Митрополит Арсений Мацеевич и его борьба с политикой государства

Митрополит Арсений, чья жизнь пришлась на царствования восьми монархов, начал свою церковную карьеру при Петре Великом. Он умер во времена Екатерины II, прожив 75 лет, из них последние девять — в заточении. За что же императрица так сурово наказала церковного иерарха?

Фото: митрополит Арсений Мацеевич — интересные факты
Митрополит Арсений, в миру Мацеевич или Мациевич, происходил из знатного польского рода. Он родился на Волыни, духовное образование получил во Львове, потом в Киеве. В возрасте 19 лет был пострижен в монахи в Новгород-Северском Спасском монастыре. С этого и началась его духовная стезя.

Молодой да усердный

Через год его рукоположили в иеродьяконы, и Арсений решил вернуться в Киев, чтобы продолжить обучение в Духовной академии, где слушал курсы философии и богословия. Обучение затянулось на целых шесть лет. Зато после выпуска из Академии молодой монах мог претендовать на быстрый карьерный рост. Больше ни на Волынь, ни на другие малороссийские земли он не вернулся, а был переведён в Московскую епархию в должности инквизитора — таковая только что была введена согласно Духовному регламенту, написанному Петром I. Хотя должность была не слишком высокая (над инквизитором, разбиравшим дела в городах и уездах, стояли провинциал-инквизиторы, руководившие поиском инакомыслия в губерниях, и протоинквизитор, которому все они подчинялись) для молодого иеромонаха, которому не было ещё и 30, это был очень значительный пост.
В обязанности инквизитора Арсения входила слежка за всеми подчинёнными ему священниками — насколько правильно они соблюдают Духовный регламент, благоговеют ли перед Священным Синодом, не занимаются ли взяточничеством, не покупают ли церковных должностей и не продают ли оные, если имеют таковую возможность, придерживаются ли канонов православной церкви, ведут ли достойную священнослужителя жизнь? Так что под власть молодого инквизитора попали батюшки, которые были вдвое, а то и втрое его старше, и имели церковный сан выше, чем у самого церковного фискала. И он не преминул этой властью воспользоваться, усмотрев в действиях ярославского игумена Трифона нарушения регламента. Игумену было уже 85 лет, и впервые в жизни он попал на пристрастный допрос к молодому душегубу. Арсений был бескомпромиссен и даже для развязывания языка старца применил какие-то пытки. В итоге старец пыток не вынес и помер. И хотя в ответ на жалобу из Ярославля Священный Синод ответил призывом «впредь духовных особ пытать бережно», Арсения из инквизиторов убрали и отправили сперва в Чернигов, а потом на три года в Тобольск — учить и проповедовать. Но не пытать. А вскорости — ещё при жизни Екатерины I — инквизицию и вовсе отменили.

И вечный бой…

В Сибири, однако, Арсений почувствовал себя свободнее. Там не было пристального государственного ока. Тем более что око, которое последующее десятилетие наблюдало за страной, ему совсем не нравилось. А ему хотелось вести дебаты с раскольниками о чистоте веры, для чего он посетил все рассадники заблуждений — от Великого Устюга до Соловков и Холмогор. Некоторое время он вообще не занимал церковных постов, а пребывал в должности корабельного священника в экспедиции Витуса Беринга. Но здоровье оказалось не самым крепким, на берег его списали с последствиями цинги. И тут же взяли под стражу — до непотопляемого Бирона дошли слухи о его беседах с раскольниками и неподобающих отзывах о его особе. Но никаких уличающих фактов не нашли, пришлось из-под стражи освободить.
Не зная, что с ним делать дальше, уже при Анне Леопольдовне и младенце Иоанне, регенту которого, все тому же Бирону, Арсений наотрез отказался присягать, его вернули в Сибирь, назначив епископом Сибирским и Тобольским. При этом возвели в митрополиты. Между прочим, пришедшей к власти Елизавете Петровне Арсений тоже отказался присягать по установленной форме, придумав свою собственную. Но Елизавета смотрела на эти афронты с редким юмором. Она не стала вдаваться в умозаключения митрополита и даже содействовала его переводу из Сибири в европейскую часть страны.
И если в Сибири бороться ему было в целом не с кем, то в Ростове, куда он попал, поле деятельности было огромным. Он тут же запретил и закрыл существовавшую там латинскую школу, зато открыл в Ярославле Духовную славяно-латинскую семинарию. Бывший инквизитор видел ростки ереси даже там, где её не было. Почему-то ополчился на ректора ярославской семинарии Владимира, обозвав его проповеди жидовством и кальвинизмом. То есть врагов он наживал легко и больше всего рвался бороться с проклятыми раскольниками, которых нужно «истреблять и искоренять, дабы отнять всякую возможность распространения и усиления раскола; и истребление раскольников должно совершаться с большим прилежанием и настойчивостью, чем жидов и других еретиков, живущих в пределах России». Но царствие Елизаветы выдалось для него максимально спокойным. Императрица прощала выкрутасы своего митрополита.

Против Екатерины

В 1762 году к власти пришла Екатерина II. И отношения у неё с Арсением не заладились с самого начала. Ибо Екатерина собиралась проводить ту же ущемляющую права церкви политику, что и свёрнутый ею супруг, который успел обнародовать уже указ о секуляризации церковных земель. Сперва Екатерина отменила этот указ, как и многие другие, подписанные его именем, а потом, и очень скоро, издала, но уже за своей подписью. Арсений был взбешён. У монастырей стали отнимать земли, а монастырских крестьян переводить в разряд государственных. Земли стали отнимать не только у монастырей, но и у церквей и церковных иерархов. Всеми этими пертурбациями по отъему собственности занималась Эконом-комиссия, которую, как и её главу Мусина-Пушкина, митрополит ненавидел лютой ненавистью.
На каждый земельный отъём он разражался гневным письмом в Синод. А однажды, когда стало ясно, что его письма ни на что повлиять не могут, предал анафеме с амвона во время церковного праздника не только еретиков и иноверцев, но и обидчиков церквей и монастырей. При дворе тут же решили, что он лично оскорбил императрицу. Священный Синод, которому тоже надоело разбираться с филиппиками Арсения, выступил против него в полном составе. А императрица потребовала, чтобы Синод судил Арсения как злокозненного преступника.
И завертелись жернова репрессивной машины. В Ростов за Арсением послали обер-офицера с приказом везти того в Москву вместе с конфискованными бумагами. В Москве его тут же заперли в Симоновом монастыре и выставили у дверей стражу. А потом привезли во дворец к императрице, которая вместе с прокурором Глебовым устроила ему пристрастный допрос. Правда, Арсений не боялся ни Глебова, ни Екатерины, говорил свободно и с воодушевлением, отстаивая собственную правоту. Екатерина в ярости даже зажала уши, а Арсению сунули в рот кляп — вот как успешно проходил этот допрос!
Дальнейшую судьбу митрополита императрица поручила решать Синоду. Синод, разумеется, тут же исторг его из своих членов и приговорил к смерти за оскорбление её величества. Екатерина, которая очень боялась потерять уважение своих друзей-просветителей во Франции, заменила смертный приговор на простое лишение сана и заточение в отдалённом монастыре. Сначала — в Ферапонтовом, потом — в Николо-Корельском. Но и оттуда Арсений продолжал обличать свою губительницу, и теперь уже не только за секуляризацию церковных земель, а за, как он считал, политические ошибки — убийство Иоанна Антоновича и его освободителя поручика Миро-вича. Так что расстриженный митрополит стал для Екатерины политическим преступником и врагом.
Императрица приказала лишить его последней защиты — монашеского звания, то есть вовсе изъять из церкви. Синод с лёгкостью это решение узаконил и не только расстриг бывшего коллегу, но и предал его анафеме. А государственная власть и вовсе поспешила лишить его собственного имени. Узник, переведённый из монастыря в Ревельскую тюрьму, звался теперь мужиком Андреем Вралем. Там он и умер через пять лет в возрасте 75 лет, пройдя все ступеньки по церковной карьерной лестнице и потеряв все, скатившись на самое дно.
Но и там, в Ревельской крепости, он продолжал «упорствовать»; то есть передавать весточки на волю. Уж таким неукротимым он родился, таким и умер. А Екатерина благополучно царствовала ещё 24 года. Теперь ей никто не мешал.

Журнал: Загадки истории №46, ноябрь 2019 года
Рубрика: Религии мира
Автор: Михаил Ромашко






Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —