Отдельный корпус жандармов Российской империи

В конце XVI века царь Иван Грозный учредил в Московском царстве «опричный корпус» — вооружённый контингент, деятельность которого мог контролировать и судить исключительно он сам. Вскоре опричники стали терроризировать население Руси жёстче врагов. Закончилось это в итоге смертью династии и царства. Создание на территории государства неподконтрольных обществу и закону вооружённых формирований — верный признак его скорой гибели.

Отдельный корпус жандармов Российской империи

Белоснежный платок

С чинами Отдельного корпуса жандармов, учреждённого в 1826 году Николаем I, напуганным декабристами, опричников Иоанна Грозного роднило многое.
С первого дня своей службы личный состав Отдельного жандармского корпуса был выведен из правового контроля государственных ведомств (губернаторов, прокуроров, судов). По сути, Николай I возродил в XIX веке «опричнину». Так, все жандармы подчинялись только своему начальнику — генерал-лейтенанту Александру Бенкендорфу, а он — лично императору. Когда новоиспечённый главком жандармов уточнил у царя, чем ему и подчинённым предстоит заниматься, тот в ответ… протянул белоснежный платок и произнёс историческое напутствие: «Утирайте слёзы обездоленных и защищайте их от произвола!».
Бенкендорф был старым воякой и безусловно порядочным человеком, а вот его подчинённые… На территории необъятной империи они служили вне каких-либо законов и без чьего-либо контроля. Правда, занимались «рыцари в голубых мундирах» исключительно государственными и политическими преступлениями. На уголовников, даже в своём деле знаменитых, внимания не обращали. И в их функции входило лишь наблюдение за благородным обществом и сбор информации об инакомыслящих подданных императора. Собственно арестами, а тем более следствием и судопроизводством жандармы не занимались. И делали свою работу неважно. Например, заговор «петрашевцев», в который был вовлечён и будущий классик литературы Фёдор Достоевский, раскрыли не они, а чины Департамента полиции. И никто не скажет, сколько слёз смог утереть царским платком «Дон Кихот» от жандармерии — генерал Александр Бенкендорф.

Вне закона

19 августа 1881 года, под впечатлением от убийства Александра II, комитет министров России принял ряд постановлений, согласно которым все население империи попадало в прямую зависимость от своеволия чинов жандармского корпуса. Отныне для ареста частного лица было достаточно лишь подозрения одного жандарма, санкция прокурора не требовалась. По требованию того же жандарма производился личный обыск и обыск помещений. Любой офицер корпуса жандармов мог своим решением приостановить деятельность торгового или промышленного предприятия до рассмотрения «дела» в МВД. Мог запретить собрания, даже частные. Обжаловать его решение можно было только опять же в канцелярии жандармского корпуса. Жандармы теперь могли участвовать в судебных заседаниях при «закрытых дверях», без допуска публики и прессы. Фактически жандармы оказывались вне правового контроля прокуратуры, адвокатов и чинов МВД. И по таким «понятиям» страна и жандармы в ней существовали вплоть до марта 1917 года.
В Москве внезапно закрыли несколько чайных и парикмахерских — у кого-то появилось подозрение, что эти заведения используются революционерами в качестве явок. В Киеве арестовали несколько студентов университета. Юноши допоздна писали и обсуждали свои дипломные работы — жандармам их ночные посиделки показались подозрительными. А вдруг печатают прокламации?
Возмутительная сцена произошла в Одессе: студенты с барышнями шли в театр и вызвали подозрение жандармского патруля — не листовки ли под полой несут? Молодых людей остановили и наскоро обыскали прямо на улице.
Закрытые суды, управляемыми жандармами, весьма вольно толковали определение «применение оружия против представителя власти», с соответствующим суровым наказанием. «Оружием» признавали брошенный в жандарма головной убор или, скажем, пиво, что плеснули (возможно, случайно) в правоохранителя из кружки. И суровые приговоры таким «злоумышленникам» суды штамповали, как настоящим боевикам.

Преступление и наказание

Но, случалось, задержанных освобождали, чайные и парикмахерские, закрытые как места явок, открывались вновь после проведённых разбирательств… Случались успехи у адвокатов, оправдывающих подсудимых. Но как же наказывали не в меру бдительных жандармов? Никак. Даже если имелись доказательства, что парикмахерскую закрывали за взятку, полученную от конкурентов,-а арестантов отправляли в камеру по пустячным подозрениям. Более того. Если кто-то задерживался за драку с чином полиции (городовым, околоточным надзирателем, становым приставом), то следствие разбирало и действия чинов полиции. Возможно, они сами необоснованно применяли силу. Зато в любой схватке жандармы всегда были правы.
В Нижнем Новгороде подвыпивший жандармский унтер оскорбил учительницу и получил по физиономии от её жениха. Парня осудили на вечное поселение за терроризм в отношении представителя власти. И такие примеры множились в геометрической прогрессии. Они озлобляли население и увеличивали число лиц, сочувствующих революционерам. Иметь друга-жандарма считалось в обществе не слишком приличным. Они и женились-роднились исключительно в своей среде. Ибо присутствие в доме зятя-жандарма, например, часто оборачивалось бойкотом окружающих.

Правда-матка

Десятилетиями назревавший нарыв должен был лопнуть. И он лопнул. Виновником этого были не боевики революционных партий, а директор столичного Департамента полиции Алексей Лопухин. 25 января 1905 года он представил в Комитет министров свою докладную записку, в которой подвёл итоги деятельности Отдельного корпуса жандармов с 1826-го по 1904 год. Текст этого доклада произвёл эффект разорвавшейся бомбы и был даже издан отдельной брошюрой… в Женеве. А предисловие к нему написал один из лидеров РСДРП — Владимир Ленин. Перепуганным после событий 9 января 1905 года министрам, с надеждой смотревшим на главу полицейской империи, директор резал в глаза «правду-матку». Конечно, факты коррупции высших и низших чинов Отдельного корпуса жандармов никого не удивили. Алексей Лопухин сам признавал, что после правительственного постановления самовольными обысками увлекались даже городовые и околоточные надзиратели. Но он за такие проступки увольнял со службы, а шеф жандармов князь Сергей Васильчиков своих «стражей самодержавия» — нет.
Автор доклада ошеломил министров доказательствами того, что жандармский корпус не справляется с самым главным: охраной жизни министров и членов царской фамилии. Города были накрыты плотной сетью жандармского контроля — и что в итоге? Террорист Пётр Карпович, убивший в феврале 1901 года министра просвещения Николая Боголепова, три дня легально жил в центре столицы, не вызывая никакого интереса жандармов. В апреле 1902-го был убит министр внутренних дел Дмитрий Сипягин. Фото соучастника преступления революционера Григория Гершуни имелось в каждом полицейском участке ещё до покушения. Но террорист полтора месяца жил в роскошных меблированных комнатах в Петербурге на Пушкинской улице. А потом, после убийства министра, ещё неделю спокойно обитал в столице, пока без проблем её не покинул. Куда смотрели в столичном отделении жандармов? Директор Департамента полиции обобщил доклад: господа министры, с такими жандармами вы живы лишь из-за бестолковости террористов и благодаря воле божьей.

Лютая ненависть

И главный охранитель самодержавия предложил революционно преобразовать систему политического сыска в империи. Службу жандармов включить в правовое поле государства, лишив неподконтрольных полномочий. В противном случае все чины жандармского корпуса обречены на всеобщую и лютую ненависть населения России. Полицию преобразовать в милицию, поручив ей охрану общественного порядка, а полицию использовать лишь для раскрытия уголовных преступлений. А главное: «лечить проблемы», а не бороться с симптомами — революционерами. Что прогрессивный директор Департамента полиции получил в ответ от тех, кому он служил?
В апреле 1909 года действительный статский советник Алексей Александрович Лопухин был снят с должности и осуждён в Особом присутствии правительственного Сената. Его лишили всех прав состояния и приговорили к пожизненной ссылке на поселение. И оставался он вдали от политической жизни вплоть до марта 1917 года.
Реализовались многие прогнозы экс-директора полиции. В первую очередь в отношении жандармов. В марте 1917-го они в Петрограде были вырезаны все поголовно. В годы Гражданской войны безжалостно уничтожались всеми военно-политическими силами в стране. Даже в «белых» армиях их не привечали.

Журнал: Тайны 20-го века №7, февраль 2020 года
Рубрика: Белые пятна истории
Автор: Александр Смирнов

Метки: Александр II, Николай I, эпоха Романовых, Россия, Тайны 20 века, полиция, МВД, Бенкендорф, жандармы



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив (многое можно смотреть онлайн, не Википелия); 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.