Пломбированный вагон Ленина

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Был в биографии Ильича противоречивый эпизод, когда его, политического эмигранта, вместе с соратниками «контрабандой» провозили из Германии назад на родину в «опломбированном вагоне». Тогда ещё Черчилль высказался, что немцы ввезли Ленина, как «чумную бациллу», в изолированном вагоне. Такой пикантный факт — настоящий подарок небес для новоявленных правдорубов, критиков «тоталитарного режима под обагрённым кровью Красным знаменем». Прямое доказательство работы Ленина на германские госструктуры, не иначе! Давайте же разберёмся, что это был за «пломбированный вагон» и что тогда вообще произошло.

Фото: пломбированный вагон Ленина

Внешнеполитический расклад

Для для начала вспомним, в каких условиях происходило возвращение русской оппозиции на родину. В 1917 году Первая мировая война вышла на решающий виток. Силы Четвертного союза иссякли. Голод, разруха, транспортный и топливный кризисы — положение союзников было катастрофическим, ресурсов на содержание армии уже попросту не было. Страны Антанты же могли рассчитывать на всестороннюю помощь заокеанских соседей. США, оберегающие собственные интересы, охотно спонсировали Францию и Великобританию всем необходимым, тем самым лишь усиливая экономическую блокаду Германии. Агрессора решили взять измором, и победа была уже не за горами.
Тем временем в России разгоралось пламя революции. Непримиримые противоречия монархистов, сторонников большевизма и сепаратистов грозили вылиться в гражданскую войну. У семи нянек дитя без глазу: установившееся после победы Февральской революции «двоевластие» оставило страну без централизованного управления. Антанта опасалась, что государственный переворот заставит Россию в решающий моменты выйти из войны, переключившись на дела поважнее, поэтому охотно поддержала Временное правительство, вовремя провозгласившее лозунг «Война до победного конца».

Свой мир держите при себе

Укрепив авторитет поддержкой могущественных держав, за которыми стояла ещё более грозная сила, Временное правительство разрешило вернуться всем политическим эмигрантам. Только право вернуться было обещано всем, а вот на посильную помощь в этом деле мог рассчитывать далеко не каждый. В перепаханной сохой войны Европе с путями сообщения было туго. То же касалось транспорта и топлива — всё уходило на военные нужды. Временное правительство выделяло средства на возвращение эмигрантов, но лишь тех, которые могут быть полезны новому режиму. Большевики к таковым не относились. Почему? Из-за разных взглядов на войну, конечно. Ленинская оппозиция с самого начала не скрывала негативного отношения к конфликту невиданных доселе масштабов. Возвращение большевиков означало бы скорейший выход России из войны, а с ним — потерю покровительства Антанты для Временного правительства. Въезд им не запрещали, но и помогать не собирались.
Стоит ли говорить, что страны-участницы войны внимательно наблюдали за развитием событий? Измождённая Германия была крайне заинтересована в выходе России из войны, Англия и Франция же, напротив, готовы были любыми средствами препятствовать депортации «политических». Тем, кто поддерживал «Войну до победного конца», Англия открывала транзит, пацифисты же могли продолжать пропагандировать свои альтруистские взгляды где-нибудь на нейтральной стороне. Чтобы отличить угодных от опасных, английские спецслужбы подготовили особый «чёрный список наиболее опасных пацифистов», фигуранты которого автоматически попадали под арест, как только их замечали на пути в Россию. Под раздачу этой бюрократической «охоты на ведьм» попал, например, главный теоретик партии эсеров Виктор Чернов. Но Чернова Временное правительство тогда отстояло, а вот большевики на такой протекторат рассчитывать не могли.
Для них оставался лишь один жизнеспособный вариант — прорываться через Германию.

Игры интересов

Решающую роль в возвращении членов красной оппозиции на родину, где их никто не ждал, сыграло активное содействие незаинтересованной стороны. В те годы Владимир Ильич с ближайшими сторонниками пребывал в Швейцарии (которая не участвовала в Первой мировой войне и готова была отстаивать свой нейтралитет силами многотысячной армии) и особо не надеялся на возвращение в родное отечество. Меньше чем за месяц до февральских собы — тий на одном из публичных выступлений идеолог будущей победы социализма заявил, что и не рассчитывает дожить до грядущей революции. Состоявшуюся же вскоре революцию Ленин, не понаслышке знавший слабости столичного подполья, расценил как результат «заговора англо-французских империалистов». Так или иначе, маленькая надежда лучше большой безнадёги.
Впервые о перспективе возвращения через Германию высказался меньшевистский лидер Юлий Mapтов на одном из собраний в Берне, но Ленин на тот момент идеей, мягко говоря, не загорелся. Всё-таки пробираться пришлось бы по вражеской территории. Оппозиция продолжила направлять запросы на поддержку в адрес Временного правительства, но все они ушли «в молоко». Осознавая, что путь через Великобританию заказан, отчаявшиеся эмигранты даже пытались выбить разрешение у России на проезд через Германию (крайне непопулярный факт, но он имел место быть) — но и это не увенчалось успехом. Одобрение пришло, откуда не ждали — со стороны немецкого Генерального штаба. Тем не менее Ленин, прекрасно осознававший, какой риск сулит такая поездка, не спешил «садиться на чемоданы». Он готов был принять предложение вражеской стороны, но только на своих условиях. Парадоксально, но большевики при посредничестве секретаря Швейцарской социал-демократической партии Фрица Платтена выставили ряд требований, которые немцы обязаны соблюсти, коли они так хотят переправить «опасных пацифистов» домой. То есть обернули вражеский интерес в свою пользу.
Согласно выдвинутым Лениным условиям, политическим эмигрантам должны выделить отдельный вагон. Данный вагон становился экстерриториальной зоной и освобождался от таможенного досмотра и контроля паспортов. Пассажиры принимались в вагон независимо от политических взглядов и отношения к войне. Ни по желанию, ни по приказу никто не мог покинуть вагон, за исключением Платтена, который лично сопровождал эмигрантов и выступал единственным посредником между сторонами в течение всей поездки. На него же возлагалась ответственность за приобретение билетов и снабжение пассажиров всем необходимым. Переезд от Швейцарии до шведской границы должен был совершиться как можно быстрее и по возможности без остановок. Разрешение на проезд давалось взамен на германских или австрийских военнопленных или интернированных в России.
Германия пошла на эти условия. Отъезд назначили на 9 апреля.

«Чумной вагон»

В 15:10 32 политических эмигранта из России сели на поезд из Цюриха, следовавший до пограничной станции Готтмадинген, где их затем пересадили в особый «пломбированный вагон» и под охраной двух офицеров из германского Генштаба отправили в Засниц на побережье Балтийского моря.
При словах «опломбированный вагон» воображение невольно рисует самые невероятные картины, вроде наглухо запаянной лабораторного вида безоконной конструкции на колёсах, вход в которую охраняют вооружённые люди в какой-никакой химзе по эпохе. На самом же деле всё было гораздо прозаичнее. Вагон, перевозивший «политических», мало чем отличался от прочих, хотя действительно был изолирован от внешнего мира. «Три наши вагонные двери были запломбированы, четвёртая, задняя вагонная, дверь открывалась свободно, так как мне и офицерам было предоставлено право выходить из вагона, — позже напишет в своих воспоминаниях Фриц Платтен. — Ближайшее к этой свободной двери купе было предоставлено двум сопровождавшим нас офицерам. Проведённая мелом черта на полу коридора отделяла территорию, занятую немцами, с одной стороны, от русской территории — с другой…».
Вот так, в изоляции и под конвоем, «чумная бацилла русской революции» прибыла в Засниц, где пересела на пароход до Швеции, а после через Финляндию к 16 апреля наконец добралась до Петрограда.

Ох уж эти немецкие шпионы

В дальнейшем эпизод с путешествием в «пломбированном вагоне» не раз будет использоваться в антиленинской пропаганде. Дескать, Ленина с его взрывоопасными идеями немцы намеренно подбросили в тыл врагу, как бомбу замедленного действия. Сам же будущий Вождь мирового пролетариата — не кто иной, как немецкий шпион, явившийся обрушить и без того шаткое положение перерождённого государства. Обвинения, мягко говоря, смехотворные. Даже само Временное правительство на момент прибытия большевиков на родину не выдвигало им никаких претензий и сочло изложение подробностей обстоятельств переезда вполне удовлетворительным. Более того — ленинский «пломбированный вагон» был отнюдь не уникальным. Позднее тот же сценарий возвращения русских эмигрантов через вражескую территорию был реализован ещё дважды, но на сей раз пассажирами «чумных вагонов» были не большевики, а белые, анархо-коммунисты, эсеры и их семьи. И их уже никто не обвинял в «короткой ноге» с немецкой разведкой. Иначе по той же абсурдной логике следует, что все, кто вернулся в Россию через Англию, по пути присягнули на верность британской короне.
Если уж на то пошло, то это не Германия засылала в Россию идеологических подрывников, а Россия заразила кайзеровскую империю «бациллой большевизма». Как иначе объяснить Ноябрьскую революцию?

Журнал: Запретная история №2(95), январь 2020 года
Рубрика: Тайны СССР
Автор: Игнат Волхов

Метки: Германия, Россия, Первая мировая война, революция, Ленин, большевики, Временное правительство, Швеция, Швейцария, железная дорога, вагон, Февральская революция, Запретная история




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив (многое можно смотреть онлайн, не Википелия); 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.