Константин фон Кауфман: Покорение Туркестана

14 июля 1867 года бывший генерал-губернатор Северо-Западного края и командующий войсками Виленского военного округа Константин Петрович фон Кауфман, находившийся в длительном отпуске, получил неожиданное назначение в Туркестан: Средняя Азия нуждалась в разумном и распорядительном начальнике, способном решать вопросы как силой оружия, так и путём разумного компромисса. Таких людей всегда было мало, и выбор царя пал на Кауфмана.

Фото: Константин фон Кауфман — интересные факты
За 2 года до этого, 14 июня 1865-го, генерал-майор Михаил Черняев с небольшим отрядом в 200 штыков при 12 орудиях осадил и взял крупнейший город Средней Азии Ташкент. Подвиг Черняева наделал много шума в России и за её пределами. Европейская пресса прозвала генерала Ташкентским львом и Ермаком XIX века. Особенно напряглась Великобритания, правительство которой было убеждено, что следующим шагом России будет поход в Индию, запланированный ещё дедом нынешнего императора… Однако Петербург оказался в сложной ситуации: Черняев был авантюристом, а Туркестану требовался мудрый руководитель.

Покорение Согдианы

Накануне прибытия нового генерал-губернатора Туркестан потрясла тревожная весть: эмир Бухары Сеид Музаффар нарушил недавно заключённый договор и осадил пограничные укрепления русских. Не знавший Кауфмана эмир недооценил противника, наивно полагая, что незнакомый с местной спецификой генерал не отважится на решительный шаг. Но Кауфман не стал терпеть нападок бухарцев. Собрав войска, он двинулся быстрым маршем на Самарканд, второй по значимости город эмирата. 1 мая 1868 года передовые отряды русских прямо на глазах у неприятеля форсировали реку Зеравшан и приступом взяли укреплённые высоты Чупаната вблизи городских стен. Натиск пехоты был так стремителен и страшен, что бухарские сарбазы попросту разбежались и город остался без защиты.
Штурм стен Самарканда, самого древнего города Средней Азии, помнившего ещё античную Согдиану, был намечен на следующий день, но уже утром к Кауфману явились представители властей и духовенства города с просьбой принять их в подданство Белого царя. Русские войска заняли Самарканд, потеряв только двух человек в случайной стычке. Все города самаркандского бекства, кроме двух, последовали примеру Самарканда, противник повсюду бежал, но на предложения о мире Сеид Музаффар ответил молчанием. Кампанию пришлось продолжить, в результате бухарскому эмиру довелось пережить новое унижение: в двух кровопролитных сражениях — при Катта-Кургане и на Зерабулакских высотах — его армия была практически полностью уничтожена. По новому, гораздо более суровому договору территория Бухарского эмирата уменьшилась почти вдвое и страна стала российским протекторатом.

Конец Коканда

К 1868 году, когда правителем Коканда был хан Худояр, золотой век его державы был далеко позади. Вот уже несколько десятков лет Коканд сотрясали междоусобицы. Положение Худояра, и без того непрочное, значительно усложнилось после падения Ташкента и ряда серьёзных военных неудач. Ему нужен был мир любой ценой, и Кауфман немедленно этим воспользовался. Скрепя сердце хан подписал торговый договор с Россией, по которому русские купцы могли свободно передвигаться в пределах ханства, а кокандские — беспрепятственно въезжать в Россию. Хан не мог не сознавать, что такой договор ставит его страну в прямую зависимость от империи, но решил использовать это обстоятельство на пользу лично себе. Он принялся жестоко грабить свой собственный народ, облагая его все новыми податями и запуская сарбазов на «кормление». Кончилось все восстанием, которое возглавил сын хана Насриддин-бек. 22 июля 1874 года мятежники осадили Коканд, и хан Худояр бежал вместе с представителями русской миссии (в том числе Михаилом Скобелевым) в Ташкент.
22 августа новый правитель Коканда хан Насриддин дал русским войскам под Ходжентом генеральное сражение — 50000 его воинов против примерно 10000 Кауфмана. Кокандцы были разбиты наголову и бежали, оставив на поле боя 1500 трупов, русских при этом погибло только шестеро. После чего Кауфман принял капитуляцию хана Насриддина, ставшую прологом включения Кокандского ханства в состав Туркестанской губернии в качестве Ферганской области.

Наследство древнего Хорезма

Иначе складывалась ситуация с Хивинским ханством, или, как предпочитали называть его правители самой Хивы, Хорезмом. Все 4 века своего существования Хива жила в основном разбоем — грабежом караванов и путешественников, а также работорговлей, став крупнейшим невольничьим рынком Азии. Но в последнее время рынок сбыта рабов, во многом благодаря усилиям России, резко сузился, а власть в ханстве узурпировали представители рода узбеков-кунгратов, что вызывало раздражение у других племенных вождей. Этими противоречиями и решил воспользоваться Кауфман, когда возникли проблемы по поводу строительства железной дороги, жизненно важной для Туркестана. Дело в том, что проходить она должна была через владения неспокойного владыки Хивы Мухаммеда Рахим-хана, но переговоры зашли в тупик. К тому же возобновились набеги хивинских бандитов на российскую территорию.
К маю 1873 года под стены Хивы стянулись значительные силы, частично состоявшие… из подданных хана, так и не простивших ему попранных прав. После короткой бомбардировки город был взят «на саблю» подполковником Михаилом Скобелевым, будущим легендарным Белым генералом. Хан безоговорочно признал своё поражение, подписал договор с Россией и был отправлен в Оренбург «на лечение», а трон хана в знак прекращения существования зловредной Хивы был выслан в Петербург.

Вечный непокой

Оказавшись в результате всех своих ратных свершений во главе одной из крупнейших губерний России, Константин Петрович Кауфман до конца своих дней не покладая рук трудился на благо Туркестана. Он строил дороги, больницы, открывал школы, занимался научными исследованиями в области географии и геологии края, развивал местное самоуправление, не нарушая при этом обычаев страны. Создал первую Публичную библиотеку в Ташкенте (на тот момент — лучшую в империи!). В 1881-м Кауфман слёг, узнав об убийстве Александра II, и не вставал с постели до самой своей кончины 16 мая 1882 года.
Принявший из его рук край в образцовом состоянии Ташкентский лев Михаил Черняев своей неосмотрительностью и авантюризмом погубил многие начинания блестящего предшественника. Спустя 2 года Черняева отозвали со скандалом, но начало разрушительного процесса было положено. Исподволь с этой стороны российской окраины начали пробиваться ростки повстанческого движения, а британские эмиссары стали все чаще появляться в городах, недавно покорённых силой русского оружия…
Но всего этого Константин Петрович не застал. Прах Кауфмана был погребён в сквере его имени в Ташкенте, а в 1889 году перенесён в правый придел заложенного им Военного собора. В 1935 году собор был взорван, и вместе с храмом навсегда утрачен прах легендарного Одиссея Туркестана.

Заокеанские течения

Поход против Хивы готовился много лет и стал возможен только благодаря ещё одному таланту Кауфмана — его дипломатическому дару.
В 1869 году английский министр иностранных дел Кларендон предложил создать в Средней Азии нейтральную полосу между русскими и английскими владениями. Российский канцлер князь Горчаков спросил у Кауфмана, что тот думает о предложении англичан Генерал-губернатор Туркестана ответил, что решит проблему так, что англичане сами откажутся от идеи нейтральной полосы. Вернувшись в Туркестан. Константин Петрович пе реманил на свою сторону самого капризного союзника Британии, афганского эмира Шир-Али-хана, и подарила ему идею о присоединении к Афганистану спорных регионов Вахан и Бадахшаи. Англичане опасались потерять расположение эмира, поэтому им нужно было согласие России по вопросу спорных регионов. И они его получили — в обмен на Хивинскую операцию. А в 1875 году Британия окончательно отказалась от идеи нейтральной полосы, и 7 февраля 1876 года Кауфман завершил присоединение Коканда к Российской империи.

Журнал: Все загадки мира №12, 10 июня 2019 года
Рубрика: Личное дело
Автор: Виктор Аршанский




Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —