Советские историки «записали» его чуть не в революционеры, царица Екатерина II иронично звала «маркизом Пугачёвым», а пушкинский Савельич из «Капитанской дочки» — так просто «пьяным разбойником». С этой характеристикой жена самозванца, скорее всего, согласились бы…

Женщины Емельяна Пугачёва

Емельян Пугачёв: Сколько было жён у бунтовщика?

Жён у Пугачёва, по его собственной легенде, было три! Первая — императрица Екатерина: ведь он объявил себя её супругом, чудом спасшимся царём Петром III! Вторая — донская казачка Софья Недюжева, венчанная с ним в 18 лет. Третья — военно-полевая супруга Устинья Кузнецова, тоже казачка и тоже с ним венчанная, правда, насильно. И все они Емельяна Ивановича люто ненавидели, поскольку он принёс им одни ужасы и страдания…

Жена сдала властям

Стопроцентно законной женой Пугачёва была только Софья Недюжева. Но лишь они сыграли свадьбу, как Емельяна отправили на войну с Пруссией. Через два года он вернулся, пошли детишки — Трофим, Аграфена, Христина. В перерывах меж их рождениями Пугачёв то ездил в Польшу для возвращения в Россию бежавших старообрядцев, то перегонял свежих лошадей для кавалерии, то сражался на русско-турецкой войне. И вот однажды он заявил жене, что устал от службы и хочет податься на Терек, где у казаков больше воли. Софья с матерью Емельяна упали ему в ноженьки, умоляя затею оставить, но он лишь твердил, что «коли ево там примут», то он за семьёй вернётся.
В Терском семейном войске его вроде и приняли, но пришёл приказ беглого казака взять под стражу. Емельян тут же дал деру, степями-перелесками добрался до родной станицы и предстал пред очами жены голодный, холодный, оборванный, но с воодушевлёнными рассказами, будто на Тереке его выбрали атаманом и ждут не дождутся назад с семьёй. Софья, слушая все это, уже только плакала. А наутро, утерев слезы, отвела детей к родне и сдала мужа властям. Жена верила, что Емельяна как-то призовут к порядку, пожурят, высекут, наконец, и он остепенится, осядет «на родном коште», займётся хозяйством, как и положено доброму казаку — отцу семейства. Но вышло только хуже. Он вновь пустился в бега и исчез в неизвестном направлении… Не в силах больше тащить хозяйство в одиночку, измученная Софья продала дом за 24 рубля и перебралась с детьми к матери. Тех денег хватило ненадолго, и вскоре она уже «ходила меж домов, живя подаянием».

Неверный супостат

К осени 1773 года её муж встал во главе восставших яицких казаков. Станичники, узнав, что их односельчанин — беглый Емелька — объявил себя царём, потешались, говоря: «Смотри де, пожалуй, как можно было чаять от такой свиньи таких дел!».
Царица Екатерина II велела жену Пугачёва с детьми привезти в Казань и передать в распоряжение секретной следственной комиссии. Их селят на съёмной квартире с «порядочным пропитанием», а Софье велят ходить в базарные дни по городу и рассказывать всем подряд, что Пугачёв вовсе не царь, а её муж, обычный казак. Караул незаметно следовал за ней «манерою, чтобы не могло показаться с нашей стороны ложным уверением» (это слова Софьи из протоколов следствия).
Когда в июле 1774 года повстанцы подошли к Казани, семью самозванца перевели в тюрьму. Пугачёвцы захватили город, начались пожары, камеры заволокло дымом, тюремщики бросились вон, и Софья с детьми тоже выбрались наружу. Вместе с другими узниками их отправили в лагерь Пугачёва на Арском поле. Софья прятала лицо под низким платком, но 11-летний Трофим крикнул: «Матушка! Смотри-тка, батюшка ездит!». — «Екай собака! Неверный супостат!» — буркнула она, делая знак сыну молчать, но было поздно.
Заметивший жену с детьми самозванец объявил соратникам — якобы это семья его друга, донского казака Емельяна Пугачёва, засеченного насмерть кнутом «за верность своему государю» (то есть ему самому). Их поселили в палатке рядом с шатром Пугачёва. Софью он спросил, что та о нём думает. «Да что думать-то! — отвечала она. — Не отопрешься, я — твоя жена, а ето твои дети». Емельян велел ей о том молчать, иначе пусть пеняет на себя. В реальность угрозы Софья поверила — «де он стал такой собака, хоть чуть на кого осердится, то уж и ступай в петлю». А Пугачёв подобрел, звал часто своих детей в шатёр «и на них любовался».

Наложницы Емелъяна

«Девки были хорошия так, как написаны…» — говорила потом Софья на допросах. Она вспоминала: «Едва… входил в палатку, как девки подскочили к нему, приняли у него шапку, сняли с него саблю и раздели… Пугачёв всё, что ему ни потребно было, приказывал девкам так: «Девки, подай то, девки, надень». А они поспешно то исполняли». Одна из наложниц с «весёлым лицом, что она сие за честь себе ставила», хвалилась подробностями интимной жизни с «царём-батюшкой», и Софье «было ето досадно слышать».
А вскоре он при живой жене захотел венчаться. Старейшины Яицкого городка подсунули ему 17-летнюю дочь казака Кузнецова — Устные Емельян засомневался, мол, негоже «монарху» брать в супруги простую казачку. Но, увидев невесту, решился — больно та была хороша. Её отец, яицкий казак, умолял пожалеть дочь, поскольку она «ещё молодехонька». Устинья рыдала…
Шесть священников свершили брачный обряд, величая Устинью «императрицею Всероссийскою». После свадьбы девушку поселили в самом лучшем яицком доме и приставили к ней «фрейлин» из жён и дочерей казаков. «Всего 10 дней я провела с извергом и самозванцем», — скажет она позже на следствии… Те же яицкие казаки, что подвигли Пугачёва на двоеженство, его вскоре и сдали властям, лишь услышав о разгроме повстанцев. Один из заговорщиков Иван Творогов вспоминал на следствии, как Софья и Трофим, «видя, как мы вязали его (Пугачёва, — прим. авт.)… хотя ничего не говорили, однако ж очень плакали…»

«Черт его знает, што он наделал…»

Софью с детьми и Устиньей заговорщики посадили в телегу и передали вместе со своим бывшим главарём Пугачёвым в руки правительственного казачьего отряда. Доставить их в Москву поручили Александру Васильевичу Суворову. Тот отдал приказ конвоирам о «недремлемом присмотре» за узниками: привалы только в степи (а не в перелесках); ночёвки в деревенских дворах в кольце из полуроты драгун и казаков конвоя. Рядом с лежанкой Пугачёва ставить по четыре зажжённых фонаря, а у Софьи и сына — по одному.
В Москве Екатерине II доложили, что старшая жена самозванца Софья — «человек самый подлый (простой, — прим. авт.) и, видно, тихий» и «мальчишка лет 12, также ничего лутче матери не обещает». Софья говорила о муже: «Черт его знает, што он наделал. А я о злодействах его прежде от него не слыхала. И он меня бросил уже с три года как». Ничего толком не знала и Устинья. Она стала наложницей Потёмкина, ведавшего следствием, но это её не спасло. Всех пятерых (двух жён и троих детей) признали невиновными, но всё равно приговорили к пожизненному содержанию в крепости Кёксгольм, выделив по 15 копеек на человека в день.
После казни самозванца в 1775 году Екатерина II повелела «для возбуждения омерзения к Пугачёву» его хату сжечь, а место, на котором она стояла, посыпать солью. Поскольку хаты на месте уже не было (покупатель дома разобрал его по брёвнышку и перевёз из Зимовейской в станицу Есауловскую), местный атаман велел пройтись по дворам, собрать ктсгчто даст, хоть по дощечке, и сложить новое показное строение. Его прилюдно сожгли, а пепел развеяли по ветру…
Жены Пугачёва и его дети уже жили тогда в крепости Кёксгольм. В 1803 году Александр разрешил предоставить им жительство в городе, но «чтоб из оного никуда не отлучались». Пока Трофим строил дом в посаде Кек-сгольма, Софья и Устинья умерли. Эти без вины виноватые женщины прожили в заточении больше 30 лет. Сын Пугачёва скончался в 50 лет, следом ушла из жизни его сестра Христина. Аграфена пережила всех. Её помянул Николай в 1834 году. Царь сказал Пушкину: «Жаль, что я не знал, что ты о нём (Пугачёве, — прим. авт.) пишешь; я бы познакомил тебя с его сестрицею (перепутал с дочерью, — прим. авт.), которая тому три недели умерла… Правда, она жила на свободе, но далеко от своей станицы, на чужой, холодной стороне!».

Журнал: Загадки истории №21, май 2021 года
Рубрика: Злодеи
Автор: Людмила Макарова

Метки: Екатерина II, эпоха Романовых, Загадки истории, жена, женщина, отношения, бунт, Пугачёва, любовница, Восстание Пугачёва





Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010- (архив истории, а не Википедия… или что почитать интересного*)