Священник Николай Мело не был ни авантюристом, ни шпионом, ни, тем более, страстным путешественником. Он был обычным миссионером. Но, опоздав на корабль, который должен был довезти его в Рим на капитул ордена августинцев, он решил добираться туда через Персию. Это стоило жизни и ему, и его необычному спутнику — тоже Николаю.

Путешествие католического монаха Николая Мело в Московию

Николай Мело: Путешествие монаха-августинца в Россию в Смутное время

Жизнь отца Николая можно разделить на две части — длинную и короткую. Длинная текла по-монашески размеренно и спокойно. Короткая с лихвой восполнила недостаток страданий и приключений. О событиях до 1598 года, когда началась его короткая бурная жизнь, нам известно немного. Вроде бы отец Николай родился в Испании в 1550 году.

Со словом Божьим

Поначалу, поскольку происходил он из местной знати, молодого Николая ждала обычная карьера военного. Именно поэтому он отправился в составе колониальных войск в Мексику, чтобы мечом добывать себе мирскую славу. Испанские конкистадоры одержали тогда в Новом Свете немало кровавых побед. Но в возрасте около 30 лет то ли тяготы войны, то ли отвращение от бессмысленного избиения индейцев вынудили его неожиданно там же, в Мексике, оставить военное поприще и вступить в орден Святого Августина в монастыре Пуэбло-де-Лос-Анджелес. Теперь у брата Николая был один командир — сам Господь.
Орден Святого Августина, созданный в 1257 году папой Александром IV, к тому времени из малочисленных отшельнических братств Италии превратился в разветвлённую по всей католической Европе организацию. Но наибольшую популярность он получил в колониях. Ведь основной задачей августинцев считалась миссионерская работа. Правда, начальство ордена сидело в Риме. Каждые шесть лет на капитуле братия избирала там нового главу — генерал-приора. Устав августинцев не был особо строгим, хотя постов было больше, чем у других конгрегации, и многие августинцы, следуя изначальному правилу, ходили босыми. Отличить августинцев можно было по белому подряснику с наплечником и чёрной рясе, препоясанной кожаным поясом, с заострённым капюшоном до пояса и широкими рукавами.
Шесть лет Николай монашествовал в Мексике, а в 1582 году его рукоположили в сан священника и отправили нести слово Божье на Филиппины, где он должен был проповедовать аборигенам и, следовательно, изучить местные наречия. К слову, Николай был человеком образованным, он даже оставил по себе пару богословских сочинений.
Именно в Маниле он и познакомился со своим будущим спутником, которого в 1594 году собственноручно крестил в христианскую веру и дал имя Николай. Новообращённый Николай был не филиппинцем, а японцем. Японцев в XVI веке на Филиппинах было уже более 300 человек. В Маниле они жили компактным сообществом и уже не были теми дикими пиратами, что наводили ужас на всё живое. Николай, настоящее имя которого неизвестно, не то приехал на Филиппины ещё мальчиком, не то уже родился в Маниле. В самой Японии к христианам относились отвратительно, там их попросту мучили и убивали — посмотрите мартиролог погибших за веру в Японии конца XVI — начала XVII века. Все эти несчастные были признаны католической церковью великомучениками. Японец Николай, вероятно, и не думал, что его постигнет та же судьба, что и его собратьев в Стране восходящего Солнца.
Да и отец Николай такого будущего своему крёстному сыну не желал. Но, когда в 1596 Году местные августинцы решили отправить его представлять филиппинское отделение ордена на капитул в Рим, отец Николай вздумал взять с собой и крещёного японца — диковинка все же, первый японский монах на Филиппинах! Ох, лучше бы отец Николай этого не делал…

Кратчайший путь на капитул

Поначалу всё шло замечательно. Оба Николая, старший и младший, благополучно переправились с Филиппин в Гоа, попутно посетив Малакку и Макао. Перемещались они неспешно и прибыли на индийский берег, принадлежавший тогда испанской короне, только в 1597 году. Тут-то и выяснилось, что ждать корабля, который доставит их в Европу, придётся около года. И это отца Николая совсем не устраивало. Так что решил он добираться в Рим, другим путём, то есть сперва на корабле до острова Ормуз, потом в Персию, потом по Волге в Московию, а оттуда — на запад. Это, как он думал, кратчайший маршрут.
Неприятности начались в Ормузе, там они почему-то застряли и до Персии добрались лишь в 1598 году. Вполне возможно, что и не по своей воле августинские монахи оказались вдруг при дворе шаха Аббаса I. Шах как раз вынашивал планы войны с турками и искал союзников, папа Климент VII и испанский король Филипп III числились среди кандидатов. Шах решил, что лучшего способа доставить им письма, чем с монахами, которые направляются в Рим, не существует. Да и мысль эту ему могли внушить обосновавшиеся при дворе английские наёмники братья Ширли — Энтони и Роберт. Они как раз собирали огромное «посольство в Европу, чтобы «завербовать» тамошних правителей для победоносной войны. Братья были те ещё авантюристы. Старший, Энтони, успел поучаствовать уже не в одной заварухе, даже посидел в тюрьме в Англии, но при дворе шаха удостоился за заслуги в реорганизации армии титула мирзы. Младший, Роберт, ещё совсем юноша, должен был остаться с другими англичанами в Персии и руководить мыслями шаха на благо английской торговле. Летом 1600 года персидское посольство двинулось через Каспий и стало подниматься вверх по течению Волги.

Угодили в смуту

А в Москве не доверяли любым иностранцам. Хотя и разделяли их на «вредных» и «полезных». Прибыв в столицу, оба Николая остановились в Москве у «полезного» иностранца, личного врача Бориса Годунова Паоло Цитадини. Он как раз ожидал прибавления семейства и, когда у него родилась дочь, попросил крестить её в католической вере, что в Московии было строжайше запрещено даже иностранцам. Вскоре Годунову поступил донос — не то от Энтони Ширли, не то от английских купцов, а при обыске у монахов нашли дипломатическую почту и заметки, которые отец Николай делал во время пути. Ясно же — шпионы. И поехал «гишпанской земли чернец Николай с человеком его» не на капитул, а на Соловки, отбывать срок.
На Соловках Мело и японец, которого в Московии принимали за индийца, просидели пять лет — какой тут теперь капитул… Иногда отцу Николаю удавалось передать весточки своим собратьям, но ни краковский нунций, ни сам папа сделать ничего не могли. Только в 1606 году, когда на московский престол взошёл царевич Дмитрий, вышел приказ о немедленном освобождении узников и доставке их в столицу. Увы, пока монахов везли с Соловков, царевич Дмитрий стал Лжедмитрием и его сменил новый царь, Василий Шуйский. Так что из Соловецкого монастыря сидельцев отправили в Ростовский Борисоглебский монастырь — мотать новый срок. В соседнем Ярославле, и тоже в заключении, находились жена Дмитрия, царица Марина, и её отец Юрий Мнишек. С ними-то и свёл переписку отец Николай. Из «Дневника Марины Мнишек» мы и знаем о его злоключениях. У Отец Николай жаловался, что содержат их в чудовищных условиях и иногда по три дня не дают еды. Марину спустя два года освободили, отец выдал её замуж за «воскресшего царевича» — Лжедмитрия II, а два Николая поехали в 1610 году в новую тюрьму — в Нижний Новгород, где их разлучили. Несчастного японца прессовали и пытались переманить в православие, когда это не удалось, ему, как «латинскому еретику», 30 ноября 1611 года отрубили голову.
Отец Николай продержался немного дольше. Помощь пришла от царицы Марины. В 1613 году она отправила на выручку монаху своего нового мужа — атамана Заруцкого. Немолодой уже отец Николай прибился к её астраханскому двору и стал Личным капелланом, даже 28 августа 1613 года освящал в Троицком монастыре католическую домовую церковь. Но дни Марины были сочтены. На престол взошёл Михаил Романов. Последнюю опасность для государства следовало устранить. Летом 1614 года казаки выдали стрельцам и Марину, и её сына, и её мужа, и отца Николая. Марину с ребёнком, разумеется, отправили в Москву, где и закончились их дни. Что же сталось с отцом Николаем доподлинно неизвестно. Но до Москвы, Польши, Рима или Мадрида он так и не доехал. По одной версии, он был зарублен стрельцами на Медвежьем острове сразу после пленения, по другой — сожжён живьём, как и положено было поступать с еретиками.

Журнал: Загадки истории №32, август 2021 года
Рубрика: Великие первопроходцы
Автор: Михаил Мурашко

Метки: Загадки истории, судьба, Россия, католицизм, путешествие, монашество, Борис Годунов, Смутное время, Лжедмитрий, Василий Шуйский, августинцы, Мнишек, Николай Мело




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-