Большинство наших читателей видели на Красной площади в Москве монумент Кузьме Минину и Дмитрию Пожарскому — предводителям Второго народного ополчения 1612 года. Не умаляя заслуг нижегородского старосты Минина, мы расскажем сегодня о князе Дмитрии Михайловиче Пожарском. Именно он успешно командовал ополчением, которое освободило Москву, выбив из Кремля польских интервентов. Более того, его кандидатура рассматривалась как альтернативная на «выборах царя», на которых, как известно, победил 16-летний Михаил Романов. Проиграл князь выборы оттого, что был очень сильным кандидатом. Победоносного полководца опасались и враги, и свои. А вдруг он захочет устроить военный переворот? С другой стороны, Пожарский — блестящий военачальник… Что делать? И молодая власть отправила его уничтожить последний очаг Смуты.

Восстание Ивана Заруцкого против Михаила Фёдоровича

Князь Пожарский, Иван Заруцкий и Смута

Опальный военачальник

Государь Михаил Романов был, как говорят, поднят на трон казачьими клинками. За то, что подписал с донцами договор, утверждавший их привилегии. Договор нарушил его сын — и получил восстание Степана Разина. Почему-то считается, что этот атаман бескорыстно защищал от гнёта помещиков мужиков Московии, начав «крестьянскую войну»…
А в 1613 году казаки кандидатуру Дмитрия Пожарского как раз не поддержали, понимая, что сей аристократ спуску им не даст. Зная это, советники молодого государя Михаила Фёдоровича и придумали командировать национального героя в низовья Волги — ловить последнего «атамана Смуты» Ивана Заруцкого.

«Многоразовая» царица

Между тем дочь польского воеводы Марина Мнишек так увлеклась мечтой короноваться на трон всея Руси, что ради этого готова была признать своим мужем любого удачливого самозванца. Приехав в Москву в качестве невесты человека, которого в истории знают как Лжедмитрия I, она после его убийства не вернулась к отцу в родную Польшу. А «признала мужем чудесно спасшегося» Лжедмитрия II. И даже родила от него сына, объявленного претендентом на престол.
Когда 10 декабря 1610 года татарский князь Пётр Урусов зарубил и второго самозванца, Марина не вняла знаку судьбы и опять не уехала из России. В начале XX века историки опубликовали часть её уцелевших дневников. Записи сделаны рукой самой обыкновенной женщины, единственным отличием коей была безрассудная жажда верховной власти.
И вот эта Марина подвернулась отряду казачьих дезертиров во главе с Иваном Заруцким, которые сбежали из русского ополчения князя Трубецкого. Хотя, скорее всего, это атаман ей подвернулся. Сложился союз интересов: казаки теперь грабили русские города под знаменем якобы наследника престола и матери его, «вдовы государя». А властолюбивая чужеземка считала, что благодаря войску казаков её имя не исчезло с политической арены эпохи. Разбитый ратью князя Ивана Одоевского в апреле 1613 года под Воронежем отряд Ивана Заруцкого скрылся в Астрахани — отдалённой от московского Кремля, но близкой к границам с враждебной Руси монархией.

Мятежная Астрахань

В истории закрепилось мнение, что государева Смута — это страшное кровавое время. Для кого как… То и дело сменяемые власти физически не успевали наладить сколько-нибудь систематический сбор податей и налогов. Были частые грабежи, но так… попутно. Вольготно жилось лихим людям, особенно казачьим ватагам по Дону, Тереку и Волге. Кратковременные цари просто не успевали сосредоточить против них войска. Гуляй, рванина!
К моменту прибытия атамана Ивана Заруцкого с «царицей Мариной» фактически правителем Астрахани был воевода Пётр Головин, назначенный на этот пост ещё Борисом Годуновым. Правда, у него случился конкурент — хан Сунчалей, который с дарами в 1606 году ездил в Москву, и Лжедмитрий тогда назначил его астраханским воеводой. Но ему пришлось бежать, едва самодержцем выбрали Василия Шуйского. Бунт возглавил опальный князь Иван Хворостинин, вполне спокойно «правивший Астраханью», пока на его беду в город-порт не ворвался отряд казаков Ивана Заруцкого. Сепаратного князя Хворостинина они казнили. Но это было ещё полбеды.
Заруцкий объявил малолетнего сына Марины Мнишек наследником престола и от его имени стал рассылать по округе царские грамоты. Получив их, восстали против юного царя Михаила Романова вольные заволжские казаки и ногайские татары, которые сделали свой мятеж «легитимным». Но и это для Москвы было полбеды. К списку общеизвестных самозванцев, а их насчитали уже более» дюжины, прибавился ещё один — к этому злу уже привыкли. Страшными последствиями могло обернуться то, что «послы сына-царевича» прибыли ко двору персидского шаха Аббаса Великого, известного своей воинственностью и страстью к завоеванию новых земель.
Расчёт атамана и его «гражданской супруги» Марины Мнишек был точен: принять подданство иранского шаха с условием назначения их правителями Астрахани и окрестностей. И тогда московской рати пришлось бы сражаться не с бандой авантюристов, а с могучей персидской армией. На такую войну у ослабленного Московского царства не было сил. Возникла серьёзная угроза потери Астрахани, берега Каспия и низовьев Волги. Но то ли шах Ирана не успел отправить войска на подмогу Ивану Заруцкому, то ли не принял его делегатов всерьёз… Пришлось хитрому атаману спасаться самому.

Царская амнистия

И вот из Москвы на Волгу срочно командировали князя Дмитрия Пожарского. Дмитрий Михайлович проявил не только воинскую доблесть, но и государственный ум. Прежде всего он привёл к присяге государю Михаилу Фёдоровичу волжских и терских казаков, татар. Выбив, таким образом, у ставки атамана Заруцкого с сыном Марины Мнишек идею альтернативного государя. Мол, вы, братва, — мятежники и никто более. 560 верных Заруцкому казаков и 5000 астраханцев засели в астраханском Кремле, ощетинившись пушками.
Князь Дмитрий Пожарский сообщил им о царской милости: мол, если они прекратят сопротивление, то никакого наказания не понесут. Царская амнистия обезоружила осаждённых: в первую же ночь от Заруцкого сбежали почти все местные жители. Но казаки держались ещё три недели, пока были припасы.
В ночь на 12 мая 1614 года Заруцкий со своими людьми тихо ускользнул из осады. Но уже через день его отряд был разбит подошедшей судовой ратью московских стрельцов. Лишь несколько стругов непокорного атамана ушли от разгрома. Может быть, он и нашёл бы пристанище у персидского шаха. Если бы смог уйти к морю. А вынужден был бежать к реке Яик (Урал). И хитрый князь Дмитрий Пожарский объявил», что мятежные казаки будут прощены, ежели выдадут своего вожака. И вот на речном острове Медвежий 24 июня 1614 года 600 казаков, собравшись на Круг, решили выдать своих атаманов и Марину Мнишек с ребёнком отряду московских стрельцов. 6 июля 1614 года знатных пленников отправили под конвоем в Москву. И князь Дмитрий Пожарский смог вздохнуть с облегчением.
У Московского Кремля атамана Заруцкого посадили на кол, четырёхлетнего малыша — «наследника престола» — повесили, дабы не было почвы для слухов об очередном «чудесном спасении». А его мать — Марину Мнишнек уморили в заточении. Вот, не слишком известный, но значимый эпизод из жизни князя Дмитрия Пожарского, монумент которому возведён в Москве.

Журнал: Тайны 20-го века №41, октябрь 2020 года
Рубрика: Дела давно минувших дней
Автор: Александр Смирнов

Метки: эпоха Романовых, князь, Россия, Тайны 20 века, восстание, Михаил Фёдорович, Смутное время, Пожарский, Заруцкий




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-