Грань, отделяющая Московскую Русь от созданной Петром Российской империи, прослеживается и на уровне дел похоронных. Если до XVIII века почившие представители правящей династии находили упокоение в Архангельском соборе Московского Кремля, то после основания Санкт-Петербурга царской усыпальницей стал воздвигнутый в новой столице Петропавловский собор. Хотя сам Пётр I, судя по всему, в конце жизни считал это место проклятым.

Как хоронили Романовых?

Почему императоров династии Романовых хоронили в Петропавловском соборе?

Можно заметить, что архитектура собора выбивается из привычных русских канонов, и нынешние любители сенсаций озвучивают мысль, будто первоначально храм являлся то ли католическим, то ли лютеранским. Современникам такая мысль в голову, разумеется, не приходила…

Когда Петербург был маленьким

Основание любой крепости или города в дореволюционной России начиналось с закладки храма. В данном случае речь шла о скромной по размерам деревянной церкви, освящённой 29 июня (по старому стилю) 1703 года в день святых Петра и Павла.

Царь-реформатор поначалу не был уверен, что сможет удержаться в устье Невы, а потому строительство Петербурга шло хоть и быстрыми, но не рекордными темпами. И лишь после Полтавской победы работы ускорились, а в 1712 году на берега Невы переехали высшие государственные органы. Тем не менее к концу петровского правления новая столица с примерно 30 тысячами жителей выглядела бледно по сравнению с Первопрестольной с её впятеро большим населением.

За Фонтанкой и деревянным ещё Аничковым мостом уже бегали волки, хотя через полчаса хода по лесной просеке можно было дойти до Александро-Невского монастыря, заложенного в 1710 году у места, где, как считалось, святой князь-полководец разбил шведское войско.

Почти одновременно с монастырём началось и строительство каменного Петропавловского собора, причём внутри него оказалась уже имеющаяся и продолжавшая функционировать деревянная церковь.

Каменное здание было похоже не на типичные для Руси крестово-купольные церкви, а на западноевропейский храм. Однако православные каноны это не нарушало. Для нового города царю требовалась архитектурная доминанта, и башня со шпилем и ангелом наверху (общей высотой 112 метров) лучше соответствовал этой задаче, чем традиционные купола с крестами.

«Начинка» же собора была вполне православной. Взять, например, 20-метровый иконостас с почитаемыми только на Руси святыми из династии Рюриковичей — княгиней Ольгой, князьями Владимиром, Борисом и Глебом, и особенно Александром Невским, которого по очевидным причинам любые немцы (хоть католики, хоть лютеране) недолюбливают.

Первой из Романовых в соборе была похоронена полуторагодовалая дочь Петра и Екатерины, названная в честь матери. Девочка ещё в 1708 году умерла в Москве, а её останки перевезли в Петербург не ранее 1712 года (когда её родители официально зарегистрировали свои отношения).

В 1715 году в соборе похоронили ещё двух дочерей царской четы — двухлетнюю Наталью и 10-месячную Маргариту. И в том же году вечный покой в православном соборе обрела лютеранка принцесса Шарлотта Христина София Брауншвейг-Вольфенбюттельская — супруга сына царя от первого брака, царевича Алексея.

Это был дебютный заграничный брак в семействе Романовых, с которым российский самодержец связывал очень большие планы. Готовясь к новой войне с Турцией, он нуждался в союзе с Австрией. Шарлотта же была сестрой австрийской императрицы, и, соответственно, родственницей императора Карла VI. Пришлось пойти на уступку и письменно гарантировать, что Шарлотта сможет исповедовать лютеранскую веру в России. Иностранная царевна подарила супругу сына Петра и дочь Наталью, но после вторых родов скончалась. И, конечно, возник вопрос с погребением.

Первый лютеранский храм, названный в честь святой Анны, был построен в Петропавловской крепости в 1704-1705 годах комендантом Романом Брюсом. Однако после переезда столицы в Санкт-Петербург храм перенесли на прилегающий Городовой остров — чтобы не слишком отсвечивал перед ревнителями православия. Хоронить царевну на обычном лютеранском кладбище, среди пленных шведов, было бы странно. И Пётр дал отмашку захоронить её в православной церкви как члена семьи Романовых. В конце концов, строящийся собор захватывал и участок перенесённой кирхи святой Анны, так что погребение принцессы можно было рассматривать как форму компенсации лютеранам.

Похороны Шарлоты прошли 27 октября 1715 года и оказались скомканы подготовкой к торжествам по случаю рождения у царя сына Петра Петровича (Шишечки). А в январе 1716 года в соборе появилась ещё одна могила — царицы Марфы Матвеевны (урождённой Апраксиной) — вдовы сводного брата Петра Фёдора Алексеевича, восседавшего на престоле в 1676-1682 годах.

Могила для преступников

В июне 1716 года скончалась любимая сестра царя Наталья Алексеевна, но её похоронили на кладбище Александро-Невского монастыря, которому она покровительствовала.

Следующая веха — март 1717 года, когда в соборе был погребён первый мужчина (точнее младенец) из дома Романовых — сын Петра и Екатерины Павел. Прожил он совсем недолго, хотя перед смертью его успели крестить по православному обряду.

В 1718 году ранее рассорившийся с отцом, бежавший в австрийские владения и вернувшийся на родину царевич Алексей был приговорён к смертной казни. Скорее всего, скончался он от последствий пыток. Подругой версии, Алексея тайно убили, не желая публично казнить наследника престола.

Однако захоронили его в фамильной усыпальнице рядом с супругой. В 1723 году к двум могилам прибавилась третья — сводной сестры Петра царевны Марии Алексеевны, замешанной в деле царевича Алексея. Так, в сторонке от других захоронений, за отдельной оградкой и погребены лютеранка Шарлотта, а также Алексей и его тётка, осуждённые как государственные преступники.

В 1719 году умирает любимый сын царя — четырёхлетний Шишечка, которому убийство его сводного брата царевича Алексея открывало дорогу к престолу. Естественно, Пётр должен был воспринять случившееся как Божье наказание за расправу над старшим сыном. И стремление раскручивать Петропавловский собор как фамильную усыпальницу у него пропало.

Шишечку изначально похоронили в церкви Воскресения Лазаря Александро-Невского монастыря, а потом перезахоронили в Благовещенской церкви того же монастыря, которую начали энергично расширять и «перестраивать. В неё же перенесли и останки Натальи Алексеевны.

Следующую высокопоставленную покойницу, царицу Прасковью Фёдоровну, тоже погребли в Благовещенской церкви (октябрь 1723 года), а ведь речь шла о вдове старшего брата и соправителя Петра Ивана V.

Самодержец вообще начал энергично внедрять культ Александра Невского как покровителя не только города на Неве, но и семейства Романовых. Апофеозом этого процесса стала перевозка мощей Александра Невского из Владимира в монастырь его имени, растянувшаяся почти на год и завершившаяся в августе 1724 года. Не прошло и пяти месяцев (28 января 1725 года), как старуха с косой пришла за самим самодержцем.

Мавзолей первого императора

Всё указывает на то, что местом своего упокоения Пётр видел именно Благовещенскую церковь. Однако почившего уже никто не спрашивал. Речь шла о первом российском императоре, поэтому церемония похорон не имела ничего общего с погребениями предыдущих монархов.

Прежде всего, была проведена процедура бальзамирования, разработанная исходя из существовавших на тот момент медицинских знаний. Благодаря этому тело в течение 42 дней было выставлено в Зимнем дворце для церемонии прощания. 8 марта почившего доставили в Петропавловскую крепость и установили в той самой деревянной церкви, расположенной внутри строившегося собора. Саркофаг был украшен символами императорской власти, а также армейской и военно-морской атрибутикой.

Всё это было ново, необычно, но православным канонам не противоречило.

Другое дело, что курировавший церемонию фельдмаршал Яков Брюс (младший брат почившего коменданта Петропавловской крепости) интересовался новейшими медицинскими разработками и жаждал узнать, насколько бальзамирование будет эффективным. Существуют свидетельства, что в Петропавловской крепости возводилось некое подобие мавзолея, который, возможно, планировалось использовать для окончательного погребения императорских останков, но до того, чтобы оживить покойника, фантазии у Брюса всё же не хватало. Такой веры в силу науки, как у коммунистов, у него не было.

В мае 1727 года скончалась Екатерина I, тело которой тоже забальзамировали. Саркофаги императорской четы теперь стояли рядом, а сам собор строить перестали. Вступивший на престол сын царевича Алексея Пётр II переехал с двором в Москву. Дальнейшее существование Петербурга оказалось под вопросом.

Однако в 1730 году Пётр II умер и был похоронен в кремлёвском Архангельском соборе. Россия оказалась на развилке, и ставшая императрицей Анна Иоанновна, немного подумав, направила её на проторенную Петром дорогу.

Столица вернулась в Петербург, а основатель города вместе с супругой были зарыты у южной стены наконец-то достроенного храма. Таким образом, Петропавловский собор стал официальной усыпальницей царствующих особ, а Благовещенская церковь — так сказать усыпальницей резервной.

Любовь до гроба и за гробом

Анну Иоанновну похоронили в 1740 году именно в Петропавловском соборе. Её племянницу Анну Леопольдовну, правившую в качестве регентши при своём сыне Иване VI, свергла дочь Петра Елизавета. Но, когда бывшая регентша умерла, похоронили её все же в Благовещенской церкви, хотя и без помпы.

Рядом с ней в 1762 году нашёл упокоение и свергнутый супругой, а затем убитый император Пётр III. Насчёт того, где хоронить Екатерину II яикаких сомнений ни у кого не было — разумеется, в Петропавловке. Однако её сын Павел предварительно придумал и организовал не имевшую аналогов церемонию. 25 ноября 1796 года было организовано так называемое «сокоронование» праха Петра III и трупа Екатерины II. Павел в Александро-Невском монастыре возложил корону на гроб отца, а его супруга с фрейлинами в Зимнем дворце «приподнимали тело усопшей» и возлагали на него корону. Таким образом, сын решил соединить своих родителей-монархов в загробном мире.

На следующий день гроб Петра III перевезли в Зимний дворец и установили рядом с гробом Екатерины. Впереди траурной процессии шествовал убийца императора и герой Чесмы граф Алексей Орлов, несший на подушке императорскую корону. По свидетельству очевидцев, на нём лица не было: видимо, совесть мучила.

5 декабря из Зимнего дворца уже истлевшие останки Петра III и ещё «свежий» труп Екатерины II отвезли в Петропавловский собор, где они стояли ещё две недели прежде, чем были погребены в землю.

На гробницах начертали: «Самодержавный… государь Пётр III, родился в 1728 г. Февраля 16 дня, погребён в 1796 г. декабря 18 дня». «Самодержавная… государыня Екатерина II, родилась в 1729 г. апреля 21 дня, погребена в 1796 г. декабря 18 дня». Николай Греч ехидно заметил: «Подумаешь, что эти супруги провели всю жизнь вместе на троне, умерли и погребены в один день».

Цари умерли! Да здравствуют цари!

При Александре II разномастные по внешнему виду саркофаги были унифицированы в белом мраморе. Однако у самого Царя-Освободителя гробница сделана из зелёной яшмы, что должно напоминать о его насильственной смерти от рук террористов.

Тогда же возникла ещё одна проблема — семейство Романовых резко увеличилось в числе, и хоронить в соборе решили только царствующих монархов с супругами. Для прочих родственников в 1896-1908 годах построили Великокняжескую усыпальницу. До революции в ней похоронили 13 великих княжон и князей. Для сравнения — в соборе до революции был погребён 41 человек, включая 11 царствовавших монархов.

Но и после революции погребальная история собора не закончилась, точнее новый импульс ей придала перестройка. 17 июля 1998 года в 80-ю годовщину расстрела Николая II и его семьи в специально обустроенном Екатерининском приделе собора погребены останки последнего самодержца, его близких и слуг, или, точнее, то, что этими останками, объявили.

Кроме того, в 1992-2010 годах в Великокняжеской усыпальнице похоронили великого князя Кирилла Владимировича, его сына Владимира Кирилловича и их жён Викторию Фёдоровну и Леониду Георгиевну.

На самом деле, если следовать «Закону о престолонаследии», принятому ещё Павлом I, после кончины Владимира Кирилловича никаких прав у этой ветви уже не осталось. И в качестве фамильной усыпальницы вместо Петропавловского собора Романовым следует поискать что-нибудь другое.

Пропавший царь

Предположительно в 1920-х годах большевики вскрывали гробницу Александра и обнаружили, что она пуста, но никаких официальных документов по сему поводу не публиковалось. Антропологу Михаилу Герасимову (восстанавливавшему облик исторических лиц по черепу) в просьбе осмотреть останки, было категорично отказано. Очевидно, что слухи о пустой могиле связаны со слухами об имитации Александром собственной смерти и о том, что он прожил до 1864 года под именем старца Фёдора Кузьмича. Ещё одна легенда гласит, что тело Фёдора Кузьмича (на самом деле — царя) тайно доставили и захоронили-таки в Петропавловском соборе.

Журнал: Загадки истории №48, ноябрь 2021 года
Рубрика: Историческое расследование
Автор: Дмитрий Митюрин


Telegram-канал Багира Гуру

Метки: Александр I, Александр II, Анна Иоанновна, династия, Екатерина I, Екатерина II, император, Николай II, Павел I, Пётр III, эпоха Романовых, Загадки истории, собор, похороны, Петербург, История Петербурга, Пётр Первый, Брюс, Александр Невский, Петропавловская крепость, Фёдор Кузьмич, Иван V


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-2022