Неожиданный лейтенант Шмидт

О знаменитом лейтенанте Шмидте написано немало, однако даже самые дотошные биографы всегда обходили молчанием тот любопытный факт, что Шмидт был не только моряком, но и воздухоплавателем. Обходили, умалчивали, и для этого были серьёзные основания.

Фото: неожиданный лейтенант Шмидт, интересные факты

Отважный Шарль Леру

Все, кто близко знал Петра Петровича Шмидта, кто служил с ним, отмечали его крайне неуравновешенный, импульсивный и вспыльчивый характер. Он происходил из морской семьи. Отец его дослужился до высокого чина контр-адмирала. Полным адмиралом был его дядя. Пётр Шмидт окончил Морское училище в Петербурге. Служба его началась на Балтийском флоте, но преувеличенная самооценка, амбициозность не позволяли ему ладить с начальством, да и с другими офицерами, товарищами по службе.
Дальше произошла история вообще из ряда вон выходящая: двадцатилетний Шмидт женился на женщине лёгкого поведения! Согласно морскому кодексу, он опозорил офицерский мундир и должен был покинуть военно-морскую службу. Тем временем у молодой четы родился сын. Пётр Петрович принимает решение, опять удивившее всех: зарабатывать на жизнь демонстрацией полётов на воздушном шаре и прыжков с парашютом!
Решение это вполне соответствовало характеру и взглядам Шмидта. В одном из писем он ясно об этом высказался. «Никогда не был застрахован в области рассудка и не буду, — писал он. — На землю желаю не по каменной лестнице осторожненько спускаться, а прямо, может быть, с сотого этажа вниз головой выкинуться. И выкинусь…» Зрелищное воздухоплавание с парашютными прыжками тогда входило в моду. Начало этому в России положил отважный американский аэронавт-парашютист Шарль Леру. Он приехал в Петербург как раз в то время, когда лейтенант Шмидт вышел в отставку, в июне 1889 года.

Ученик Эжена Годара

Полёт Леру был назначен на 11 июня 1889 года из увеселительного сада «Аркадии» на Новодеревенской набережной. Шмидт нередко бывал в столице и, наверное, видел полёт и прыжок американца. Возможно, что именно в эти минуты и зародилась у Шмидта мысль стать «русским Леру». О том, что занятие это смертельно опасное, ясно показала гибель Шарля Леру при полёте в Ревеле (Таллинне). Но даже эта трагическая смерть не изменила намерения Шмидта стать воздухоплавателем-парашютистом.
Франция всегда славилась своими достижениями в воздухоплавании. И отставной морской офицер с женой и маленьким сыном отправились в Париж на обучение к известному воздухоплавателю Эжену Годару. Оно продолжалось недолго. Шмидт совершил во Франции восемь полётов. А прыгал ли он там с парашютом, вообще неизвестно.
Готовясь к публичным выступлениям, Шмидт выбрал себе воздухоплавательный псевдоним и превратился в Леона Аэра.
В начале мая 1890 года Шмидт-Аэр возвратился в Россию. Его дебют как воздухоплавателя-парашютиста планировался в Петербурге. Стремясь использовать громкую славу своего предшественника, Шмидт объявил себя в афишах «известным преемником Шарля Леру» (хотя известности он никакой не имел) и даже шар свой назвал «Шарль Леру».
Первый полёт его был назначен на воскресенье 20 мая в Озерках. «Петербургская газета» писала: «Аэр — псевдоним отставного офицера, усовершенствовавшего парашют Леру и предпринимающего в настоящее время целый ряд опытов с ним».

Полёт на крышу

На невнимание зрителей Аэр пожаловаться не мог. В саду «Озерки» в день полёта их собралось не меньше, чем в «Аркадии» при выступлении Леру. Устроители полёта суетились вокруг шара, наполненного водородом. Но вот все увидели и героя дня, неустрашимого Леона Аэра. Он галантно раскланялся перед публикой, сел на трапецию и дал команду отпустить шар. Но последний, вместо того чтобы взлетать, вдруг… лёг на бок. Водород начал вытекать из него. За несколько минут подъёмная сила шара настолько уменьшилась, что о полёте не могло быть и речи.
Публика зароптала. Раздались возмущённые голоса: «Обман! Деньги назад!». Пришлось деньги за входные билеты возвращать. Шмидт-Аэр попытался было организовать вторую попытку подняться из сада «Озерки». Но организаторы зрелища уже потеряли веру в «преемника Леру». Пришлось ему перебираться в другой город.
О приезде Аэра в Ригу было объявлено заранее. В назначенный день, 27 мая, в живописном Верманском парке в центре города народу собралось много. Шар начали наполнять, как обычно, заранее. Но почему-то процедуру эту Шмидт-Аэр прекратил слишком рано. Тем не менее он решил лететь и дал команду отпустить шар. Однако тот, почуяв свободу, устремился не ввысь, а пошёл в сторону и налетел на стоявший неподалёку музыкальный павильон! Отталкиваясь от павильона ногами, воздухоплаватель ушёл от препятствия, однако ненадолго. Одна из верёвок шара зацепилась за карниз, и купол парашюта оторвался от шара! Аэр успел спрыгнуть на крышу павильона, где был подхвачен стоявшими там зрителями. Облегчённый аэростат, кувыркаясь, полетел дальше и запутался в ветках деревьев.

И снова фиаско

«Г Аэр разбил себе лицо и руку, — писала газета «Рижский вестник». Вообще вчерашнее зрелище, и помимо его неудачного исхода, 'было неутешительного свойства. В противоположность своему спокойному оригиналу, Шарлю Леру, молодой воздухоплаватель до того трусил полёта, что дрожал перед ним, как осиновый лист. Тут же находившаяся его жена была заплакана и, прощаясь с мужем, способна была разбередить нервы хоть кого. Больше полётов г. Аэра в Верманском саду допущено не будет».
Эти неудачи, казалось, должны были насторожить Шмидта, но нет, уже неделю спустя он объявил о своём выступлении в Москве.
В Белокаменной для полётов была снята площадка в саду «Эрмитаж». Шар наполняли светильным газом. Публика внимательно следила за приготовлениями к полёту. «Сам г Аэр и бывшая тут же его супруга, — писал «Московский листок», — проявляли невероятное волнение, которое мало-помалу сообщилось и всем руководившим работой».
Заиграл оркестр, аэронавт подошёл к шару, сел на трапецию и скомандовал: «Раз, два, три. Пускайте!». Рабочие, державшие шар, отпустили его. И какой конфуз! Шар… остался на месте. Опять шум и скандал! Словно какой-то злой рок преследовал Аэра. Всё же он решил ещё раз попытать счастья и в середине июня того же 1890 года отправился на юг, в Киев.

«Красный лейтенант»

К вечеру стала прибывать публика. «Шар наполнился прекрасно, — отмечал «Киевлянин», — и, казалось, был готов в любую минуту ринуться в необозримое воздушное пространство». Но когда Аэр занял своё место под аэростатом, последний опять лететь не пожелал, «а только неистово кувыркался из стороны в сторону». Заметно было, что он теряет газ, вероятно, через какие-то прорехи.
Не прошло и получаса, как оболочка шара съежилась. Конечно, подъём стал невозможен, о чём и сообщили разочарованной публике. Дело снова закончилось разочарованием и неприятностями. Шмидт поспешил продать свой шар, решив снова стать моряком.
В 1892 году дядя-адмирал помог ему вернуться на военную службу, на этот раз в Тихоокеанской эскадре.
К сожалению, опять повторилось то, что уже было. И на Дальнем Востоке военная служба у Шмидта не заладилась. Он перешёл во флот коммерческий. В 1904 году вспыхнула Русско-японская война. Шмидт был мобилизован, но оказался вдали от военных действий, на Чёрном море.
А дальше — первая русская революция, волнения в Севастополе. Лейтенант Шмидт принимает в них самое активное участие, выступает на всех митингах. За что его увольняют из военного флота. Потом были участие в бунте на броненосце «Очаков», арест, суд и расстрел.

Журнал: Тайны 20-го века №3, январь 2008 года
Рубрика: Неизвестное об известном
Автор: Геннадий Черненко

Метки: Тайны 20 века, флот, мятеж, лейтенант, Шмидт, аэронавтика, парашют



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —
На сайте имеются материалы возрастной категории 18+