Декабристы на Кавказе: Первые русские штрафники


Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Сумрачным морозным полднем 14 декабря (по старому стилю) 1825 года жестокий картечный огонь батареи «единорогов» поставил кровавую точку в споре наскоро провозглашенного царём Николая I и вольнодумцев, желавших крупных перемен в крепостнической России. Диссидентов того лихого времени стали называть декабристами…

Фото: декабристы на Кавказе — интересные факты

Участники декабрьского восстания 1825 года искупали свою вину в войне с горцами

Декабрьское восстание 1825 года с самого начала стало терпеть поражение. Предупреждённый предателями из дворян-заговорщиков — Дибичем и Ростовцевым новоявленный император не стал искушать судьбу. По его повелению престарелых сенаторов из правительства заранее привезли в Сенат, где они после недолгих споров в ночь на 14 декабря признали законность его императорской власти и к утру присягнули новому монарху.

Расстрел на Сенатской площади

Мятежное утро уже начиналось, а полки восставших прибывали медленно. Первым привёл 800 лейб-гвардейцев Московского полка штабс-капитан Александр Бестужев. Восставшие построились в каре вокруг памятника Петру I и приготовились к бою.
За ними к 11 часам подошли лейб-гренадёры и матросы Гвардейского экипажа — всего около 3 тысяч человек. Время восставших быстро уходило — избранный диктатором князь Трубецкой, узнав, что правительство присягнуло царю, передумал быть диктатором и не явился, считая, что дело проиграно. Избранный наконец к 4 часам дня, всего за час до разгрома восстания, диктатором князь Оболенский был уже бессилен что-либо сделать. В темноте наступающей ночи из рядов войск, стоявших на стороне императора, начались перебежки к восставшим. Делегаты просили декабристов продержаться до ночи.
Вначале перетрусивший император наконец взял себя в руки, так как более всего желал, чтобы «волнение не сообщилось черни». Сидя верхом на лошади и стуча зубами от холода и страха, он приказал полковнику Сухозанету расстрелять восставших картечью.
Вскоре Сенатскую площадь покрыли трупы убитых и ещё стонавших раненых солдат. Полицмейстер Петербурга Шульгин, получивший от царя приказ очистить к утру улицы и площадь, распорядился сбросить убитых и раненых под лёд Невы, выдолбить огромные замёрзшие лужи крови и засыпать места их нахождения снегом.

По велению императора

В сознании Николая I никак не укладывался сам бунт аристократов — ведь большую часть лидеров восстания составляли представители знати и дворян. Опасаясь недовольства знати (ему сразу вспоминалась страшная картина убийства заговорщиками-аристократами отца, Павла I), он побоялся казнить многих выходцев из неё, но решил все же прибегнуть к смерти, однако другим способом — отправив на каторгу или под пули горцев на Кавказ.
Так декабристы стали первыми в России массовыми штрафниками.
Стремясь приуменьшить размеры восстания и его значение, царь в переписке с братом Константином всячески занижал количество его участников. Однако документы раскрывают хитрость монарха. Около 120 декабристов-дворян заточили в крепость, разжаловали, перевели в действующую армию на Кавказ или отдали под надзор полиции. Солдат, участвовавших в восстании, наказывали более безжалостно — 178 человек прогнали сквозь строй, фактически убив палками, 23 человека приговорили к наказанию плетью, из остальных — почти 4 тысячи — сформировали сводный гвардейский полк и отправили на Кавказ воевать с дикими горцами. И неизвестно, что было хуже — умереть мучительной смертью под палками царской «милости» или лишиться головы под кинжалом горца.
Основную часть Сводного лейб-гвардии полка, отправленного царём на Кавказ «смывать военный позор кровью врагов Отечества», составили солдаты лейб-гвардии Московского полка и лейб-гренадёры. Император не смог простить им активность на площади, когда они первыми пришли к памятнику Петру I, да ещё осмелились оказать вооружённое сопротивление.
Однако он предписал по-прежнему считать их гвардейцами, сохранив повышенное жалованье и предпочтение в чинах перед армией. Первый батальон состоял из рыжебородых рядовых и унтеров-«московцев», а второй составили из лейб-гренадёров брюнетов. В остальные батальоны записали всех оставшихся в живых солдат и унтеров. Среди 37 офицеров Сводного полка оказалось лишь 8 декабристов, причём двое из них — поручики Цицианов и Штакельберг — не горели большим желанием погибать на скалах Кавказа и добились отставки, используя связи в верхушке армии.
Командовать штрафной «прелестью» император поручил полковнику Шипову-второму, злорадно напомнив ему этим о грехах декабристской молодости и необходимости доказать верность престолу оказанным доверием. Среди прочих офицеров выделялась фигура штаб-капитана Майбороды, заслужившего штаб-офицерские эполеты предательством товарищей по восставшему Черниговскому полку.
Полк прибыл на Кавказ к концу лета 1826 года, когда вовсю шла очередная война с персами. Но воевать солдатам не представился случай, и лишь на следующий, 1827 год Сводный полк сопровождал главнокомандующего Ивана Паскевича, совершив марш к религиозной столице Армении Эчмиадзину. При этом был потерян всего один брадобрей — был найден с отрезанной головой в кустах у окраины города. Хотя в целом население города встречало русских солдат вполне дружелюбно. В первой половине июня русские осадили Эривань (Ереван) и практически без сопротивления изгнали в горы 3-тысячный отряд персов, используя бестолковое командование их полководца Гассан-хана. Однако в войсках под городом от безводья вспыхнула эпидемия, и Паскевич, не желая испытывать судьбу, ушёл со Сводным полком в Азербайджан, оставив у Эривани отряд Красовского.
Персидский принц Аббас-Мирза, опасаясь полного разгрома, без единого выстрела сдал Нахичевань и попытался остановить русских у Джаван-Булака, но под его стенами был позорно разбит, понадеявшись на свою кавалерию. Русские гвардейцы сначала вплавь переправились через бурную горную реку, а затем во встречном бою опрокинули вражеских конников в решительной атаке. Через день перепуганный гарнизон Аббас-Абада сложил оружие, и Паскевич вернулся обратно брать осаждённую Эривань.

Несломленные гвардейцы

Героизм первых русских Кавказская война для многих декабристов стала хорошей штрафников проявился в очередной раз при захвате Эривани 1 октября 1827 года. В русские окопы из города спустились горожане и персы-дезертиры, со страхом рассказавшие о борьбе за власть в городе. Воспользовавшись этими беспорядками, 1-й батальон полка бросился в город, в короткой и отчаянной схватке овладел двумя крепостными башнями со всеми запасами пороха, предотвратив его взрыв. Две другие роты в это же время ворвались в Эривань через заваленные камнями Южные ворота и пленили насмерть перепуганного Гассан-хана, укрывавшегося в мечети.
На этом боевые подвиги гвардейцев закончились. Очередная персидская война завершилась, и полк довели до штатной нормы другими солдатами-декабристами, бывшими семёновцами, и георгиевскими кавалерами с Кавказа. 11 декабря 1828 года лейб-гвардии Сводный полк победно вступил в Санкт-Петербург, доставив полученную у персов контрибуцию и бесчисленные трофеи. Торжественно осмотрев ряды гвардейцев, император умилился и повелел расформировать подразделение. Чтобы ничего не напоминало о его часах страха и позора 14 декабря 1825 года.
Офицеров и солдат отблагодарили за службу деньгами и специально учреждённой медалью в память о персидской войне 1826-1828 годов. «Московцы» и лейб-гренадёры вернулись в свои полки и батальоны дослуживать тяжкий 25-летний срок. Их бывший командир Шипов-второй был назначен командиром лейб-гренадёрского полка и солдат старался не обижать. Предатель декабристов, капитан Майборода, вернулся на Кавказ, дослужился до полковничьего чина и даже некоторое время был командиром Ап-шеронского полка. Но грязный след измены товарищам по святому делу преследовал его везде.
Скорее всего, это и стало главной причиной его самоубийства 1 января 1844 года, когда он проходил службу в Темир-Хан-Шуре.
Сводный полк штрафников-декабристов за время боёв за войну 1826-1828 годов потерял 319 человек лишь ранеными и больными. Гвардейцы в целом потеряли в два раза меньше, чем другие подразделения. Привыкшие к жестоким лишениям на петербургских парадах, гвардейцы лучше переносили тяготы местного климата, чем кавказские «ветераны». Да и отношение командира Шипова-второго к солдатам того стоило — полковник помнил суворовскую науку: беречь солдата для победы…

Журнал: Загадки истории №44, октябрь 2019 года
Рубрика: Дворцовые тайны
Автор: Михаил Андреев

Метки: Николай I, эпоха Романовых, Загадки истории, война, восстание, Кавказ, восстание декабристов, штрафники




Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —