Григории Распутин — как он влиял на царя?

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Главной новостью, с которой Россия встречала Рождество и Новый, 1917 год, было убийство Распутина. В целом общество восприняло новость оптимистически. Зная, какие события последовали за этим убийством, возникает соблазн увязать его с революционными катаклизмами февраля и октября 1917-ro. И забывается, какой поистине «неоценимый» вклад внёс Распутин в подрыв авторитета монархии…

Григории Распутин — как он влиял на царя?

Аферист среднего пошиба подрывал российскую монархию

С царской семьёй Распутин был знаком 11 лет. Но это не значит, что все 11 лет он сознательно вёл империю к гибели. Такой цели «старец» перед собой не ставил. Его задачи были столь же чисты и банальны, как и задачи любого авантюриста среднего пошиба — доступ к властям предержащим, красивая жизнь, лёгкие деньги. Зарубежных счетов Распутин не имел, поскольку не очень представлял, для чего они требуются. А доверять ведение своих финансовых дел никому не хотел в силу характерной для крестьян недоверчивости ко всяким господам-интеллигентам.
В другой исторической ситуации он, вероятно, даже и не принёс бы монархии особого вреда. До Первой мировой войны его имя вообще ни о чём не говорило широкой публике. Но его угораздило оказаться в ненужное время в ненужном месте…

«Человек Божий»?

Точная дата, когда Распутин был представлен царской семье, зафиксирована в дневнике царя — 1 ноября 1905 года: «В 4 часа поехали на Сергиевку. Пили чай с Милицей и Станой. Познакомились с человеком Божиим — Григорием из Тобольской губ.».
На Руси «человеков Божьих» всегда было в избытке. Григорий Ефимович родился в 1865 году (есть и другие версии) в селе Покровское Тобольской губернии. Среди односельчан имел репутацию драчуна и конокрада, за что неоднократно ими избивался. Связывался Григорий Ефимович и с «хлыстами», заимствовав у них тягу к «бдениям», более напоминавшим сексуальные оргии и оправдываемым тезисом «не согрешишь — не покаешься».
К 40 годам он остепенился, построил богатый дом, имел семью — жену с тремя детьми. При этом неясно, на чем именно зиждилось благосостояние Распутиных. Впрочем, село Покровское было зажиточным, с развитыми котельными, кожевенными, кузнечными, мыловаренными промыслами. Как отмечалось в одном из этнографических описаний, здешний крестьянин «имел сытую, коренастую фигуру, гордый самоуверенный вид». Григорий Ефимович, кстати, имел не коренастую, а довольно субтильную фигуру. Вид — когда смиренный, а когда действительно «гордый самоуверенный».
Пока супруга тянула хозяйство, Григорий Ефимович странствовал по святым местам. Во время паломничества в Киев познакомился со священником отцом Михаилом и на основании этого шапочного знакомства отправился в Петербург, где предстал пред светлы очи трёх иерархов — инспектора духовной академии архимандрита Феофана (Быстрова), епископа Гермогена (Долганова) и будущего первого советского патриарха Сергия (Страгородского).
Вокруг царской семьи в это время крутились иноземные мистики-оккультисты вроде доктора Филиппа и масона Папюса. За ними могли маячить масоны, транснациональные финансовые группы, зарубежные спецслужбы. Понятно, что ни православным иерархам, ни другим Романовым при дворе Папюс был не нужен. И его решили выбить простым сибирским мужичком, от сохи, православным.
Распутин показался подходящей кандидатурой, и его представили двум великим княгиням — Анастасии и Милице (дочерям черногорского князя Николая I Негоша), которые в то время были дружны с императрицей Александрой Фёдоровной.
Именно благодаря «черногоркам» «внедрение» Распутина в царскую семью прошло успешно.

«Милай, помоги этому человеку…»

Григорий Ефимович умел облегчать страдания наследника престола Алексея, больного гемофилией. Цесаревичу на тот момент было всего полтора года, и малейшая травма вызывала гематомы и кровотечения, которые могли привести к летальному исходу. Распутин обладал какими-то знахарскими рецептами и непознанными до сих пор медициной способностями, позволившими поставить болезнь под контроль.
В период, когда Распутин регулярно общался с царской семьёй, Алексей жил в относительно нормальном ритме, появлялся на официальных мероприятиях. Если же «старец» долго отсутствовал, состояние цесаревича ухудшалось. Уже после убийства Распутина болезнь начала прогрессировать. В последние недели своей жизни Алексей почти не вставал с кресла, а в подвал Ипатьевского дома отец вносил его на руках.
По-человечески понятны причины, по которым благодарная мать преисполнилась к «старцу» доверия и внимала его советам. Но даже неограниченное доверие Александры Фёдоровны поначалу не давало Распутину особых рычагов влияния.
Все без исключения российские самодержцы умели отделять семейную жизнь от государственной деятельности. В меньшей степени, но касалось это и Николая II.
Последний российский император минимизировал личные контакты с Распутиным, которые носили краткий характер. Но исходя из обязанностей лекаря-знахаря с царицей Григорий Ефимович виделся довольно часто, имея возможность высказывать ей своё мнение по разным вопросам.
Собственного видения политического будущего России у Распутина не могло быть по определению. Зато он живо интересовался кадровыми назначениями.
Привыкнув грести под себя, «старец» рассорился и с продвигавшими его иерархами, и с другими представителями семейства Романовых. Мутный малообразованный тип, крутящийся рядом с престолом, вызывал раздражение всех сколь-нибудь крупных государственных деятелей. Но пока премьерами были фигуры уровня Столыпина или Коковцова, слишком высовываться Распутин побаивался.
С отмашки Столыпина полиция установила за ним наблюдение, насобирав компромат относительно пьянок и похождений с именовавшимися «духовными дочерями» поклонницами. Из этих протоколов перед читателем возникает картина светской жизни малограмотного крестьянина, выбившегося из грязи в князи и строящего из себя духовное светило. Время от времени сидевший в Распутине Шариков совершал действия, тянущие на мелкое хулиганство.
Тогда решили поднять материалы о «хлыстовстве», что Распутина всерьёз напугало. От греха подальше он в 1911 году совершил паломничество в Иерусалим и даже по возвращении старался недоброжелателям лишний раз глаза не мозолить.
Начало Первой мировой войны «старец» встретил в родном селе, где отлеживался после ранения, нанесённого разочарованной покойницей — психически и венерически больной Хионией Гусевой.
Многие историки полагают, что Распутин мог бы предотвратить конфликт с Германией, цитируя его слова: «Нельзя с немцем воевать! Немец — полезный человек, работящий». Вообще-то такие высказывания не выходят за рамки обычного крестьянского «здравого смысла», а во-вторых, достаточно перечитать телеграммы, которыми обменивались два императора (русский и германский), чтобы понять — остановить закусившего удила Вильгельма было невозможно.
Факт, что именно с началом Первой мировой войны деятельность Распутина вышла на новый уровень. После Столыпина и Коковцова с января 1914 года правительство возглавлял абсолютно послушный царю Иван Горемыкин, да и среди министров фигур с большим политическим весом и собственными идеями почти не осталось.
Между тем война открыла перед капиталистами «золотую жилу» казённых подрядов. И близкий к царице Распутин оказывался хорошим посредником в их получении. Вознаграждение он, кстати, получал не слишком большое, но имея десятки тысяч рублей на карманные расходы, чувствовал себя богатым человеком.
Вокруг Григория Ефимовича сложилась собственная «команда», также зарабатывавшая на «лоббизме» — секретарь «старца» Арон Симанович, князь Михаил Андроников, близкий к полиции журналист Иван Манасевич-Мануйлов. Приняв на грудь,
Распутин любил похвастаться близостью к «папе» (царь) и «маме» (царице) и писал министрам: «Милай, помоги этому человеку…».
Такие записки продавались посредниками за сходную цену, поскольку не давали их обладателям никаких гарантий. Но многие чиновники действительно выполняли пожелания Распутина, предпочитая видеть в нём союзника, а не противника.
И, естественно, когда общественность узнавала об этих посланиях, их адресаты, независимо от того, выполнили они просьбу Григория Ефимовича или нет, записывались в «распутинские ставленники».

«Тёмные силы»

Самой крупной его кадровой победой стала отставка с поста Верховного главнокомандующего великого князя Николая Николаевича, который неосторожно пообещал повесить Распутина, если только тот появится в Ставке. Обязанности Верховного главнокомандующего возложил на себя сам император, с июля 1915 года проводивший большую часть времени не в Петрограде, а в Могилёве.
Внешне это выглядело так, что царь самоотверженно взялся за тяжёлую и неблагодарную задачу в период, когда русские войска терпели тяжёлые поражения на фронте. Но дело заключалось в другом. Николай II под благовидным предлогом «убежал» из Петрограда от действительно любимой супруги, которая слишком уж настойчиво влезала в государственные дела и кадровую политику. При этом требуя снять очередного министра, она ссылалась на Распутина как на высший авторитет, хотя большую роль играли её личные симпатии-антипатии.
Николай II тактику жены понимал, идти на конфликт не хотел, и когда перед ним выложили очередную порцию компромата на «старца», грустно заметил: «Пусть лучше будет десять Распутиных, чем одна истерика императрицы…».
В Ставке царю определённо дышалось легче, но проблемы лишь загонялись внутрь.
Оставшись в столице, Александра Фёдоровна с большим эффектом и напрямую могла давить на министров и проталкивать наверх тех, кого считала своими сторонниками. Распутин же, исходя из собственного понимания, подсказывал ей, кто «плохой», кто «хороший».
И всё это происходило в период, когда Россия превратилась из самодержавной в конституционную монархию. Хотя в парламенте были представлены в основном лояльные по отношению к царю слои населения, склонность к самостоятельности демонстрировали самые вроде бы верноподданнически настроенные депутаты.
Примером тому служит лидер «черносотенного» «Союза русского народа» Владимир Пуришкевич, считавшийся «цепным псом царизма». Именно он летом 1915 года первым и поднял вопрос о Распутине, заговорив в одном из выступлений о «тёмных силах», которые мешают ему спать спокойно. Именно благодаря Пуришкевичу «старец» стал ассоциироваться с корыстью и развратом властей предержащих. И даже с предательством, хотя, собственно говоря, предателем он не был.
Многим казалось, что ликвидация Распутина уберёт главное и единственное препятствие на пути России к победе. Царица, которая на самом деле была в их тандеме первым номером, как бы отодвигалась на задний план, вероятно, чтобы не загонять в угол Николая II.
За полтора месяца до убийства Распутина великий князь Николай Михайлович обращался к царю в письме, которое широко ходило в тогдашнем «самиздате»: «Неоднократно ты мне сказывал, что тебе некому верить, что тебя обманывают. Если это так, то же явление должно повторяться и с твоей супругой, горячо тебя любящей, но заблуждающейся, благодаря злостному, сплошному обману окружающей её среды. Ты веришь Александре Фёдоровне… Но что исходит из её уст — есть результат ловкой подтасовки, а не действительной правды. Если ты не властен отстранить от неё это влияние, то, по крайней мере, огради себя, от постоянных систематических вмешательств этих нашептываний через любимую свою супругу».
Николай II предупреждению не внял. И тогда Распутина убрали те, для кого сохранение монархии было условием собственного политического выживания — ближайшие царские родственники великий князь Дмитрий Павлович и князь Феликс Юсупов, а также самый преданный царю политик Владимир Пуришкевич.
«Старца» они ликвидировали за то, что он подрывал авторитет монархии, а также посылая Александре Фёдоровне сигнал, что в государственные дела ей лезть больше не стоит. То, что в организации убийства участвовала британская разведка, мотивации главных участников не меняло.
Императрица сделанному ей предупреждению не вняла, и узнавший об убийстве Распутина Николай Михайлович назвал это «полумерой». Благодаря Распутину престиж монархии уже оказался подорван настолько, что даже устранение Александры Фёдоровны, вероятно, мало изменило бы ситуацию. Так что действительно «радикальной мерой» стала революция, устранившая и всю царскую семью, и Николая Михайловича, кстати, тоже.

Журнал: Загадки истории №52, декабрь 2019 года
Рубрика: Историческое расследование
Автор: Олег Покровский

Метки: Николай II, эпоха Романовых, Загадки истории, власть, политика, Россия, война, Первая мировая война, Распутин, влияние, авантюра, царь, Столыпин




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.