Дарья Ливен — первая русская женщина-дипломат и тайный агент

«Информация правит миром». Неизвестно, существовало ли это расхожее выражение в XIX веке, но то, что она действительно правила миром всегда — это факт. Мировые державы, в том числе и Россия, нуждались в информации, особенно накануне великих потрясений: революций и военных действий, таких как Отечественная война 1812 года, когда готовилось нашествие «двунадесяти языков и народов» на российскую территорию. Тильэитский мир, заключённый между Александром I и Наполеоном, был шаток, обе империи знали это и готовились к неизбежному кровопролитию, уменьшить масштабы которого помогла грамотная работа по сбору секретных сведений. Такими сведениями сознательно делилось с российским правительством и лично самодержцем близкое окружение первых лиц европейских государств, да и сами государи, что в истории мирового шпионажа встречается не часто.

Фото: Дарья Ливен — тайный агент, интересные факты

«Медовая ловушка» начала XIX века

Первая удача случилась у русской разведки в Англии, всегда ведущей против России двойную игру. Удача звалась Дарьей Христофоровной Ливен, которая с 1809 года была женой русского посла в Берлине. Потом мужа перевели в Лондон, и с подачи супруга — сначала робко, а потом всё уверенней — Дарья Христофоровна стала строчить секретные депеши в Санкт-Петербург. Российский МИД одобрил такое разделение труда между мужем и женой, тем более что княгиня Ливен открыла светский салон, где из первых уст (полководца Веллингтона, министра иностранных дел Каннинга и других) черпала секретные
сведения. При личных встречах с Дарьей Ливен Александр I инструктировал очаровательного агента, называя её «государственным деятелем» и поощряя (что уж там греха таить!) её внебрачные связи с «сильными мира сего».
В «медовую ловушку» — любовные сети обольстительницы Дарьи Христофоровны — попались даже министры иностранных дел Австрии и Франции — Клеменс Меттерних и Шарль Талейран.
Сохранилось описание встречи Дарьи Ливен и любовницы лорда Байрона леди Каролины Лэм на улице английского города Брайтон. Леди Лэм в упор спросила свою знакомую по высшему свету: «Душечка, что ты тут делаешь?» Не объяснять же англичанке, что в ридикюле — четыре секретных конверта: один в Австрию — с дезинформацией для канцлера, другой в Россию — с конспектом личной беседы с королём Англии, а ещё и третий, и четвёртый… Намёк на встречу с мужчиной вполне устроил любвеобильную Каролину. В итоге передача посланий Дарьей Ливен прошла без сучка без задоринки.
Роман княгини Дарьи с Талейраном, как это ни парадоксально, способствовал… спасению сотен тысяч жизней русских солдат. Сведения, которые получала от премьер-министра Франции русская красавица, имели для России сверхважное значение. К тому же «кривоногий и хромой» дипломат был блестящим кавалером, камергером императорского двора Наполеона, а имя его стало нарицательным, обозначая хитрость, ловкость и беспринципность.

«Кузена Анри» царь просит не кутить

Носитель многих титулов Талейран очень быстро стал союзником Наполеона Бонапарта, однако знаменитые афоризмы мастера политической интриги не раз выдавали его отношение к любому политическому союзу: «Целые народы пришли бы в ужас, если бы узнали, какие мелкие люди властвуют над ними»; «Предательство — это вопрос даты. Вовремя предать — это значит предвидеть», и так далее. В 1808 году на Эрфуртском конгрессе Талейран лично предложил свои шпионские услуги царю Александру I, который от них… не отказался. Свои донесения российскому самодержцу Талейран стал подписывать именем «Анна Иоановна», а в русском МИДе, ввиду сверхсекретности, талейрановские депеши переподписывались псевдонимами «кузен Анри», «красавец Леандр» или просто «юрисконсульт». Надо сказать, что Талейран получал особое удовольствие, зашифровывая передаваемые сведения, имена и события. Самого Наполеона он именовал «Терентием Петровичем» или «Софи Смит», Александра I безбоязненно называл «Луизой». А себя, хромого, иронично величал «танцором».
Из наполеоновских апартаментов в свой кабинет «красавец Леандр» всегда прошаркивал с дьявольской улыбкой на устах и подтаскивая ногу — придворные полагали, что «наш Шарль» обдумывает какое-нибудь злодейство на пользу Франции. Оно, конечно, обдумывалось, но кто его знает — на пользу или нет — во время Первой Империи (эпоха Наполеона Бонапарта 1804-1815 годов) Талейран начал получать взятки от враждебных Франции государств.
Сведения не только дипломатического, но уже и полицейского свойства поступали от Талейрана в Россию регулярно. Полицейское ведомство Франции проходило в донесениях как «английское земледелие». В этой переписке многоликий высокородный шпион именовался «Наташей», «президентом» или «Бержьеном».
За свои, скажем без преувеличения, грандиозные заслуги, позволившие России получить наисекретнейшие сведения и завербовать ряд сиятельных лиц, «кузен Анри» запросил в 1810 году ни много ни мало… полтора миллиона франков золотом из российской казны. Но царь-резидент» отказал ему в этом, справедливо полагая, что — агент» начнёт сорить деньгами направо и налево, не заботясь о том, что швыряемые суммы будут значительно превышать его легальные доходы. Это неминуемо вызовет обоснованное подозрение. Своим поведением «кузен» просто расшифрует себя. А перед надвигающимися грандиозными мировыми событиями надо было ещё поработать. Таким образом, здравое и «экономное» отношение к Талейрану способствовало тому, что агент не раскрылся (и ещё посверкал на политическом небосклоне Франции) и российская казна не отощала…

Наш человек на шведском троне

Однако самой важной фигурой в российской разведке эпохи наполеоновских войн стал князь Понте-Корво, более известный как маршал Франции Ж.Б. Бернадот. Не осталось никаких сведений относительно того, что этот любимец Наполеона передавал сведения Александру I. Но Бернадот мыслил глубже Талейрана и предложил русскому самодержцу не сведения, а стратегию — одновременно с «королевской» выгодой для себя. Дело оказалось вот в чем.
Война Франции с Россией была неизбежной. В своих стратегических замыслах Наполеон, как впоследствии и Гитлер, собирался наступать на Россию в трёх направлениях: на севере — на Санкт-Петербург (взять Россию за голову), на юге — на Киев (взять за ноги), в центре — на Москву (поразить её в самое сердце). Но если гитлеровский план «Барбаросса» предусматривал развитие немецкого наступления при комплексной поддержке стран-сателлитов, то Наполеон настраивал своих союзников наступать самостоятельно. Центральный участок фронта он выбрал для французских войск, юг предоставил туркам, а север — шведам. Однако перед самым 1812 годом полководец Кутузов разбил турок под крепостью Рущук (ныне — Русе), и Наполеон сильно ругал башибузуков, у которых есть «дарование быть битыми». Надеялся он теперь лишь на шведов с их 45-тысячной армией, чтобы было «легче одолеть русского медведя». Но расчёт на это тоже не оправдался.
В 1810 году Швеция осталась без наследника, и европейские государства принялись интриговать насчёт шведского престола. В этот момент Бернадот, один из претендентов на трон, вычислил русского агента — генерала Чернышева, посредника между Наполеоном и Александром I, и предложил свою кандидатуру как на шведский престол, так и в «друзья России». Тем более что шведские военные, оказывается, вознамерились в то время рассчитаться с русскими за Полтаву и приискивали себе какого-нибудь наполеоновского маршала для верной победы. Александр I дал согласие на вербовку будущего короля, кандидатура которого получила двойную поддержку — и России, и Франции. Мечтая заполучить шведскую армию, Наполеон с чистой совестью «отпустил» любимца Бернадота в Скандинавию и крупно просчитался. Бывший маршал обманул своего хозяина. На Россию воинственный корсиканец пошёл в одиночку.
Уже после войны Александр I неофициально побывал в столице Швеции Стокгольме, запросто зашёл в покои короля Карла XIV, ещё не отошедшего от сна. Самодержцы дружно посмеялись над славной историей по «облапошиванию» Бонапарта.
Кстати, история вербовки российскими агентами главы иностранного государства не единична. В период «перестройки» в финской прессе была распространена информация о том, что президент Финляндии Урхо Калева Кекконен был завербован КГБ. Об этом рассказал родственник почившего президента. Якобы этот родственник конспиративно передавал какие-то пакеты от «дядюшки» подозрительным лицам славянской внешности. Возможно, это всего лишь выдумки досужих репортёров, но если всё-таки правда, то уровнем российской разведки можно только восхищаться.

Журнал: Тайны 20-го века №40, октябрь 2010 года
Рубрика: Антология шпионажа
Автор: Александр Агалаков





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —