Деревянные храмы Русского Севера

Деревянной сказкой Русского Севера называет церкви, часовни и погосты построенные без единого гвоздя — с помощью только одного топора. Лучшие образцы древних зодчих поражают своей целостностью, гармоничностью и чёткой логикой архитектурной мысли. К сожалению, скоро этой сказке может прийти конец. Сейчас на Севере осталось так мало сохранных и не нуждающихся в ремонте церквей, что их можно пересчитать по пальцам.

Фото: деревянные храмы Русского Севера

Что имеем не храним

Прекрасные храмы Русского Севера действительно гибнут: если в начале ХХ века их насчитывалось 1300, то сегодня не более 400. По статистике, с 1970 года с лица земли ежегодно исчезает три значимых памятника деревянного зодчества. Некоторые исследователи приводят ещё более грустные цифры: за год теряется около десятка уникальных сооружений.
Чем более ранняя постройка, тем печальнее её судьба. Остались считанные единицы храмов, относящихся к XV-XVI векам. А из тех, что были построены в XII-XIII веках, не сохранилось ни одного.
Исчезают они по разным причинам. Срок службы деревянных жилых сооружений — не более 100-120 лет. Культовые постройки могут простоять 350 и более лет при условии, что у них вовремя перекрыли кровлю и поменяли сгнившие бревна.
Многие церкви и часовни находятся в труднодоступных местах, куда и в наше время ни пройти ни проехать. Летом до некоторых из них даже теперь добраться можно только по воде, а зимой на снегоходах. С одной стороны, это спасло многие постройки от варварского уничтожения в годы советской власти. С другой — туда трудно подвезти технику, стройматериалы. В сёлах и деревнях нет не то что мастеров, а даже нужного количества жителей, которых можно было бы привлечь к восстановительным работам. Бесхозные церкви и часовни быстро разрушаются и гибнут. Проблема также в отсутствии финансирования. Если на федеральном уровне деньги на реставрацию худо-бедно выделяются, то на региональном ситуация удручающая. Зачастую властям проще снести старинную постройку, чем заниматься её восстановлением.

Рубить добро и стройно

Заказчиками деревянных церквей и погостов были крестьянские и посадские общины. На сходе народ совместно решал, где строить церковь. Место под постройку выбиралось тщательно. Ставили там, где находили иконы, где сгорел, был упразднён или разобран храм, на полях сражений, на местах внезапной смерти православных от молнии, перед въездом на мост, на перекрёстках дорог — в общем, там, где полагалось осенить себя крёстным знамением. Любили строить и на высоких берегах рек, озёр и морей, чтобы церкви служили ориентиром для рыбаков, моряков и паломников.
Сообща решали, какую плотницкую артель выбрать. Община заключала со строителями письменный договор, согласно которому те обязывались «рубить… добро и стройно».
Все договоры на строительство составлялись традиционно, однако отличались в частностях, поэтому никогда «не повторяли друг друга. Писались они в двух экземплярах: от имени заказчика обычно выступали церковный староста и крестьяне, представляющие общину, а от имени исполнителя — старший артели. В старину это называлось «писано по противням».
Храмы всегда были центром крестьянской и посадской жизни. К ним спешил, народ на праздники, здесь устраивались базары и ярмарки. На церковной площади вершили суд, собирали подати, заключали сделки. В трапезных устраивали братчины, а на похороны — поминки. Община сама приглашала священника и содержала его.
Сначала перечислялись поимённо: «Се яз, староста церковной Богдан Иванов сын Подберезной, крестьяне Иван да Аврам Федоровы дети Лыжина…». Дальше шло 20-30 имён. Затем определялись основная работа («…церковь и олтарь и трапезу… срубить»), стройматериал и условия его поставки, после чего шло описание будущей постройки — своего рода «проектное задание». В конце записи оговаривались условия оплаты («а рядили мы… от того мастерства…»), сроки («а храм ему взделать в два лета»), взаимные обязательства, неустойки в случае их невыполнения. Артель получала плату не только деньгами, но и выговаривала себе ещё и харчи: «200 хлебов печёных, а хлеб не полюбится, взять за всякой хлеб по грошу, 2 тысечи яиц, 4 пуда коровья масла, 5 пуд мяса свиного, 4 пуда соли», то есть миряне по существу содержали строителей во время работы.
Сами жители ни на одном из этапов не оставались в стороне: рубили лес, обтёсывали бревна, возили стройматериалы, расчищали «строительную площадку» — словом, выполняли любую, в том числе самую тяжёлую, работу.

Только топором

В те времена почти все мужики орудовали топором так же, как современный человек управляется с мобильным телефоном. Сруб строили одним топором не потому, что других инструментов не знали. Пила была известна на Руси с домонгольских времён, но дело в том, что пила рвёт волокна, из-за чего дерево впитывает влагу и гниёт, топор же запечатывает смолистые поры на века. Отсюда и появилось выражение «срубить», а мастеров прозвали «рубленниками». В гвоздях они тоже не нуждались: зачастую строили храмы восьмериком — восьмиугольником, который обеспечивал бревнам надёжное угловое соединение. Для устойчивости сруба ряды брёвен скрепляли друг с другом деревянными нагелями (шипами).
Для первого венца всегда выбирали бревна потолще, чтобы постройка держалась крепче. Крыши церквей и шатры покрывали тесом, главы — лемехом, для которого брали осину — дерево, имеющее особенность блестеть и переливаться на солнце, благодаря чему казалось, будто кровлю посеребрили. Строительство большой церкви занимало пару лет, малую рубили за один сезон.
Северные церкви, в отличие от южных, почти всегда возводили без фундамента, ставили прямо на землю («пошву»). При этом их высота могла достигать 70 метров! И стояли они веками, несмотря на холодные северные ветры, дожди и лютые морозы.

Северный тройник

Деревянное зодчество Русского Севера прошло огромный путь от примитивного сруба до выдающихся архитектурных ансамблей, состоящих из целых комплексов, включающих в себя две, а то и три церкви. Северные тройники — уникальное явление, не встречающееся более нигде. Для нужд прихожан строились летний, зимний храмы и колокольня. Именно таковы Кижи — воплощённая в дереве легенда на одноимённом острове Онежского озера. Знаменитую летнюю Преображенскую церковь XVIII века, устремившуюся ввысь на 37 метров, венчали аж 23 главы.
Другой выдающийся образец храмового комплекса — погост-тройник в селе древних солеваров Ненокса Архангельской области XVIII века. Долгое время ансамбль был закрыт для посетителей из-за соседства с секретным объектом — морским полигоном, но сегодня посмотреть на редчайшую пятишатровую Троицкую церковь можно свободно.

Достать до небес рукой

Убранство церквей — особая тема. Решения диктовали опять-таки суровый климат и такой же суровый характер северных жителей. Стремление к красоте интерьера было сродни стремлению северянина к свободе и самостоятельности. С другой стороны, художники были сильно Офаничены масштабами построек. Всё-таки деревянные храмы не каменные. Потолочное перекрытие под названием «небо» располагали низко, чтобы сохранить тепло. Требовалось большое умение так расписать «небо», чтобы композиция не давила на человека, а возносила его к горнему миру. Но и с этой задачей древние иконописцы справлялись на все сто. Росписи «неба» и сегодня поражают воображение настоящим буйством красок. Херувимы, серафимы, апостолы словно соревнуются друг с другом в яркости одежд и выразительности ликов. По преданию, мастер Нестор, закончив постройку Преображенской церкви в Кижах, бросил в озеро топор и сказал: «Не было, нет и не будет такой». Наверняка под этими словами могут подписаться многие из тех, кто приложил руку к строительству деревянных церквей Русского Севера.

Мороз не тётка

Разные типы северных русских церквей объясняются климатическими особенностями Русского Севера. Летние возводили, как правило, просторными, высокими, с двойными рядами окон (Никольская церковь на берегу Северной Двины в селе Лявля, недалеко от Архангельска). Зимние, наоборот, были небольшими, приземистыми (попробуй протопи зимой высокое помещение!), с минимумом окон и обязательной печкой. Прекрасный образец храма такого типа — Успенская церковь XVII века в селе Варгуза Мурманской области.

 

Журнал: Тайны 20-го века №37, сентябрь 2019 года
Рубрика: Наталья Хайду
Автор: Чудо света





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —