Лашманы — кто это?

В России слово «лашман» было отлично известно всем начиная с Петровской эпохи. Но не к народам, тем более исчезнувшим, оно относилось, а к несчастным жителям Поволжья, которых государь приписал к самому каторжному на то время труду — заготовке и доставке корабельного леса…

Фото: лашманы — кто это, интересные факты

Русские военные корабли строили благодаря лашманам!

В Петровскую эпоху отечественный язык обогатился огромным количеством иностранных слов, в основном — немецких. Прежние приказы превратились в коллегии, царские пирушки — в ассамблеи, боярская дума — в Сенат, крупные мастерские с разделением ручного труда — в мануфактуры, суды — в гофгерихты.

Безжалостный «прибор»

Появились прокуроры, губернаторы, комиссары, ревизоры, фискалы, аудиторы, секретари, флагманы, офицеры, солдаты, драгуны, рейтары, бергмейстеры, цейхмейстеры, цалмейстеры, форштмейстеры, вальдмейстеры…
Неудивительно, что простых лесорубов петровская администрация нарекла лашманами, то есть лесорубами или тесальщиками, если перевести этот термин с немецкого.
Строевой, или корабельный, лес был необходим Петру для постройки флота. Первыми лашманами Петра были несчастные воронежские крестьяне, которых обязали поставлять для царских нужд лес местные помещики, организованные царём в кумпанства. Впрочем, тогда, в 1696 году, даже Пётр лесорубов лашманами не называл. В то время его флот строила ещё не Адмирал-тейств-коллегия, а морское управление «Государев шатёр на Воронеже». Масштабное строительство кораблей началось уже во время Северной войны. Тогда-то и оказалось, что запасы строевого леса на реке Воронеж не безграничны. Зато подходящий лес обильно произрастал на берегах Волги.
Там, в Казани, и было создано портовое управление, в 1718 году переименованное в Казанское адмиралтейство.
Строевой лес заготавливался и для корабельного строительства в самой Казани, и для отправки в Петербург. До 1713 года людей просто приписывали для работ на лесозаготовках и не платили им ни гроша. Называлось это мероприятие «прибором», удивительно точным соединением двух русских слов «приказ» и «набор». Казанская контора сплавляла лес до Твери, а оттуда санкт-петербургская контора доставляла его в столицу. Но на валку леса снаряжали, как правило, местных иноверцев — мордву, татар, чувашей и служилых мурз, которым после создания регулярной армии места в ней не нашлось. В краткий период с 1713-го по 1718 год эта работа была ещё относительно добровольной, по найму, но после указа от 31 января 1718 года она стала абсолютно принудительной. Именно тогда и появилось название — лашманская повинность, а занятых в этом труде бедолаг стали именовать лашманами. Под «приборы без заплаты», то есть оплаты, попали жители Нижегородской, Воронежской, Казанской губерний и Симбирского уезда. А для тех, кто жил уж совсем далеко от разрабатываемых лесов, придумали новый денежный сбор — за нерентабельность их использования на рубке вековых деревьев. Те же, кто оказался в лашма-нах, с 1729 года, уже после смерти Петра, должны были получать небольшую плату, но эта плата выдавалась им не полностью, из неё вычиталась сумма подушной подати!

От восхода до заката

Труд лашманов был даже не тяжёлым, а ужасным — даже для XVIII века. Они должны были не просто валить лес, но делать это наиболее экономным (для леса) способом. То есть им полагалось рубить деревья (пил у них не было!) у самого корня, практически не оставляя пней. Лесорубные работы проводили зимой, когда было много снега. Поэтому лашманам предписывалось сперва расчистить снег у корня, а потом уже валить дерево. Лашманы же должны были определять качество самих деревьев, сверлить проверочные отверстия, делать проверочные надрубы на предмет гнили или болезни будущих стройматериалов и ставить на каждое срубленное дерево клеймо. Если все же происходила ошибка, и дерево оказывалось с дефектами, им полагалось обтесать его равномерно до устранения повреждений. Они же должны были потом сплавлять лес до назначенного пункта, а до этого времени укладывать очищенные от сучьев стволы на пристанях по рангам и размерам. Было чётко определено, как вывозить лес на пристани: на одну лошадь должно было приходиться от 10 до 15 пудов веса, возить следовало на подводах и аккуратно, чтобы ничего не повредить. Иногда бревна были огромные и очень тяжёлые, и в одно бревно впрягалось несколько десятков лошадей. Часть бревна надёжно укреплялась на повозке, а остальная лежала на длинных полозьях. Так и возили.
Лашманы разделялись на конных и пеших. Конные занимались перевозкой брёвен и должны были явиться на исполнение повинности со своей лошадью. Пешие занимались рубкой и укладкой. Этим лашманам и плотникам полагалось ходить на работу пешком, подводы были предназначены только для перевозки деревьев и осмотра лесов инспекторами. В документах особо указывалось: понапрасну лошадей не гонять.
Почти всегда лашманов надолго отрывали от их семей и хозяйств. Леса, где они валили деревья, находились далеко от дома. Часто — в глуши. И обустраиваться в зимнем лесу приходилось самостоятельно: они строили зимние хижины из веток и снега, так и трудились. Грелись у костров. Работы начинались в конце октября и иногда длились до таяния снегов. Избавиться от повинности — да и то лишь при последующих императорах — можно было только за плату и не всегда. Беглецов ловили и при первой провинности накладывали штрафы в размере двойной подати, а при последующих нарушениях применяли телесные наказания.
Первоначально возраст лашманов законом не ограничивался, позже он был определён от 16 до 60 лет. Да и сам отбор стал строже: старались брать сильных и здоровых инородцев, чтобы не выбиваться из графика работ. Ведь леса требовалось очень и очень много. И для избежания недостачи, если вдруг бревна оказывались плохими, следовало валить лес с запасом. Добыча корабельного леса распространилась на Тамбовскую, Саратовскую, Пензенскую, Вятскую, Оренбургскую губернии.
С конца XVIII века лесорубы были очень популярной профессией: их насчитывалось в 1799 году более 600 тысяч человек, а в 1817 году — почти миллион.

Почему инородцы?

И на Воронеже, и на Волге существовали и русские села. Но православные крестьяне не желали надолго отлучаться от своих домов, да и помещики, которые были обязаны поставлять Петру рабочую силу, симпатизировали единоверцам. Татары, мордва, чуваши, удмурты до середины XVIII века оставались некрещёными, так что для христиан они были не совсем людьми. Вероятно поэтому, а вовсе не из-за кораблестроительных талантов, петровская администрация возложила на них все тяготы лашманской повинности. При Петре имелся другой опыт: русских крестьян зачисляли в рекруты и селили в лашманских сёлах. Вероятно, опыт оказался не слишком удачным. И постепенно русских заготовщиков строевого леса и вовсе не стало. Основная масса профессиональных лашманов была татарами. Они оказались более исполнительными и сговорчивыми.
Но даже татары не выдержали бесплатного труда и в конце концов подняли восстание. Им стали платить по шесть копеек в день пешему и 10 копеек конному рабочему. С учётом того, что лашманам самим приходилось закупать фураж для лошадей, обзаводиться инструментом, продуктами питания и тёплой одеждой, вся оплата их труда уходила только на это. Но свою судьбу они не кляли, на тяготы не жаловались и в народных сказаниях выступали как лихие богатыри, построившие русский флот. Только вот к русскому флоту лашманы имеют весьма косвенное отношение. Постройкой кораблей они не занимались.
Это была в те годы достаточно привилегированная работа для христиан. Ею руководили любимые Петром иностранные мастера, а трудились на верфях обученные русские крестьяне и ремесленники. Татарских корабелов привлекали к постройке судов только на Волге. Но они не были лашманами, эти татарские корабелы. Они были мастерами.. Что же касается лашманов, то официально они просуществовали до 1859 года. К этому времени нужда в таком количестве корабельного леса отпала, переквалифицировать лашманов в лесников или инспекторов лесных угодий не удалось. И в конце концов они были возвращены в тот самый разряд, из которого прежде их изъяли — в государственных крестьян. И уже к началу XX века о том, что было такое ремесло, помнили только старики. А когда старики умерли — не вспоминал уже никто.

Журнал: Загадки истории №41, октябрь 2019 года
Рубрика: Забытое ремесло
Автор: Николай Котомкин





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —