Багира

Пятница, 11 16th

Последнее обновлениеПт, 16 Нояб 2018 5am

Тайны истории и исторические загадки — Секретные архиви истории
Запретная история — Исторические тайны

Почти всё что-то слышали в школе про тверского купца Афанасия Никитина. «Хождение за три моря» и всё такое… Но кто из обычных людей читал это «Хождение»? А ведь оно по своей сути уникально и потрясающе интересно! И немногие за всю историю человечества могут сравниться с русским путешественником.

Афанасий Никитин: Без страха и упрёка

Журнал: Наша история №1, апрель 2018 года
Рубрика: Люди и судьбы
Автор: Н. Дорожкин

Фото: Афанасий Никитин в ИндииАфанасий Никитин стал первым европейцем, побывавшим в Индии, ещё за 25 лет до Васко да Гамы. Ходил в 1468-1474 годах по Персии, Индии и Турецкому государству. В своих путевых записках «Хождение за три моря» в подробностях описывает быт и политическое устройство многих восточных стран. День рождения этого выдающегося человека неизвестен, да и дата смерти весьма приблизительна — 1475-й.

Кто ты есть?

В российской истории личность Никитина одна из самых загадочных. И был ли он купцом? Писателем — это понятно, описал своё многолетнее путешествие так, что и спустя 5 веков читать интересно. А вот чем торговал, неизвестно. И почему брал с собой книги — целый сундук? Вопросы, вопросы… Одно несомненно: кем бы он ни являлся — купцом, разведчиком, проповедником, послом или просто очень любознательным странником, — но писателем он был талантливым и человеком, без сомнения, неординарным. Иначе как бы он мог выжить там, на чужбине, за морями?
Его «записки» приобрёл в 1475 году у неких купцов, пожаловавших в Москву, Василий Мамырев — дьяк великого князя Московского Ивана III.
«Обретох написание Офонаса тверитина купца, что был в Ындее 4 годы, а ходил, сказывают, с Василием Папиным» — так надписал обретённые «тетрати» путешественника дотошный чиновник.

Лихое начало

А начиналось все так: в 1466 году великий князь Московский Иван III отправил своего посла Василия Папина ко двору ширваншаха (правителя Азербайджана). Купец из Твери Афанасий Никитин, который тоже собирался в торговую поездку на Восток, решил присоединиться к этому посольству. Подготовился основательно: проезжие грамоты от великого князя Московского и от князя Тверского, охранные грамоты от епископа Геннадия и воеводы Бориса Захарьевича, рекомендательные письма к нижегородскому наместнику и таможенному начальству.
В Нижнем Новгороде Афанасий узнал, что посол Папин уже прошёл к низовьям Волги. Тогда путешественник решил дождаться ширванского посла Хасан-бека, возвращавшегося на нескольких кораблях ко двору своего государя с роскошным подарком от Ивана III — 90 кречетами, подготовленными для соколиной охоты. Вместе со свитой Хасан-бека в Ширванское царство следовали и 20 русских купцов — москвичей и тверичей. К ним и присоединился Афанасий. Товары свои и вещи разместил на малом судне, а сам со своей походной библиотечкой устроился на большом корабле. Чем намеревался торговать, он нигде не уточняет.
В низовьях реки корабль, на котором находились все его товары и имущество, сел на мель, и на него тут же напали лихие люди астраханского хана Касима. У Никитина остались только книги. В устье Волги татары захватили ещё один корабль. А когда мореплаватели уже двигались вдоль западного берега Каспия к Дербенту, налетела буря — и ещё одно судно разбилось у дагестанской крепости Тарки. Кайтаки, местное население, разграбили грузы, а москвичей и тверичей увели с собой в полон…

Путь за море

Никитину повезло — он находился на единственном уцелевшем корабле. Когда в конце концов прибыли в Дербент, Афанасий, найдя Василия Папина, попросил его и ширванского посла помочь в освобождении русских, угнанных кайтаками. К просьбе прислушались, и в скором времени Никитин повстречал освобождённых земляков в Дербенте.
Ширваншах Фаррух Ясар получил драгоценных русских кречетов, однако пожалел несколько золотых монет, чтобы помочь ограбленным и разорённым людям возвратиться обратно на Русь. Товарищи Никитина опечалились. Те, у кого не было долгов за товары, взятые на Руси, побрели домой, другие «разошлись кои куды». Афанасий пошёл дальше. В 1468 году он оказался в Персии. Где и как он провёл целый год, как выжил на чужбине без средств, не упоминается. Впечатлений от Персии у путешественника совсем немного: «Из Рея пошёл к Кашану и тут был месяц. А из Кашана к Найину, потом к Йезду и тут жил месяц…» Покинув Йезд, тверской купец добрался до населённого купцами-мореходами города Лара, правители которого зависели от государя могущественной Белобаранной Туркменской державы. «Из Сирджана к Таруму, где финиками кормят скотину…».
«И тут есть пристанище Гурмызьское, и тут есть море Индейское», — писал путешественник весной 1469-го в своей «тетрати». Здесь, в Ормузе, на берегу Персидского залива, Афанасий вдруг стал владельцем породистого жеребца, которого собирался выгодно продать в Индии. Через 2 месяца Никитин оказался в гавани Чаул на Малабарском побережье, на западе Индии. Перевоз по морю обошёлся ему в 100 рублей.

Индийский период

«И тут есть Индейская страна, и люди ходят все наги, а голова не покрыта, а груди голы, а власы в одну косу заплетены, а все ходят брюхаты, а дети родятся на всякий год, а детей у них много. А мужики и жонкы все нагы, а все черны. Яз куды хожу, ино за мною людей много, да дивуются белому человеку…» — изумляется странник.
Около месяца ехал на своём коне Афанасий Никитин в город Джуннар (Джунир), делая частые остановки в пути. Он указывал' расстояния между городами и большими селениями. Джуннар входил, возможно, в состав мусульманского государства, и правил им наместник Асад-хан, который, как написал Афанасий, имея много слонов и коней тем не менее «ездил на людях».
Купец прибыл в город Бидар — столицу мусульманского государства Декан, где торговали рабами, конями, золотистыми тканями. «На Русскую землю товара нет», — с огорчением записал мореплаватель. Осматривая Бидар, он описывал боевых слонов деканского султана, его конницу и пехоту, трубачей и плясунов, коней в золотых сбруях и ручных обезьян. Ему бросилась в глаза роскошная жизнь индийских «бояр» и нищета сельских тружеников. Путешественник легко заводил знакомства. Персидским и татарским языками он владел превосходно, видать, легко давались ему и здешние наречия. Индийцы сами провели Никитина к храмам Шрипарваты, где его поразили огромные изображения бога Шивы и священного быка Нанди. Беседы с молящимися у кумирен Шрипарваты дали Афанасию возможность в подробностях описать жизнь и обряды поклонников бога Шивы.
В это время в дневнике Никитина появился путеводитель с указанием расстояний до Каликута, Цейлона, царства Пегу (Бирмы) и Китая. Он записывал, какие товары вывозятся через индийские порты Камбей, Дабул, Каликут. Перечислялись самоцветы, ткани, соль, пряности, хрусталь, рубины Цейлона и яхонты Бирмы.

Дорога домой

В начале 1472 года купец твёрдо решил во что бы то ни стало возвращаться на Русь. Пять месяцев провёл он в городе Кулуре, где находились известные алмазные копи и работали сотни мастеров ювелирного дела. Побывал и в Голконде, которая уже в то время славилась на весь мир своими сокровищами, в бывшей столице Декана Гульбарге, и вышел на берег моря в Дабуле. Капитан парусника, отправлявшийся в Ормуз, взял с путешественника два золотых. Спустя месяц Афанасий Никитин оказался на суше. Это была Эфиопия. Здесь странник пробыл около недели, ещё 3 недели он провёл на острове Ормуз, а потом пошёл на Шираз, Испагань, Султанию и Тавриз.
В Тавризе Афанасий посетил ставку Узун-Гасана, государя Белобаранной Туркменской державы, который властвовал тогда почти над всем Ираном, Месопотамией, Арменией и частью Азербайджана. Что могло связывать могущественного восточного правителя с тверским путешественником, о чём беседовал с ним Узун-Гасан, дневники умалчивают. В гостях у туркменского царя он пробыл 10 дней. На Русь отправился новым путём, через Чёрное море.
Новые испытания ждали Афанасия Никитина у турок, которые перетрясли все его пожитки, но всё обошлось. Через третье по счёту море переправился странник до города Кафы (ныне это Феодосия), колонии генуэзских купцов, где и высадился в ноябре 1472-го. К сожалению, конец путешествия Афанасия Никитина не очень ясен. Только «сказывают, что до Смоленска не дошед, умер», сообщается в предисловии к «Хождению за три моря».



Вконтакте



Facebook



Подписка на обновления

Введите ваш адрес:

Твиттер
Google+
Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории История России Без страха и упрёка