Казна гетмана Мазепы

Про гетмана запорожских казаков Ивана Степановича Мазепу мы помним только то, что он изменил присяге, данной Петру I, и перешёл на сторону шведского короля Карла XII. О финансовых отношениях гетмана со шведским монархом, денежных спорах между кровными и политическими наследниками Мазепы история писать не любят. А зря. Денежная тема в этом вопросе оказывается самой интригующей.

Фото: казна гетмана Мазепы — интересные факты

Полтавская битва?

Все стоит денег, и военные победы и поражения не исключения: они тоже имеют свой денежный эквивалент. К 1709 году шведский король с горсточкой своих войск оказался очень далеко от родной Швеции. На что же он содержал свою армию? На займы Ивана Мазепы. Незадолго до Полтавской баталии гетман передал Карлу XII в долг 60000 золотых монет и ещё векселей на 40000 талеров серебром. Откуда взял эти деньги сам Иван Степанович? Из казны Войска Запорожского. Хотя сам гетман был настоящим олигархом Малороссии той эпохи, своих средств он не использовал ни копейки. Именно из-за этого финансового самоуправства, возмутившего казацких старшин, большинство запорожцев и отвернулись в итоге от Мазепы. А вовсе не потому, что эти чубатые крестоносцы-грабители так обожали Петра I и так дорожили союзом с Московией! 100000 золотых и серебряных монет — вот цена похода шведского короля на Украину и Полтавской битвы в частности.
Ещё в самом начале своего гетманства Мазепа присвоил себе казну сразу трёх предшествующих гетманов Малороссии: Брюховецкого, Многогрешного и Сагайдачного. Последний, удачливый морской пират, был особенно состоятелен. От прежних вожаков Войску Запорожскому досталась очень богатая казна. Не отдай Мазепа эти деньги Карлу XII, шведская армия просто бы вымерла с голоду или разбежалась на мелкие шайки грабителей. Вернуть займ гетман рассчитывал после того, как Стокгольм признает Украину государством казаков, суверенным в отношении с Московией, Речью Посполитой и султанской Турцией. Не случилось…
Но если общевойсковые средства Мазепа легко отдал на решение стратегических задач, то собственные сберёг.

Золото для племянника

Уже в январе 1711 года в Вене стали распространяться слухи, дошедшие из Крыма, что крымские татары и шведы — ветераны украинского похода — начали поиски кладов Мазепы. Наивные турки, татары и австрийцы верили, что где-то в киевских курганах зарыты сундуки с золотом запорожцев. Однако ж никаких кладов не было.
В королевском архиве Стокгольма хранится «Отчёт о смерти гетмана Мазепы», который составил в 1720 году для шведского сената секретарь Карла XII капитан Густав Сольден. По приказу короля он прибыл в Бендеры, в дом турецкого судьи, где встретил последние часы жизни беглый гетман, и составил точный рапорт.
Личное наследство покойного Мазепы представляло мешок с 300 золотыми медалями (каждая содержит примерно 5 г золота) — наградной фонд гетмана, 18000 золотых дукатов и 20000 серебряных шведских риксдалеров. Монеты хранились в двух дубовых бочонках. Помимо этого, племянник Мазепы — польский дворянин Войнаровский, сын его родной сестры (прямых наследников гетман не имел), — на законном основании забрал себе бриллиантовый письменный прибор, оцененный в 20000 золотых дукатов, и драгоценное оружие, подарок турецкого султана, — саблю, украшенную алмазами, оценённую в 10000 золотых червонцев.

Векселя по наследству

Филипп Орлик, принявший гетманскую булаву из рук умирающего Мазепы, стал вождём тех запорожцев, кто пошёл против Петра I. По сути, он был первым казачьим эмигрантским лидером в Европе. После бегства с Украины и из Турции он перебрался с женой, 7 детьми и 60 верными казаками в шведский город Кристианстад. И там возглавил первое «правительство Украины в изгнании».
На руках у Орлика были оригиналы долговых расписок Карла XII, выписанные Мазепой. И поскольку шведское правительство признавало его политическим наследником Ивана Степановича, он стал добиваться выплат по векселям. Тяжбы гетмана Орлика со шведскими министрами продолжались с 1711 по 1720 год. Удалось выжать из шведов сначала 10000 червонцев, потом ещё 6000. Однако ж были и другие денежные поступления. Сам Карл XII крестил одного из сыновей Орлика и прямо в церкви подарил мальчику 20000 талеров серебром. Королевский подарок! Но к казачьей казне он отношения не имел. Короче говоря, несмотря на такие королевские щедроты, большую часть денег из займа, выданного Мазепой шведскому монарху, Орлик так и не вернул. И политическое будущее у него не состоялось. Так и помер Филипп Орлик гетманом в изгнании.

Что досталось России?

Из наследства Мазепы кроха перепала и России. В Царскосельский музей в 1849 году была передана графом Бутурлиным богатая сабля гетмана. Длина изогнутого клинка — 116 см. рукоять обтянута змеиной кожей, ножны в позолоченном серебре. На одной стороне клинка надпись старославянской вязью: «Надежда в Бозе, а крепость в руце — правому делу венец. Мазепа».
На другой стороне клинка надпись: «На другу на гибель супостата в Сиче». И выгравирована дата: «1687 год от Рождества Христова». Саблю, вероятно, гетман Мазепа получил в 1687 году от запорожцев в Сечи.
Сначала реликвию хотели поместить в музей Петра I в Воронеже. Потом перевезли в Санкт-Петербург. Но каким образом она попала к предкам графа Бутурлина, так и осталось неразгаданной тайной…

История обмана

Наветы на личность гетмана Мазепы тоже интересны — своей нелогичностью. Многие из нас знают или слышали, что этот 60-летний старец вступил в «гражданский брак» с юной девушкой — своей крестницей Марией, дочерью своего политического врага атамана Кочубея.
Надо совсем не знать истории семьи гетмана, его воспитания, чтобы поверить в эту скабрезную байку. Гетман был сыном воеводы польского короля Адама Мазепы, позже взявшего себе более православное имя — Степан. В 60-е годы XVII века тогда ещё Иван Адамович Мазепа служил пажом польского короля Яна Казимира. Его сестра была замужем за польским дворянином Войнаровским. Мать будущего гетмана, овдовев, приняла монашеский постриг и стала настоятельницей женского Воскресенского монастыря в Киеве (сейчас на этом месте стоит киевский завод «Арсенал»). Будучи главой запорожского казачества, Мазепа отстроил десятки храмов и монастырей, часть из них стоят на Украине и по сей день. Это читатели атеистического воспитания искренне не понимают значения религиозных ограничений в жизни людей в начале XVIII века и потому верят, что 60-летний человек, уже готовящийся к встрече со Всевышним, способен вступить в связь со своей юной крестницей, по церковным законам — дочерью. Так что же было на самом деле?
Когда по повелению Петра I следственная комиссия разбирала обвинения в адрес Мазепы, то Александр Меншиков и Гавриил Головкин сами усомнились в подлинности писем, найденных в архиве гетмана и написанных якобы Марией Кочубей. Письма были безымянными, неподписанными и не содержали каких-либо подробностей, доказывающих интимность отношений автора и адресата. В итоге удалось выяснить, кто стал автором легенды о любви крёстного отца с крестницей. Это был казак из полтавских выкрестов Петро Яценко. Когда началось второе следствие по «делу» измены Мазепы, он-то и составил донос в Санкт-Петербург.
В действительности гетман отправил дочь атамана Кочубея домой к отцу, когда она сбежала от батюшки в имение Мазепы с офицером Анненковым. Но очернение морального облика гетмана-изменника было на руку в Петербурге, легенда прижилась и стала историей. Якобы общеизвестной.

Журнал: Все загадки мира №15, 22 июля 2019 года
Рубрика: История вопроса
Автор: Александр Смирнов





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —