Чума в Одессе 1812 года — история эпидемии

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Самая страшная эпидемия случилась в Одессе вскоре после основания города. Болезнь грозила уничтожить все старания создателей «жемчужины у моря». Мало того, это произошло летом 1812 года, в самый разгар вторжения армии Наполеона в Россию.

Чума в Одессе 1812 года — история эпидемии
Заключение Бухарестского мирного договора между Российской и Османской империями в мае 1812 года предоставило возможность возобновить торговлю и судоходство, и поток коммерческих судов хлынул в порт Одессы. Увы, не слишком строгий одесский портовый карантин не смог предотвратить начавшуюся в августе того же года эпидемию чумы.

Поздно спохватились?

Комиссия, созданная вскоре после окончания эпидемии, установила, что причиной возникновения болезни стали упущения в работе Карантинной конторы, а виновником трагедии является грек Афанасий Царепа, прибывший из Константинополя, где тогда была выявлена чума. То есть была выдвинута популярная в то время версия «заносного» происхождения болезни.
Некоторые современные исследователи полагают, что синхронность и масштабность проявления эпидемии позволяет сделать вывод о природно-очаговом происхождении чумы на территории Причерноморья.
Сторонники другой версии винят во всём контрабандистов, ввозивших товары без прохождения карантина, а очагом заражения считают трущобные, полубандитские кварталы Одессы в Карантинной и Военной балках.
В то время на территории Российской империи уже применялась система профилактических мер по борьбе с эпидемиями, созданная в последней четверти XVIII века, и постепенно начала формироваться научная эпидемиология.
С 1795 года в Одессе функционировал портовый карантин — суда и товар дезинфицировали и проветривали. Для этого использовали состав, разработанный французским химиком Гитоном де Морво, сторонником миазматической теории, предлагавшим окуривание газами и парами, образующимися при нагревании кислот. Все прибывшие проходили обязательный осмотр на выявление инфекционных заболеваний. Если приезжий желал остаться в своей одежде и не хотел дезинфицировать багаж, то его помещали в карантин на шесть недель, если сдавал вещи на дезинфекцию, то на две недели. Прибывшие проживали в карантинном квартале, а при подозрении на инфекционные заболевания их изолировали в специальной его части — чумном квартале. Но все эти предосторожности не спасли Одессу. 2 августа 1812 года полицмейстер Мавромихали собрал всех медиков на совещание: в театральном доме умерли три актрисы итальянской оперной трупы. Через три дня погибших было уже восемь. Тем не менее болезнь ещё не была распознана. 15 августа 1812 года местный генерал-губернатор, герцог Арман-Эм-мануэль де Ришельё, дал секретное приказание медикам наблюдать за ходом болезни.

На войне как на войне

Тем временем инфекция быстро распространялась. К концу августа больных было уже 30. На Медицинском совете, призванном окончательно решить, «какого свойства эпидемия», главный врач карантина Ризенко решился произнести слово «чума». И тогда, 30 августа 1812 года, Ришельё объявляет город «в сомнительном положении». Отменив поход на войну с Наполеоном, градоначальник начинает «санитарную войну».
Город разделили на пять районов, каждым заведовал врач и несколько комиссаров из почётных граждан. Все дома тщательно осматривали, отделяя больных от здоровых, очищали канавы и колодцы. Врач участка посещал жителей два раза в день с целью выявления заболевших. Больные должны были изолироваться не позже, чем через два часа после определения болезни. Дом заболевшего опечатывали и брали под охрану во избежание мародёрства и выноса заражённых вещей. В крепости (находилась в нынешнем парке Шевченко) и городской больнице (на улице Пастера) был учреждён особый карантин для содержания лиц с подозрением на чуму.
Следили, чтобы не было скопления людей в питейных домах и других общественных местах. Закрыли дома терпимости, а всех проституток собрали в одном карантинном помещении, запретив принимать посетителей.
Через церкви и периодическую печать населению сообщалось о симптомах болезней, мерах предосторожности и правилах личной гигиены. Жителям рекомендовалось окуривать дома два раза в день и ежедневно мыться водой с уксусом.
С 1 по 12 сентября каждые I сутки от чумы умирало до 20 человек. 12 сентября нотариусам, маклерам и купеческим конторам запретили заключать торговые сделки, а 13 числа город окружили карантинной цепью. Желающие выехать из Одессы подвергались 30-дневному карантину, а лица, выезжающие с товаром, — 12-недельному. Мореплавание и рыбную ловлю запретили. Одесситам из высшего общества разрешили выехать на поселение на пригородные хутора. Несмотря на оцепления и карантины, эпидемия распространилась за пределы города. И Ришельё принял решение объявить за-бугскую часть Херсонской губернии «сомнительной».

Стоять — бояться!

Бесстрашные горожане продолжали собираться вместе, если не на праздники, то на похороны, а также тайком ходили друг другу через дворы, способствуя дальнейшему распространению заразы.
22 ноября 1812 года в Одессе вводят строжайший карантин, продлившийся 46 дней. На этот раз были запрещены все собрания, закрыты все присутственные места и даже храмы. Жителям запрещалось покидать свои дома. Приходить к ним могли только комиссары, священники, врачи и повивальные бабки. Чистую воду и продукты развозили по дворам дважды в день. Металлические деньги промывали в уксусе, а бумажные, как и всю корреспонденцию, окуривали. Уничтожали не только крыс, но и кошек и собак, а домашнюю скотину тщательно обмывали каждый день.
Некоторые зачумлённые жилые помещения сжигали, а оставшимся в живых хозяевам выплачивали компенсацию. Ришельё нашёл способ практически пресечь мародёрство: граждане, сообщившие о сокрытии кем-то заражённых вещей, получали вознаграждение. Поскольку большая часть населения лишилась средств к существованию, герцог решил конфисковать для нужд города пшеницу на купеческих складах.
Везде горели костры, а у входа в дома сжигались ароматические вещества для уничтожения смрадного запаха. По городу разъезжали карантинные патрули и повозки с флагами: под чёрным перевозили мёртвых, красным — больных, а белым — здоровых. Служители-мортусы — в чёрной просмоленной одежде и чёрных масках с большими носами, вооружённые длинными крюками — собирали и хоронили умерших. Дома жертв чумы отмечали красным крестом. Каторжники очищали заражённые поме-гщения через 20 дней после выноса умерших.
За больными чумой ухаживали преступники и добровольцы на определённых условиях: первые — оправдывались и освобождались, вторые — получали весьма значительное вознаграждение. Подвергавшимся опасности мортусам, полицейским, военнослужащим, чиновникам бесплатно отпускали «горячее вино».

Лучший в Европе карантин

Герцог Ришельё, один из отцов-основателей Одессы, переживал происходящее как личную трагедию: «Я не в силах более стоять. Моё сердце ослабло от необходимости использовать всю мою власть для опустошения этих улиц, когда я в течение десяти лет обращал их к жизни!» Он лично контролировал ситуацию, бесстрашно посещал лазареты и утешал больных. Каждое утро перед очередным рейдом по городу он выслушивал доклады медиков и комиссаров у храма на Соборной площади, где был организован «командный пункт спасения».
16 февраля 1813 года Одесса была объявлена свободной от чумы, карантин прекращён и произведён поголовный врачебный осмотр всего населения города: больных и подозрительных не оказалось.
В марте 1813 года было разрешено вывозить и ввозить в Одессу товары с соблюдением всех карантинных правил, причём «для более строгого удержания неблагонамеренных от недозволенных изворотов» у ворот карантинных застав были построены виселицы с надписью «Казнь за подлог».
Недооценив масштабы трагедии, сначала умерших от чумы предавали земле возле крепости и на Карантинном кладбище — в нынешнем парке Шевченко (Александровском). Позже трупы свозили за город и хоронили недалеко от Старого христианского кладбища (сейчас Преображенский парк). Во избежание распространения страшной болезни захоронение сверху засыпали мусором и высадили деревья. Так появился рукотворный холм — Чумная гора, или «Чумка», на Водопроводной улице.
Кроме «Чумки» в пригородах Одессы практически стихийно возникло 12 отдельных чумных кладбищ: «Сии люди предаваемы были иные в одеянии, а другие нагие, и в одно место по десяти, более или менее человек, и поверхность их была засыпаема негашеною известью».
В течение семи месяцев от чумы умерло более десятой части населения города, а заболело около 14% жителей. В 1877 году Одесский карантин будет признан лучшим в Европе.

Журнал: Загадки истории №18, апрель 2020 года
Рубрика: Катастрофы
Автор: Наталья Тищук

Метки: Загадки истории, Россия, 1812, болезнь, город, Одесса, чума, карантин




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.