Золото — это только металл. Им не накормишь детей, не излечишь близкого человека. Но с древнейших времён именно объём запасов золота был мерой благосостояния цивилизаций и государств. И свидетельством краха, если этого металла нет. Так случилось и в Российской империи в начале 1855 года.

Частная добыча золота в России

Как добыча золота в России перешла в частные руки?

Денег нет, но вы держитесь!

Примерно так отвечали из Петербурга защитникам Севастополя в начале 1855 года. Едва в столице империи смолкли траурные марши, что гремели по случаю похорон государя Николая Павловича, как наследник престола император Александр II пригласил на беседу тет-а-тет шефа корпуса жандармов, графа Алексея Орлова. Молодой самодержец поделился с главой спецслужбы монархии тайной: денег в казне всё ещё воюющей империи нет. Содержать полки и флот действующей армии на юге, на Балтике и в Тихом океане не на что. Срочно требовалось придумать, откуда их взять. Вскоре втайне даже от министра финансов был образован секретный комитет, в который вошли опытные царедворцы Василий Кокорев и Яков Ростовцев. Они планировали действия по насыщению царской казны пресловутым золотом. Приисков в необъятной стране хватало — не на что было чеканить из добытого металла монеты. А почему?

Кто виноват и что делать?

На территории Сибири, Башкирии и Оренбургского казачьего войска добыча золота непрерывно росла. Так, с 1830-го по 1848 год старатели намывали до 1600 пудов «жёлтого» металла в год. Но вот в 1848 году император Николай повелел всю золотодобычу перевести в казну. Все старатели стали по сути государственными служащими по министерству финансов. И объёмы добычи драгоценного металла резко упали. В 1848 году добыли уже 1529 пудов. В 1853-м началась Восточная (Крымская) война, а золота намыли всего 1058 пудов. При обмене золота на серебро в кассах министерства финансов чистая прибыль казны составила немногим более 2 млн. Рублей серебряной монетой. Доходы от таможенных пошлин на импорт заокеанского чая в казну, для сравнения, составили более 16 млн. Рублей серебром.
Начинающий самодержец указал главкому жандармов на сие вопиющее противоречие и потребовал ответить на два вечных вопроса: кто виноват и что делать?

Приватизация

Виновных нашли быстро. Как и ожидалось, громадный и дорогостоящий чиновничий аппарат, управлявший золотодобычей, буквально пожирал средства на своё содержание — почти на 600 пудов золота в год. Сократить его — не проблема. Но вот кем и как заменить? И вот тогда, это было в сентябре 1855 года, опасные для чиновничьего произвола смутьяны Василий Кокорев и Яков Ростовцев предложили передать золотодобычу в частные руки, подготовив для утверждения кабинетом министров «Устав по частной золотодобыче в европейской и азиатской части Российской империи».
Ещё в процессе подготовки документа против данного проекта выступили сам министр финансов и все губернаторы Сибири, Урала и Оренбурга. Ещё бы, из их рук уплывали миллионы!
Но что же конкретно предлагали новаторы приватизации эпохи Александра II? Во-первых, выплачивать золотоискателям за один сданный в казну золотник (4,2 грамма золота) 3 рубля 50 копеек серебром. 5/6 стоимости найденного золота оплачивали банковскими билетами и 1/6 — звонкой золотой монетой. То есть нарушили прежнюю царскую монополию на расчёт золотой монетой. Теперь она стала формой расчётов между частными лицами. Хотя при желании золотоискатели могли получить свой доход исключительно бумажными банковскими билетами, что автоматически делало бумажные деньги обеспеченными золотом. К промыслу драгоценного металла допускались казаки Оренбургского, Сибирского и Башкиро-Мещерского (было и такое) казачьих войск, потомственные и личные дворяне, лица духовного звания (священники и дьяконы), купцы 1-й и 2-й гильдий, почётные граждане и государственные крестьяне (до отмены крепостного права оставалось ещё 6 лет). Авторы законопроекта ожидали в России «золотой лихорадки», подобно той, что свирепствовала в американской Калифорнии и Австралии. Всем будущим миллионерам разрешалось открывать артели и лагеря наёмных мойщиков золота. Имелись ограничения: нанимать в один лагерь не более 1000 рабочих. В лагере обязательно должен был находиться лекарь. Правда, в жизни это не соблюдалось. Ибо Сибирь большая, а царь и законы далеко… Главное, что вместо стандартной госпошлины (она была отменена) золото разрешалось мыть за наличный расчёт с кассами министерства финансов на царских, в тех краях фактически «ничейных» землях сколько угодно. Ну просто американская золотая мечта на просторах Сибири.
В ноябре 1855 года Александр II, несмотря на ожесточённое сопротивление ряда министров и губернаторов, положение о частной золотодобыче в империи утвердил. Это дало ожидаемые плоды: уже через пару лет доходы в казну от золотодобычи составили более 50000 рублей серебром. Но частная добыча золота подложила под самодержавие мину замедленного действия.

Мина замедленного действия

Пётр Брок, министр финансов правительства Александра II, выступая против передачи прав на золотодобычу в России частному бизнесу, был дальновиднее царя. Министр, послушав о золотодобыче на территории Североамериканских штатов, в британских и французских колониях, резонно напомнил самодержцу, что монархи Англии и Франции, допустившие концентрацию золота в частных руках, в итоге взошли на плаху, которую им подстроили воротилы частного бизнеса. Народные революции? Что вы, голодающие бедняки не устраивают революций, чтобы захватить власть, ибо не знают, зачем она им нужна. А вот «золотые дельцы» — знают. Проще говоря, если самодержавие уступает золото, то в итоге уступает и власть. Или власть у него отбирают силой народных революций.
Чиновники воруют из казны? Это полбеды. Беда будет, если новые владельцы золотых приисков отберут у династии трон. Или, как минимум, заставят поделиться властью. Своего министра финансов молодой император тогда не послушался. Нет, спустя 26 лет Александру II не отрубили голову, как его британскому или французскому коллеге. Взрывом бомбы, брошенной народовольцем-террористом, русскому царю-либералу оторвало ноги.
Частное золото всегда концентрируется в частных банках. В январе 1917 года детальный план по отречению от трона императора Николая II обсуждался не в казармах гвардейского полка, а на квартире (Кронверкский проспект, дом 17) помощника вице-директора Русско-Азиатского коммерческого банка Дмитрия Рузского — брата командующего Северным фронтом, Николая Рузского, по приказу которого через месяц и был остановлен царский поезд. Остановлен в истории России…

Был ли иной путь?

А мог бы Александр II осенью 1855 года поступить по-другому? Теоретически да. Тот же граф Алексей Орлов — «первый жандарм России» предлагал предприятия по золотодобыче реорганизовать иначе. Выпустить акции с расчётом, что 51 процент их будет принадлежать казне, то есть Канцелярии Его Императорского Величества. А остальные раздать всем желающим (вроде ваучеров 1992 года в РФ), но лишь тем, кто сам, лично начнёт заниматься золотодобычей. Но договор царя с множеством мелких собственников, к сожалению, не сложился. Хотя «профсоюз» частных золотоискателей уж точно не требовал бы от наследников царя отречения от трона. Но убедить императора начать столь необычные реформы шефу жандармов тогда не удалось.

Журнал: Тайны 20-го века №45, ноябрь 2020 года
Рубрика: Белые пятна истории
Автор: Александр Cмирнов

Метки: Александр II, император, эпоха Романовых, Россия, Тайны 20 века, Урал, золото, финансы





Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —