История кулачных боёв на Руси уходит своими корнями в древние века. Залихватская забава, когда мужчины сходились в жарких схватках и бились азартно и мужественно, заодно формировала бойцов, готовых — при необходимости — постоять за интересы России.

Русский кулачный бой

Кулачный бой на Руси - правила и запреты

Кулачный бой — дело серьёзное

Эксперты сходятся во мнении, что кулачные бои были своеобразной школой военных действий. Не случайно на протяжении веков россияне считались смелыми и умелыми бойцами.
Сходясь в отчаянных рукопашных схватках со шведами, турками, французами, японцами и другими захватчиками, они без колебаний применяли навыки уличных боёв, демонстрируя крепость и мощь русских кулаков.
Кулачные бои на Руси обычно проводились по праздникам. В городе сходились «улица на улицу», в провинции — «деревня на деревню» или «слобода на слободу». Количество бойцов иногда доходило до двух сотен. Летом бои проходили на площадях, зимой — на замёрзших водоёмах.
Дмитрий Покровский (1845-1894) в своих «Очерках Москвы» писал: «На пустынных московских окраинных улицах, кишевших фабричным простонародьем, был полный простор мужицким кулакам разгуляться во всю ширину русской натуры. По выходным москвичи наблюдали грандиозные представления, когда сходились стенка на стенку рабочие двух фабрик — производящей отличное сукно фабрики Носова и фабрики Гучкова, славящейся своими красивыми женскими платками.
На каждом производстве трудилось до тысячи мужчин. Среди них всегда находились сильные, здоровые, всегда готовые «почесать кулаки».
Побоища происходили отнюдь не «с бацу» — в силу полупьяного азарта или какого-нибудь случайного инцидента… Напротив — стенки замышлялись чуть не за неделю, обсуждались на «военных советах», которые собирались в ближайших трактирах.
Окончательные решения по организации битвы принимались главарями с обеих сторон. Они живо обсуждали нюансы будущей схватки. Среди «носовцев» и «гучковцев» бережно хранились легенды о рыцарях кулачного боя…».

Кровавый снег

Кулачный бой часто рассматривали не как народную забаву, а как дело своей судьбы, к которому относились очень серьёзно. Неписаные уставы кулачных боёв блюли с особой тщательностью и жестоко карали нарушителей.
Бить можно было в любую часть тела выше пояса, но старались попадать в наиболее чувствительные места: в солнечное сплетение, в голову и под ребра. Одним из главных запретов в сражениях был запрет на применение каких-либо орудий, бились только на кулаках.
Но находились недобросовестные бойцы, которые имели набор так называемых «закладок» — в виде кусков железа или свинца (иногда с заострённым концом). Такой предмет, зажатый в кулаке, в рукопашной схватке остервенелых, возбуждённых алкоголем мужчин мог нанести сопернику серьёзные травмы.
Учитывая яростный азарт и некоторую неразбериху схваток, заметить «закладку» и уличить недобросовестного бойца было весьма сложно. От его подлых тяжёлых ударов бойцы получали тяжёлые травмы, приводившие к инвалидности или вообще отправлявшие пострадавшего в мир иной. Если же негодяя ловили с поличным, то кара следовала незамедлительно — его избивали до полусмерти. Причём бойцы из его команды не вставали на защиту, а иногда даже сами участвовали в наказании.
Существовали и другие правила кулачного этикета. Так, категорически запрещалось бить лежачего или опустившегося на колени, не разрешалось хватать соперника за одежду, делать подножки и подсечки.
Зимой снег на месте схватки быстро окрашивался кровью, но это не останавливало бойцов, а лишь добавляло им азарта и решимости.

Методы устрашения

Зримые результаты побоища были, что называется, на лице: расквашенные носы, свороченные скулы, выбитые зубы, заплывшие от чудовищных синяков глаза. Зачастую «ратников» отправляли с поля боя в лазарет со сломанными руками и рёбрами.
Полиция, имевшая определённый доход от владельцев фабрик «за невмешательство и молчание», предпочитала не замечать подобные схватки. Если же находился добросовестный страж порядка, который пытался прекратить побоища, то к нему применялись специальные методы устрашения. Так, московский пристав из района Лефортово Иван Осипович Шишковский в 80-х годах XIX века задумал искоренить на подведомственном ему участке кулачные бои. Он лично отлавливал инициаторов и отправлял их в кутузку, где заставлял подписывать обещание никогда больше не участвовать в побоищах. Особо упрямых Шишковский лично сек розгами, считая, что хорошая порка отвратит от желания помахать кулаками.
Но период отчаянного рвения Ивана Осиповича продолжался недолго. Как-то вечером он был подкараулен несколькими здоровыми мужиками и сильно избит. После выздоровления напуганный пристав предпочёл подать в отставку, сохранив в душе непримиримую ненависть к агрессивному мужичью.
Но такие честные служаки, как Шишковский, были в полицейской среде в явном меньшинстве. Многие стражи порядка считали, что кулачные бои — это надёжное средство для того, чтобы мужики «выпускали пар». «Уж лучше пусть колошматят друг друга, чем выходят на улицы бунтовать или бомбы метать», — говорили правоохранители.

После драки кулаками не машут!

Задача каждой стенки состояла в том, чтобы обратить сторону противника в бегство или хотя бы заставить отступить. Стенка, проигравшая «своё поле» (площадку, на которой шёл бой), считалась побеждённой. Каждую стенку возглавлял вожак, староста или атаман. Именно он определял тактику сражения, вёл бойцов в атаку, подбадривал их.
У каждой команды имелись бойцы-надёжи, главной задачей которых было нарушить строй противника, выбив оттуда сразу несколько человек, и внедриться в гущу врагов.
Против таких воинов использовалась специальная тактика: стенка расходилась, впуская надёжу внутрь, где его ожидали самые сильные бойцы, и сразу смыкалась, не давая ему выскочить наружу и не пуская на выручку его товарищей. Воины, встречавшие надёжу, быстро отправляли прорвавшегося в их ряды смельчака в нокаут. Но случалось, что тот, отличавшийся особой ловкостью и незаурядной силой, сам мощными ударами вырубал противников. В таком случае вдохновлённые им друзья по команде буквально сминали вражескую стенку и обращали мужиков из противоположного лагеря в бегство.
После окончания схватки бойцы оккупировали ближайшие трактиры и живо Фёдорович принял обсуждали ход и результат жёсткие меры против битвы. Победители отмечали кулачных боёв викторию и пили за здоровье особо отличившихся богатырей. Побеждённые заливали унижение спиртным и с нетерпением ожидали следующего боя, чтобы непременно взять реванш.
Конфликтов между победителями и побеждёнными не наблюдалось, так как неукоснительно соблюдалась поговорка: «После драки кулаками не машут!».
За этим строго следили вожаки и атаманы.

Убитых не отпевать!

Если обратиться к истории кулачных боёв, то на разных этапах развития государства Российского цари и отцы Церкви по-разному относились к народной забаве. Так, митрополит Кирилл в 1274 году, собрав во Владимире собор, постановил: «Отлучать от Церкви участвующих в кулачных боях и боях кольями, а убитых не отпевать». На протяжении веков духовенство считало кулачные бои «делом языческим, богомерзким, греховным» и строго наказывало участников по церковным законам.
Эти жёсткие действия православных иерархов привели к тому, что во время правления Фёдора Иоанновича (1584-1598) не было зафиксировано ни одной кулачной схватки.
Жёсткие меры против кулачных боёв предпринял самодержец Михаил Фёдорович. 20 октября 1684 года он издал указ, который предписывал подвергать бойцов строгим наказаниям, а именно: «за первый привод бить батогами, за второй — бить кнутом, за третий — ссылать в окраинные районы на вечное поселение».
Однако, несмотря на царские указы, кулачные бои продолжали существовать. Особенно расцвела народная забава при Петре I. Он лично устраивал массовые кулачные бои на льду Невы, «дабы показать удаль русского народа».
Озабоченная большим количеством убитых и раненых во время схваток, императрица Елизавета Петровна в 1751 году запретила проведение кулачных боёв в Санкт-Петербурге и Москве.
А Екатерина II поощряла кулачные бои. Её фаворит — граф Григорий Орлов — считался сильным бойцом и нередко участвовал в уличных схватках.
Николай в 1832 году полностью запретил кулачные бои «как забавы крайне вредные». Той же политики придерживался и Николай II.
После 1917 года «стенки» были объявлены пережитками царского режима и начали постепенно исчезать.
В последние годы народную забаву начали активно практиковать футбольные фанаты. Они регулярно выкладывают в Сети сценки яростных уличных битв, в которых сходятся десятки болельщиков конкурирующих клубов.
В то же время делались попытки официальное возрождения школ и стилей славянских боевых искусств. В результате появились спортивные секции, в которых под руководством опытных наставников тренируются и совершенствуют своё мастерство кулачные бойцы, сохраняя таким образом древние российские традиции.

Журнал: Тайны 20-го века №48, ноябрь 2020 года
Рубрика: Экстрим
Автор: Владимир Петров

Метки: Екатерина II, Елизавета Петровна, Николай I, Николай II, эпоха Романовых, Московская Русь, Тайны 20 века, народ, борьба, правило, бой, Михаил Фёдорович, запрет, Фёдор Иоаннович, Дмитрий Соколов, кулак




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-