Но наиболее суеверные среди профессионалов, оказывается… космонавты! Да, да, смелые, мужественные, волевые, умные, работящие… но все же — обыкновенные люди. И ничто человеческое им не чуждо.

Фото: суеверия космонавтов — интересные факты
Учитывая, что космонавтика — довольно молодая область деятельности людей, и приметы у неё — тоже молодые, известен даже год возникновения некоторых из них.
Прежде всего — космонавты (как, впрочем, и лётчики) никогда не говорят слова «последний». Только — «крайний». Крайний полёт, крайний виток, крайний раз…

Удача или Звёздочка?

25 марта 1961 года в космос стартовал пятый корабль-спутник, с собакой и манекеном на борту. До полёта первого космонавта оставалось чуть более полумесяца. Юрий Алексеевич Гагарин, который, как и остальные кандидаты из первого отряда, присутствовал на космодроме при запуске спутника, гладя собачку, спросил:
— А как её зовут?
— Удача, — был ответ.
— Ну, удача нам и самим не помешает! А давайте назовём её… Звёздочка!
Так четвероногая путешественница и отправилась в рейс под этим символичным именем.
А удача, действительно, и нашим космонавтам, и их заокеанским коллегам никогда не бывала лишней…

Путь на рассвете

…На космодром Байконур экипажи — основной и дублирующий — вылетают на разных самолётах. Если, не дай бог, что-то стрясется с одним воздушным лайнером, второй приземлится, и экипаж выполнит положенную программу. Родственников — жён, детей — с собой не берут, все объятия, поцелуи и напутствия — дома, в Звёздном городке. Долгие проводы — лишние слёзы. Впрочем, сейчас эта традиция изредка нарушается, первый случай был в сентябре 1995-го (космонавты Юрий Гидзенко, Сергей Авдеев и немец Томас Райтер, корабль «Союз-ТМ22»), потому что экипажи теперь сплошь международные. А иностранцы не всегда соблюдают наши правила.
За два или три дня до запуска проверяют всесторонне ракету-носитель. Огромные створки МИКа (монтажно-испытательного корпуса) раздвигаются, и на рассвете, примерно в семь часов (тоже традиция!), ракета, возлежащая на специальной железнодорожной платформе, начинает свой путь к стартовой площадке. Её везёт мотовоз — это обыкновенный тепловоз, разве что помощнее. Особый железнодорожный состав движется медленно, со скоростью быстро идущего человека. То есть пять километров в час.
Сейчас, в последние годы, добавилась печальная примета: автоматчики по сторонам от насыпи и кинологи с овчарками, натасканными на взрывчатку. Веяния нашего времени.
Желающие могут класть на рельсы небольшие монеты — одно- и двухрублёвые. После прохода состава счастливчики подхватывают сплющенные, ещё тёплые кружочки — на память. Прекрасный сувенир! Насколько я понимаю, на безопасность «дорожного движения» это не влияет.
В постсоветское время ракету и экипаж благословляет православный батюшка — священник, окропляя их святой водой.

«Проклятая» икра

Железная традиция — экипажи, Главный конструктор, некоторые официальные лица и просто кто свободен в это время за день или два до пуска смотрят фильм «Белое солнце пустыни». Некоторые космонавты, что «засиделись в дублерах», то есть долго ждут своего «звёздного часа», наслаждаются «Солнцем…» по 10 и более раз. Фильм нужно обязательно досмотреть до конца. Этот ритуал возник в 1978 году, когда было снято «Белое солнце пустыни». Космонавтам фильм понравился, кроме всего прочего, ещё и тем, что помогал успокоиться, снять естественное волнение перед трудным, опасным путешествием. Знатоки устраивают настоящие викторины, посвящённые содержанию картины. Вопросы очень «серьёзные»: например, сколько пуговиц было на гимнастёрке у Сухова или какую икру ел таможенник Верещагин. Скажете: красную — ошибётесь. Чёрную — тоже нет! Правильный ответ — «проклятую» (по фразе из фильма — «Не могу я её, проклятую, есть!»).
Накануне старта звездолётчики и провожающие собираются в номере космонавтов (живут они в гостинице «Космонавт», самом комфортабельном здании на космодроме). Откупоривается бутылка шампанского, звенят бокалы. А закусывают обязательно солёным огурцом. Вторая точно такая же бутылка остаётся закрытой (на этикетке все присутствующие ставят автографы), она будет ждать успешной, мягкой посадки космолёта. Ей воздадут должное только тогда, и не раньше.
…Экипаж покидает номер перед отъездом на пусковую площадку. Каждый из троих (или двоих) ставит на двери автограф и дату. Чаще всего — чёрным фломастером. Иностранные астронавты, а теперь ещё и туристы, иногда позволяют себе какой-нибудь рисунок. Наши более ответственно подходят к традициям. Когда дверь заполняется подписями сверху донизу, её снимают с петель и ставят новую, такую же. Эти «доски росписей» занимают огромное специальное помещение в музее Байконура.
…Звездолётчики выходят из гостиницы к автобусу, что помчит их к исполнению Мечты. Провожающие и корреспонденты рукоплещут, и обязательно звучит песня «Трава у дома-группы — Земляне». Эту песню Владимира Мигули космонавты впервые услышали в 1983 году. Она настолько понравилась всем, что сразу стала «своей» для наших покорителей Вселенной. Этакий своеобразный музыкально-стихотворный девиз.

Лёгкий шлепок пониже спины

18 марта 1965 года был случай. На старт направлялись Алексей Леонов и Павел Беляев. И вдруг — им навстречу спокойненько идёт женщина. С пустыми вёдрами!
Алексей Архипович Леонов вспоминает:
— Откуда она взялась — неизвестно… Я поворачиваюсь к командиру и говорю:
« Ну, Паша… Вернуться-то мы, конечно, вернёмся… Но нахлебаемся всласть, досыта…».
Как оказалось, человек, первым вышедший в открытый космос, как в воду глядел.
…Люди в скафандрах прибывают на стартовый комплекс для рапорта Председателю Государственной комиссии. Это, конечно, наследие славного советского прошлого, потому что носит чисто ритуальный, дежурный характер.
Каждый из космонавтов останавливается в строго определённом месте (возможно, это сделано и для удобства съёмок теле — и фотооператоров, и чтобы Председатель не попадал в кадр, так как он — «секретный» человек). Перепутать невозможно — белой краской нарисовано три квадрата на асфальте, размером как раз для двух ступней. Квадраты не простые, начерчены на одной линии и с «шифром»: «КК», «БИ», «КИ». На самом деле, ничего загадочного тут нет: это обычные аббревиатуры — командир корабля, бортинженер, космонавт-исследователь. Потом экипаж попадает на лестницу, что ведёт к лифту, а тот, в свою очередь, вознесёт героев дня к вершине ракеты-носителя, к космическому кораблю. Корабль — это для космонавтов не просто средство передвижения, но и убежище, и родной дом.
…Так вот, у этой необычной лестницы каждый член экипажа получает «первое ускорение» — лёгкий шлепок пониже спины от Главного конструктора или человека, исполняющего его обязанности.

Двигатель — «на домой»!

…Ракета летит на орбиту, космонавты сидят в позе «эмбриона» — это чтобы легче переносились перегрузки. А перед экипажем на верёвочке висит маленькая мягкая игрушка — подарок командиру от его сына или дочки. Это — «индикатор невесомости». Если он дёргается в такт движению ракеты — значит, работают двигатели. А вот когда игрушечка всплывает и верёвочка не натянута, свивается кольцами, — наступила невесомость, корабль на орбите! Добро пожаловать на работу. Насколько мне известно, эта традиция возникла уже в новейшее, российское время.
…Стыковка. Новичков встречают старожилы МКС (Международной космической станции), как положено, вкусным обедом. Или завтраком. Или ужином. Раньше, во времена СССР, бывало, что советская станция летала в автоматическом режиме. Но всё равно, предыдущий экипаж оставляет сменщикам, пусть даже они прилетят через полгода, космический хлеб-соль. Он не портится — в вакуумной упаковке крохотные буханочки на один укус (чтобы без крошек). А сверху — таблеточка соли на скотче. Чтобы не улетела.
…У жён космонавтов тоже есть традиция отмечать стыковку. Это день, когда их мужья обретают свой новый космический дом. На полгода, а то и на дольше. По такому случаю в земной квартире астролетчика хозяйка готовит угощение по принципу: «Все, что есть в печи, все на стол мечи!». А в гости звать никого не нужно: в Звёздном городке о таком событии, как стыковка космического корабля с орбитальной станцией, знают все. К столу собираются космонавты, друзья, родственники. Даже в смутные 90-е, когда в продуктовых магазинах было или пусто, или густо (но баснословно дорого), ни у кого из женщин даже мысли не возникало нарушить этот обычай. Потому что так уж повелось испокон веков на Руси и в России: гостеприимство — прежде всего. Никто не должен уйти голодным. И для того ещё, чтобы легко мужу леталось. Там, среди звёзд.
…Корабль расстыковался, включил двигатель «на домой». Пока не произойдёт мягкой посадки, те, что остались на орбите, терпеливо ждут вестей с Земли: все ли у друзей в порядке? И не ложатся спать, даже если на часах — середина условной космической ночи. Руководители полёта на такое нарушение, конечно, закрывают глаза. Что поделать? Традиция…

Журнал: Тайны 20-го века №52, декабрь 2010 года
Рубрика: Неизвестное об известном
Автор: Владимир Граков

Метки: Тайны 20 века, космос, традиция, ритуал, полёт, примета, суеверие, ракета, старт



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —