Июльское восстание большевиков

По мнению видного большевика Григория Зиновьева, после Февральской буржуазной революции Россия «забеременела» революцией социалистической. В том, что между «зачатием» и «родами» прошло восемь месяцев, он видел «свидетельство естественности происходивших событий». Если использовать предложенную Зиновьевым оригинальную терминологию, следует признать, что первая попытка большевиков овладеть властью вполне могла закончиться «выкидышем».

Фото: Июльское восстание — интересные факты

Удобный случай

К лету 1917 года большевики превратились в партию, поддерживаемую пролетариями и значительной частью петроградского гарнизона. Тем не менее Ленин и его единомышленники пока воздерживались от атаки на Временное правительство, хотя и готовы были свергнуть его при первой возможности. В случае успеха власть предполагалось передать Советам, где большевики пока ещё не занимали лидирующих позиций, но надеялись завоевать их в ближайшее время.
Разыгравшиеся 4-5 июля события происходили в Петрограде вокруг трёх основных точек: Главного штаба и примыкающего к нему Зимнего дворца, в которых располагалось командование столичного военного округа и Временное правительство; особняка Кшесинской — штаб-квартиры большевистской партии; Таврического дворца (Тавриды), где заседали Петросовет и Всероссийский Центральный исполнительный комитет (ВЦИК) Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов.
Ситуация обострилась в конце июня — в период, когда Ленин находился на даче В.Д. Бонч-Бруевича в Нейволе (Финляндия). На заводах и в гарнизонных частях шли митинги с требованиями отставки Временного правительства. При этом в самом правительстве начались склоки: 2 июля из его состава вышли министры-кадеты, недовольные предоставлением автономии Украине. Такой ситуацией грех было не воспользоваться…
С утра 3 июля большевики начали выводить своих сторонников на улицы. Около шести часов вечера к Тавриде подошёл Первый пулемётный полк. Затем продефилировали гренадёры и колонны рабочих. Все они рассредоточились по Таврическому саду. Во дворце тем временем шли дискуссии.

4 июля. 10-16 часов. Особняк Кшесинской — Шпалерная улица

В 10 утра на нескольких судах в Петроград приплыли моряки Кронштадта. Они были отлично вооружены и для пущего эффекта перемотаны пулемётными лентами. Примерно к 14 часам кронштад-тцы устроили митинг перед особняком Кшесинскои. Ещё через час появился срочно вернувшийся из Финляндии Ленин. Выйдя на трибуну, он произнёс речь, составленную таким образом, чтобы не навлечь на партию обвинение в мятеже против законного правительства. — Вождь мирового пролетариата» выразил уверенность, что лозунг — Вся власть Советам!» восторжествует. Затем вооружённая масса направилась к Тавриде. Именно на подступах к дворцу и раздались первые выстрелы.
Части, верные правительству, открыли по демонстрантам огонь из прилегающих домов. Революционные матросы и солдаты, в свою очередь, под предлогом обысков начали врываться в квартиры и частные заведения. Особенно пострадали винные, гастрономические и табачные магазины. Кто попало арестовывал кого попало.

4 июля. 10-18 часов. Таврический дворец

Проведшие бессонную ночь депутаты заснули утром — кто на полу, кто на стульях. Однако в саду как раз начали просыпаться ночевавшие там демонстранты, некоторые из них полезли в окна и двери. Страсти разгорелись с новой силой. Масла в огонь добавил приехавший из особняка Кшесинскои большевик Луначарский, который, появившись на трибуне, объявил: — Я только что привёл из Кронштадта 20 тысяч совершенно мирного населения!».
Грохотавшие на улице выстрелы предупреждали депутатов о том, что «мирное население» приближается. Поговорить с демонстрантами выслали одного из руководителей ВЦИК — эсера Виктора Чернова. Однако диалога не получилось. Рослый рабочий сунул «переговорщику» под нос свой мозолистый кулак и крикнул: «Принимай, сукин сын, власть, коли дают!». Перепуганный Чернов попытался улизнуть, но его запихнули в стоявший возле крыльца автомобиль и объявили арестованным.
На выручку эсеру поспешил новоиспечённый большевик Лев Троцкий, выступивший с пламенным спичем: «Вы пришли объявить свою волю и показать Совету, что рабочий класс больше не хочет видеть у власти буржуазию. Но зачем мешать своему собственному делу, зачем затемнять и путать свои позиции мелкими насилиями над отдельными случайными людьми? Отдельные люди не стоят вашего внимания. Каждый из вас доказал свою преданность революции. Каждый из вас готов сложить за неё голову. Я это знаю… Дай мне руку, товарищ! Дай руку, брат мой!».
Матрос, к которому были обращены последние фразы, отталкивал руку Троцкого, и на лице его читалось явное недоумение. В недоумении пребывали и другие демонстранты: зачем те же большевики вели их кТавриде, если свергать и арестовывать никого не надо?

Знаете ли вы что…

На знаменитой картине В. Серова «Ленин провозглашает Советскую власть» у Ильича видна традиционная бородка. На самом же деле во время речи на II Всероссийском съезде Советов Ленин в целях конспирации был без бороды.

4 июля. 10-18 часов. Главный штаб — Шпалерная улица — Таврический дворец

Ещё вечером 3 июля командующий округом генерал Пётр Половцев стянул к (лавному штабу почти все надёжные казачьи и юнкерские части. Однако использовать силу не торопился. Нужный момент, по мнению Половцева, наступил только в 17 часов. Запись из дневника: «Получаем по телефону истерический вопль из Совета… Приказываю конно-артиллерийскому командиру Ребиндеру взять два орудия, сотню казаков прикрытия, идти на рысях по набережной и по Шпалерной к Думе, сняться с передков, не доходя её, и, сделав одно возможно краткое предупреждение, или даже без этого, открыть огонь по толпе перед Таврическим дворцом».
На углу Литейного и Шпалерной казаки и конные артиллеристы были обстреляны из прилегающих зданий. С Литейного моста по ним лупил пулемёт. Бойцы Ребиндера выкатили пушки на прямую наводку и сделали три выстрела, грохот которых докатился до Тавриды.
Впоследствии Половцев утверждал: «Первая шрапнель разорвалась около Петропавловской крепости и серьёзно понизила настроение в особняке Кшесинскои, вторая разогнала какой-то митинг у Михайловского артиллерийского училища, а третий выстрел попал в самую середину пулемётчиков и, уложив восемь человек на месте, рассеял остальных».
Урон, понесённый казаками и кон-ноартиллеристами, также оказался весьма значительным — 10 погибших. Перебили и всех лошадей, а уцелевшие бойцы бежали, бросив орудия. Но самое парадоксальное заключалось в том, что бежали и их противники! Более того, в осаждавшей Тавриду толпе началась паника. В этот момент у дворца появились два верных Временному правительству полка — Павловский и Измайловский. Совместными усилиями они очистили помещения. Одновременно из разных частей гарнизона во ВЦИК начали поступать заявления с осуждением действий большевиков. Таврический сад и прилегающая к дворцу площадь постепенно опустели.
Столь резкая перемена в настроениях объяснялась двумя сообщениями. Во-первых, военный министр Керенский предупредил, что высылает с Западного фронта сводный отряд в составе пехотной бригады, кавалерийской дивизии и батальона самокатчиков. Во-вторых, в Главном штабе начальник окружной контрразведки Борис Никитин проинформировал представителей солдатских комитетов о том, что большевики подозреваются в связях с немецкими спецслужбами.

5 июля. Триумф победителей

На следующее утро в буржуазной прессе на разные лады перепевались сделанные контрразведчиками разоблачения. Из кумиров толпы большевики превратились в объект её ненависти. Сводный отряд юнкеров занял особняк Кшесинскои. Для захвата Ленина Половцев отправил специальную группу, командир которой поинтересовался: «Надо ли доставить арестованного целым или частями?» Половцев, улыбаясь, пояснил, что арестанты часто погибают при попытке к бегству.
Но Ленин и Зиновьев успели уйти в подполье. Троцкий, Каменев и Луначарский сдались сами и оказались под охраной ВЦИК, который взялся обеспечивать их безопасность до окончания следствия. Для меныиевистско-эсеровского большинства Советов сторонники Ленина оставались пускай и заблудшими, но всё-таки братьями по марксистской вере.
Больше всего от тех событий выиграл Керенский. Вернувшись в Петроград с фронта только 6 июля, он перехватил лавры у Половцева, представ на публике человеком, способным навести порядок. И когда перепуганные буржуазные министры подали в отставку, именно он возглавил обновленное Временное правительство.
Рванувшие к власти раньше времени большевики казались в эти дни окончательно дискредитированными. Однако революции предстояло сделать ещё один зигзаг, после которого ленинцы снова выйдут на стартовые позиции. И в новом «забеге» придут к финишу первыми.

Журнал: Тайны 20-го века №37, сентябрь 2011 года
Рубрика: Белые пятна истории
Автор: Дмитрий Митюрин




Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —