Под нажимом прогрессивной общественности император Николай II решился-таки учредить в России почти полноценный парламент. Хотя первый созыв Думы существовал совсем недолго, это стало важным и любопытным моментом в нашей истории.

Деятельность первой Думы

Как работала первая Государственная Дума Российской империи?

Про самую первую Государственную думу 1906 года, проработавшую 72 дня, понятно, написано огромное количество материалов, но мы постараемся найти неожиданный ракурс. Прежде всего, обратим внимание на острые отношения отдельных видных депутатов. Они считали, что парламент — место для дискуссий, хотя заочных, но даже с царём. Ещё один эпизод демократии — в Думе были два депутата, которые не умели ни читать, ни писать.

Журналисты-депутаты

Государственная дума стала первым в России законодательным (скорее, законосовещательным) органом, который избирался именно населением империи. Понятно, что решение о создании парламента было вызвано революцией 1905 года, другими политическими протестами, поражением в войне с Японией, пошатнувшимся авторитетом царя Николая II. Дума избиралась на 5 лет, но император имел возможность распустить её досрочно.

Закон о выборах в Государственную думу был опубликован 11 декабря 1905 года. Выборы были непрямые и проходили по куриальной системе, из четырёх курий: землевладельческой, городской, крестьянской и рабочей, которые получили возможность выбирать определённое число выборщиков. Были установлены следующие квоты: один выборщик на 2 тысячи населения в землевладельческой курии, на 4 тысячи — в городской, на 30 тысяч — в крестьянской, на 90 тысяч — в рабочей. Сейчас система выборщиков, сохранилась, пожалуй, только в США.

Всего было избрано 499 депутатов, из них избрание 11 депутатов было аннулировано, 1 ушёл в отставку, 1 умер, б… не успели приехать.

Депутаты распределились следующим образом:

• по возрасту: до 30 лет — 7%; от 30 до 40 лет — 40%; от 40 до 50 лет — 38%; старше 50 — 15%;

• по уровню образования: с высшим образованием — 42%, средним — 14%, низшим — 25%, домашним — 19%, неграмотных — 2 человека.

Что касается профессиональной принадлежности, то многие — 121 человек — предсказуемо оказались помещиками или, если официально, — земледельцами. Любопытно, что священников было всего 6, а журналистов целых 11. Ещё 9 народных избранников — неизвестных профессий. Видимо, тунеядцы. Большинство оказалось за конституционными демократами — 176 человек. Председателем был выбран Сергей Муромцев, профессор Московского университета, правовед, социолог-позитивист. Место заседаний Думы — Таврический дворец.

Спикер против премьера

Как известно, первая в нашей истории Госдума отработала всего 72 дня — с 27 апреля (10 мая) по 9 (22) июля 1906 года. Но за это время успела принять 391 запрос о незаконных действиях правительства. Да, парламент активно конфликтовал с председателем Совета министров Иваном Горемыкиным, 13-м по счету и последним действительным тайным советником 1-го класса Российской империи. Перед самыми выборами Думы он заменил на столь важном посту Сергея Витте. Вскоре сам Горемыкин был смещён Петром Столыпиным за несколько дней до роспуска парламента.

В чём основные мотивы противостояния первой Думы и председателя правительства? Прежде всего, аграрный вопрос. Так, 7 мая кадетская фракция за подписью 42 депутатов выдвинула законопроект, предусматривавший дополнительное наделение крестьян землёй за счёт казённых, монастырских, церковных, удельных и кабинетских земель, а также частичный принудительный выкуп помещичьих земель. А 6 июня 33 депутатами был подан по-настоящему «большевистскии» законопроект, разработанный эсерами, о немедленной национализации всех природных богатств и отмене частной собственности на землю. Радикально так — взять все и даже не поделить, а отнять.

Но, конечно, были и политические требования от Думы — амнистия для всех политзаключённых и отмена смертной казни. Но главное притязание депутатов, которое шокировало царя и правительство, — желание подчинить Совет министров парламенту. Фактически это означало создание парламентской монархии в России по британскому образцу.

Тут началось личное противостояние Муромцева и Горемыкина. Они считали друг друга вредителями для страны, хотя первый не был каким-то уж большим либералом, а второй — заклятым реакционером. Люди схожего масштаба, образования, но с разными трибунами на тот момент: у Муромцева — зал в Таврическом, а у Горемыкина — уши Николая II. Спикер парламента громил «отсталого» премьера правительства перед депутатами, довольно демократически настроенными, а тот, в свою очередь, уведомлял монарха о «вольнодумии» Думы. Понятно, что царь больше прислушивался к министру — Госдума, её вынужденное рождение, была для него личным унижением, огромной уступкой перед обществом, неким позором для монархии. Понятно, что царь ждал только повода, чтобы воспользоваться своим конституционным правом на роспуск Госдумы. Возможно, сделать это ему посоветовал Столыпин. Уж он революционеров, даже умеренных, на дух не переносил.

Внутренние споры

Внутри первой Государственной думы существовало противостояние. Понятно, что публичных и задокументированных на прениях их оказалось совсем мало — всё-таки первый парламент отработал меньше трёх месяцев, к тому же там было достаточно, ну или относительно, однородных по политическим взглядам депутатов. Это следующие Думы, куда добавили монархистов и других лояльных, стали ареной почти гладиаторских словесных боёв. Но тем и ценна первая Дума — это проба пера, уникальное для России явление, все в первый раз. А более активно, чем в зале, депутаты полемизировали между собой в газетах, как правило, собственного производства. Такова давняя русская публицистическая традиция.

Несколько примеров. Юрист, лидер российского масонства тех лет Максим Ковалевский, создатель «Партии демократических реформ», избранный депутатом от Харьковской губернии, целых 62 раза выступал на заседаниях первой Думы — то есть почти каждый день. Это многим депутатам не нравилось — вроде ему даже на местах придумывали неприличные прозвища. Спикер Муромцев несколько раз остужал пыл яркого оратора, это есть в стенограммах. Между двумя правоведами, чем-то похожими внешне, была не только политическая неприязнь, отмечали журналисты того времени, активно освещавшие «съезды» Думы, но и профессиональная ревность. Во всяком случае, друг к другу они были резки — не то что бы непарламентские выражения использовали, но близко к тому.

Другой юрист, Владимир Набоков, отец всем известного автора «Лолиты», был почти профессиональным депутатом — начинал гласным от Санкт-Петербургской думы, был участником многих земских съездов, в первую Думу попал, конечно, от родного города. Выступил там аж 28 раз, в частности, сказав, что «…с точки зрения принципа народного представительства, мы можем только сказать одно: исполнительная власть да покорится власти законодательной». Его за это жёстко критиковала лояльная газета «Новое время», а из коллег по парламенту, как ни странно, — философ и историк Павел Новгородцев, заядлый либерал, между прочим. И опять-таки критиковал в газетах — ему не нравилось, что Набоков желает именно просвещённую парламентскую монархию, а не всю власть Советам, если упрощённо говорить. Набоков, как ещё и умелый журналист, парировал остро.

А поляк Лев Петражицкий, кадет, был всё-таки сторонником конституционной монархии. А кадеты в той Думе, да и после, были весьма неоднородны по взглядам. В принципе, фракционную дисциплину они соблюдали — сор из избы не выносили на публику, но пронырливые парламентские репортёры отмечали конфликты внутри партии. Петражиц-кого критиковали что справа, что слева. Да и по «польскому вопросу». Ведь в той Думе находилось целых 49 человек из Польского кола, довольно националистической по своему характеру организации. Они считали, что Петражицкий слишком «русский», не отстаивает шляхетские интересы. Но сами русские — официально в том парламенте их было 249 человек — также не слишком привечали пана.

Вот такие короткие столкновения той по-своему уникальной Думы, которая, конечно, не заложила идею полноценного парламентаризма1 в нашей стране. Впрочем, эта идея, собственно, до сих пор не реализована по разным причинам. Дальше, ещё при царе, столкновения внутри парламента стали куда более яркими — появились Павел Милюков, Владимир Пуришкевич, Александр Гучков, Михаил Родзянко, Николай Хомяков. Но это другая история, хотя пауза между Первой и последующими была совсем короткой.

Журнал: Загадки истории №26, июль 2022 года
Рубрика: Легенды прошлых лет
Автор: Евгений Колесников





Telegram-канал Багира Гуру

Метки: Николай II, эпоха Романовых, Загадки истории, политика, Россия, борьба, Набоков, парламент, Дума, Витте, Столыпин, Милюков, Пуришкевич, Гучков, Муромцев, Горемыкин, Ковалевский, Родзянко, Хомяков, Петражицкий


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-2022