В 1979 году СССР принял решение о вводе в Афганистан ограниченного контингента войск. После почти 10 лет присутствия в Афганистане руководством Советского Союза было принято решение о выводе войск.

Эвакуация российского посольства из Афганистана

Как Россия эвакуировала посольство из Афганистана в 1992 году?

Ограниченный контингент

После того как последние советские армейские подразделения покинули страну, правительство президента Наджибуллы, опираясь на полученную за это время от СССР военную помощь, продержалось ещё три года.
Но в 1992 году генерал Абдул-Рашид Дустум, командовавший основным подразделением правительственных войск, отрёкся от президента Наджибуллы, и последнему не оставалось ничего иного, как уйти в отставку. А генерал Дустум стал достаточно влиятельной фигурой на политической сцене Афганистана, взяв под контроль область на севере страны и превратив её практически в независимое государство.

Подготовка операции

В августе 1992 года в МИД России всё чаще стали поступать тревожные сводки о состоянии дел в Афганистане, и особенно из Кабула, где располагалось российское посольство.
Моджахеды подвергали Кабул усиленному артобстрелу. Иностранные дипломаты поспешно эвакуировались. Спасаясь от верной гибели, сотрудники российской дипмиссии две недели жили в бомбоубежище. После того как под бомбёжкой погибли двое сотрудников посольства, в Москве было принято решение об эвакуации.
Стояла задача эвакуировать почти двести человек, а также секретные документы из страны, где велись активные военные действия. Операцию решили проводить при помощи авиации. Для этого были задействованы силы 110-го военно-транспортного авиационного полка.
Для проведения эвакуации командованием ВВС было выделено три борта Ил-76. Руководителем операции был назначен Евгений Зеленов. В целях конспирации операция должна была быть проведена как обычный зарубежный полёт. Лётчиков даже попросили взять с собой загранпаспорта. Как вспоминает Евгений Зеленов: «Сообщили, что мне, командиру полка, поставлена задача подготовить группу в составе трёх самолётов по эвакуации российского посольства из Кабула. Политическую и военную обстановку все прекрасно знали, там шли боевые действия. К этому времени наши дипломаты сумели договорится с бандитами. Те обещали предоставить два часа для эвакуации наших российских граждан из Кабула», — вспоминал детали Зеленов.
Кроме того, для прикрытия на борту каждого самолёта должна была находиться группа бойцов Тульской воздушно-десантной дивизии. Для поддержания легенды «простой гражданской акции» все военные были в штатском.

Проведение эвакуации

Ночью 27 августа 1992 года на аэродром Кокайды, Узбекистан, прибыли тульские десантники и три Ил-76. В то время там базировался авиационный полк, которым командовал Олег Струков. Струков был одногруппником Зеленова в военной академии. Узнав о том, что предстоит сделать экипажам в Кабуле, Струков пообещал оказать — всяческое содействие и помощь в непредвиденной ситуации. При этом он сильно рисковал, так как официально миссия была гражданской и ни о каком прикрытии самолётов речи быть не могло.
Вечером 27 августа 1992 года в Российском посольстве в Кабуле была объявлена эвакуация. В 3 часа утра 28 августа 1992 года поступил приказ готовиться к выезду. Российским дипломатам удалось договориться с Гульбеддином Хекматияром, одним из полевых командиров, и он дал два часа на проезд по городу, пообещав не мешать эвакуации и не обстреливать город.
Рано утром сотрудники дипмиссии покинули посольство России в Афганистане. Колонна из автомобилей и автобусов продвигалась по улицам Кабула. По пути колонна заезжала в дипмиссии Индонезии, КНДР, Монголии и Китая.
В это время на аэродроме Кокайды экипажи Ил-76 и бойцы готовились к взлёту. Евгений Зеленов вылетел первым. Он планировал быть на аэродроме Кабула до рассвета, когда боевики спят. Ему предстояло первым совершить посадку, изучить обстановку и сообщить информацию двум другим пилотам, так как башня диспетчеров на Кабульском аэродроме не функционировала.
Наконец все три машины поднялись в воздух. Но как только самолёты вошли в воздушное пространство Афганистана, от Олега Струкова из Кокайды пришло сообщение, что в их сторону движутся неопознанные самолёты. По предварительной оценке — МиГ-21. Транспортные самолёты были абсолютно беззащитны перед истребителями. Понимая это, Олег Струков приказал нескольким истребителям МиГ-29 своего полка вылететь на помощь российским экипажам. Но командование Узбекистана не разрешило воздушным судам покидать пределы страны. Экипажи самолётов готовились к худшему, но, совершив несколько манёвров вокруг Ил-76, истребители скрылись.

Расстрелян на полосе

Когда автомобили с дипломатами въехали на территорию Кабульского аэродрома, в небе над ними появился первый из бортов, спешащих к ним на выручку. Через несколько минут появились остальные. Как только первый борт совершил посадку, сразу началась эвакуация. Первым на борт въехал КАМАЗ с документами, затем поднялись дипломаты Китая, Северной Кореи, Индонезии, Монголии. В этот момент, нарушая все договорённости, моджахеды начали обстрел аэродрома. Взрывы снарядов раздавались всё ближе. Обстановка накалялась. После того как на борт поднялись сотрудники российского торгового представительства и были загружены тела погибших, экипаж самолёта под управлением Евгения Зеленова стал готовиться к взлёту. В это время второй Ил-76 заходил на посадку. Садиться пришлось в боевых условиях под артобстрелом. Отстрелив тепловые ловушки, второй самолёт благополучно приземлился на аэродроме Кабула…
«Были зенитные обстрелы со стороны города, на заходе. Мы всё-таки были ещё высоковато, но было четыре попадания в здание аэропорта», — вспомнил Анатолий Копыркин.
Во время загрузки второго самолёта обстрел усилился. За несколько минут до окончания загрузки к самолёту подъехала машина с дипломатами из Индии, которые попросили взять их на борт. Экипаж согласился помочь, и представители индийской миссии очень быстро забежали внутрь самолёта. Почти сразу же второй Ил стал выруливать на взлётную полосу, чтобы освободить место третьему самолёту, который совершил посадку.
В этот последний самолёт должны были загрузиться непосредственно сотрудники посольства во главе с послом и ещё одна машина с имуществом. Когда машину подогнали к борту самолёта, в погрузке возникла задержка. Командир десантной группы отказался принимать на борт машину и пытался объяснить это сотруднику МИДа. Во время спора под крылом самолёта разорвался снаряд. Все, кто был на тот момент на борту, покинули горящее воздушное судно. По счастливой случайности никто не погиб и не пострадал. Воздух вокруг очень быстро наполнился дымом, и через несколько минут раздался взрыв.
Уже набрал безопасную высоту и кружил над аэродромом, отдал приказ командиру второго Ил-76 Анатолию Копыркину забрать экипаж взорванного самолёта.
Второй самолёт совершил разворот и направился к зданию аэропорта, в подвале которого к тому времени укрывались оставшиеся люди. Двигаясь по лётному полю, лётчики подбирали всех, кого встречали на пути. Экипаж самолёта Сергея Мельникова был втянут внутрь самолёта буквально на ходу. Всё это происходило под непрекращающимся артобстрелом.
«Мы отъезжаем — мина ложится, мы отъезжаем — мина ложится. Поэтому нужно было прикрыться», — рассказал Копыркин. Подобрав всех, до кого смогли дотянуться, экипаж самолёта приступил к взлёту. В этот момент выяснилось, что у самолёта повреждены шасси. Осколками снарядов в клочья была изорвана резина на колёсах. Самолёт никак не мог набрать нужную скорость, но экипаж совершил невозможное. При значительном перегрузе, на повреждённых шасси они всё-таки сумели взлететь.

Возвращение в Россию

Два самолёта возвращались в Россию после завершения сложной операции по эвакуации своих и иностранных сограждан. Но в Кабульском аэропорту оставалось ещё более 60 человек — мужчин и женщин, сотрудников российского посольства, и несколько десантников, один из которых был серьёзно ранен. Надежды на спасение оставшихся — таяли с каждой минутой.
Помощь пришла неожиданно для всех и со стороны, откуда её совсем не ждали. Генерал Дустум посчитал своим долгом помочь российским дипломатам и прислал для них в Кабул три транспортных Ан-32, на которых все ожидающие эвакуации люди были отправлены сначала в местность, подконтрольную самому генералу, а затем благополучно доставлены в Узбекистан, а оттуда в Россию.
Все участники операции получили государственные награды. Трое — Евгений Зеленов, Анатолий Копыркин и старшина Сергей Арефьев, который почти сутки защищал оставшихся в бункере людей, — получили звание Героев Российской Федерации.
Генерал Абдул-Рашид Дустум продолжил свою военную карьеру в Афганистане. После 2001 года он начал успешно строить политическую карьеру и сегодня является влиятельной фигурой в правительстве. В 2020 году ему было присвоено звание маршала.

Журнал: Война и Отечество №10, октябрь 2021 года
Рубрика: Под грифом «Секретно»
Автор: Ольга Ильина

Метки: СССР, Россия, Война и Отечество, эвакуация, Афганская война, Афганистан, посольство, Кабул, 1992, МИД




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-