История благополучного избежания смерти цесаревичем Николаем Александровичем во время пребывания в японском городе Оцу и воздвижения в честь этого Белогорского монастыря в Пермском крае изобилует разнообразными чудесами.

Покушение на цесаревича Николая

Инцидент в Оцу - нападение на Николая II в Японии

Но сам Николай II верил, что храм, спрятанный в пермских лесах, держит его жизнь в своей прочной каменной деснице…

Как ни странно, суровый Урал связан с царской семьёй Романовых гораздо теснее, чем кажется. Причём не только трагически знаменитым Ипатьевским домом, в котором семья Николая II встретила свой конец, но и светлым Белогорским Свято-Николаевским миссионерским мужским монастырём.

Поездка в Оцу

Монастырь поразительно напоминает московский Храм Христа Спасителя, словно его уменьшенная копия. За строгость устава его называют Уральским Афоном. Он величественно возвышается над Белой горой, не только очищая и освящая собой Пермский край, но и отмаливая его прошлые грехи.

По традиции, заложенной ещё Петром и его Великим посольством, членами российского императорского

Дома было принято периодически совершать длительные заграничные поездки с целью расширения своих знаний и ознакомления с культурой других стран.

В 1890 году в своё восточное путешествие отправился и цесаревич Николай Александрович, будущий император Николай II. В турне входило посещение Греции, Египта, Йемена, Индии, Сингапура, Сиама и Китая. Последней в списке стран, входящих в круиз, была Япония.

15 апреля 1891 года 22-летний Николай Александрович прибыл в Японию вместе со своей свитой, в которую входили князья Владимир Барятинский, Виктор Кочубей, Николай Оболенский, Эспер Ухтомский, а также Евгений Волков. В Греции к Николаю Александровичу присоединился его кузен принц Георг — тоже правнук Николая I, как и цесаревич.

Царская эскадра во главе с флагманом — крейсером «Память Азова» — подошла к Нагасаки. Несколько дней Николай и Георг осматривали достопримечательности города, после чего Николай Александрович даже пожелал сделать себе татуировку, в результате чего стал обладателем чёрного дракона с жёлтыми рожками на своём предплечье.

После этого крейсер отплыл в Кагосиму, а потом в Кобе, откуда Николай и Георг прибыли на поезде в Киото — древнюю столицу Японии, где цесаревича встретила японская делегация во главе с принцем Арисугавой Такэхито.

29 апреля 1891 года Николай и Георг в сопровождении японского принца Арисугавы Такэхито отправились в небольшой городок Оцу, расположенный на берегу озера Бива, и посетили губернаторский дом, где их ждал роскошный завтрак.

Поскольку улочки городка были слишком узкие, движение осуществлялось в лёгких экипажах, которые тянули не кони, а рикши. Жителям Оцу было строго запрещено наблюдать за высокими гостями с балконов второго этажа, поскольку считалось, что никто не может быть выше членов царских семей.

За соблюдением этих правил строго следили полицейские, которые стояли на расстоянии 18 метров друг от друга, однако их задача осложнялась тем, что по этикету они не имели права повернуться к августейшим гостям спиной и поэтому не могли видеть, что делается позади них в толпе.

Около 2 часов дня торжественная процессия из 50 колясок, запряжённых рикшами, двинулась обратно в Киото. Николай сидел в пятой по счету коляске, Георг — в шестой, а Арисугава — в седьмой, в остальных ехали свита и представители власти.

Когда царский кортеж проезжал по улице Симо-Когарасаки, один из полицейских, по имени Цуда Сандзо, неожиданно бросился на Николая и два раза успел ударить его саблей по голове. Ошарашенный Николай выпрыгнул из коляски и отбежал в сторону со словами: «Чего, чего тебе?…».

Мгновенная реакция

Первым пришёл в себя принц Георг он обрушил на покушавшегося свою бамбуковую трость, которую купил незадолго до этого. Тут подоспел рикша Мукохата Дзисабуро, который вёз Николая, и схватил дерзкого полицейского за ноги, а за ним и рикша Георга — Китагаити Таро — выхватил у Цуды его саблю и стал колотить ею злодея по спине. После этого со всех сторон подбежали остальные полицейские и скрутили своего обезумевшего коллегу.

В доме хозяина галантерейного магазина, стоявшего поблизости, была срочно приготовлена постель для пострадавшего цесаревича, однако Николай мужественно отказался ложиться, поэтому его бережно усадили прямо перед входом в магазин и тут же, как могли, оказали медицинскую помощь. Сам он при этом хладнокровно курил.

Когда подбежал побледневший японский принц Арисугава Такэхито, цесаревич нашёл в себе силы успокоить его словами: «Это ничего, только бы японцы не подумали, что это происшествие может как-то изменить мою признательность к ним за их радушие».

После этого Николай Александрович был доставлен на крейсер «Память Азова», где судовой хирург наложил ему швы на две глубокие раны в области лобной части и затылка. При этом из одной раны им был извлечён осколок кости длиной около двух сантиметров. Хотя обе раны оказались не опасны для жизни, до конца своих дней Николай II страдал от сильных головных болей.

В знак сочувствия к раненому российскому наследнику престола на следующий день в Японии были закрыты биржа, театр кабуки, а публичные дома пять дней не принимали клиентов.

Не были забыты и оба отважных рикши, героически защищавшие российского цесаревича. Обоих пригласили на корабль «Память Азова», где Николай Александрович лично наградил их орденами Святой Анны. Александр III также распорядился выдать Китагаити и Мукохате по 2500 иен единовременно и 1000 иен в качестве пожизненной пенсии (что было равно годовой зарплате члена парламента). Не осталось в стороне и японское правительство: храбрым рикшам была пожалована ежегодная пенсия в 36 иен.

После перенесённогостресса раненый цесаревич больше не рискнул покидать крейсер, в результате чего дальнейшее посещение Японии было свёрнуто, 6 мая 1891 года Николай Александрович прямо на борту крейсера «Память Азова» отметил своё 23-летие, после чего российская эскадра подняла якоря и покинула Страну восходящего Солнца.

Причины нападения

В ходе следствия удалось выяснить, что Цуда являлся фанатичным самураем и с особой неприязнью и ненавистью относился ко всем иностранцам, посещающим его страну. Особое раздражение у него вызвал торжественный приём, оказанный русскому цесаревичу. По его мнению, подобных почестей был достоин только японский император, и, оказывая их иностранному наследнику, японцы оскорбили своего императора. Таким образом, Цуда решил отомстить за унижение своей нации.

Интересно, что министр иностранных дел Японии настаивал на немедленной организации убийства арестованного Цуды Сандзо, после чего следовало объявить его смерть «по причине болезни».

Однако большинство членов правительства, в том числе и министр юстиции, считали, что его необходимо судить военным судом и вынести ему смертный приговор.

Но дело в том, что японский уголовный кодекс не предусматривал смертную казнь за покушение на убийство. Высшая мера наказания была предусмотрена только в случае причинения зла японскому императору и членам его семьи, куда никак не мог входить пострадавший российский цесаревич Николай Александрович.

Поэтому, по решению японского суда, Цуда Сандзо был приговорён к пожизненной каторге, хотя это не спасло его от смерти: в сентябре он скончался от пневмонии в тюрьме острова Хоккайдо.

В 1891 году в память о чудесном избавлении цесаревича Николая от покушения в Японии в Пермском крае на Белой горе был воздвигнут пятисаженный крест, тут же прозванный в народе Царским.

В 1902 году рядом с Царским крестом на вершине Белой горы основали Крестовоздвиженский собор, который мог вместить одновременно 8 тысяч человек.

И этот Царский крест, установленный в честь того, что будущий Николай II счастливо избежал смерти, поджидавшей его в Японии, странным образом перекликается с другим крестом, воздвигнутым на месте гибели Николая II и всей его семьи в доме Ипатьева в Екатеринбурге. Через 27 лет смерть снова нагонит Николая Александровича, и тогда уже увернуться от неё императору не удастся.

На месте этого второго креста тоже был построен храм с очень красивым и печальным названием — Храм-Памятник на Крови во имя Всех святых, в земле Российской просиявших.

И стоят эти два храма на Урале почти что рядом, только один — символ надежды и спасения, а другой — знак скорби и невозможности что-то изменить.

Журнал: Загадки истории №12, март 2021 года
Рубрика: Религии мира
Автор: Марина Клюкина




Telegram-канал Багира Гуру

Метки: эпоха Романовых, Загадки истории, Россия, Япония, цесаревич, монастырь, покушение, Пермь


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-2022