Не каждый россиянин знает, что всю жизнь лопочет… по-французски! Ну ладно бы только дамы со своей «бижутерией» и «парфюмерией», так ещё и любимый с детства «лимонад» и нелюбимый сызмальства «суп», а также «алкоголь» или банальный «туалет» пришли к нам от потомков галлов! Дворяне в XVIII-XIX веках даже «спасибо» или «пожалуйста» женщинам не говорили, а все «мерси, мадам» да «бонжур, мадемуазель». Ведь изъясняться по-русски при дамах тогда считалось неприличным!

Французская мода в России

Почему русские дворяне говорили только по-французски?

Даже родную историю изучали по французским книгам. Образованием в том же Смольном заправляла мадам де Лафон, а в Царскосельском лицее преподавал брат мятежного Марата. Но зря Сумароков боролся с галлицизмами, требуя заменить фрукты на плоды, том — на часть книги, суп — на похлёбку, а Грибоедов высмеивал «смесь французского с нижегородским». Ничего у этих борцов не вышло… Русский язык спасли… простые крестьяне. Ведь в 1812 году они чуть что палили из засады, лишь заслышав «ненашенский» говор! Так что от французского господ офицеров отвратила, по сути, угроза гибели.

«Чемодан — вокзал — Париж»

Золотой век русского дворянства XVIII столетия совпал с эпохой расцвета Франции, ставшей гегемоном во всём мире. Блеск Версаля слепил европейских царей и королей. Дидро с Вольтером властвовали над умами, а лионские белошвейки диктовали моду. Русская знать начала уже понимать толк в шампанском, а граф Шувалов даже сделал попытку заказать Вольтеру писать «Историю Петра Великого»!…

После Великой французской революции больше 1,5 тысячи беглецов ринулись в Россию. Их встретили с восторгом как светочей культуры и носителей всего прекрасного. Екатерина II издала указ — либо невозвращенцы дают клятву, что не поддерживают революцию, либо «чемодан-вокзал-Париж». 43 француза от клятв отказались. Прочие присягнули и разбежались по помещичьим усадьбам учить малышей-барчуков.

«Положим, что французские манеры к ним идут, но всё же это обезьянство, — писала мисс Уилмот, компаньонка Екатерины Дашковой. — И как странно видеть, что среди этих французских манер, языка и нравов русские кричат против Бонапарта, когда не могут съесть обеда без французского повара, когда не могут воспитать детей без парижских бродяг, принимающих здесь обязанности наставников и гувернанток, словом, когда весь внешний лоск взят из Франции». Тут, как говорится, уж чья бы корова мычала, а английская помолчала бы… Ведь и в Британии, и у «разных прочих шведов» было то же самое. Элиты многих стран, чтобы не остаться на обочине жизни без инструмента мирового общения, зубрили «парле франсе» и пересыпали речь галлицизмами. Французский стал пропуском в высший свет…

В библиотеке русского дворянина до 70% книг принадлежали перу французов. Так что ясно и понятно, почему самый талантливый и знаменитый современник тех любителей домашнего чтения свои первые стихи писал по-французски. Имя его было Саша, а фамилия — Пушкин. А позже в прозе он употреблял чисто французские конструкции: «Подъезжая к Болдину, мною овладели мрачные предчувствия». Тем же «грешил» позже и Лев Толстой: «Накурившись, между солдатами завязался разговор». Чехов иронизировал: «Подъезжая к сией станции и глядя на природу в окно, у меня слетела шляпа».

«Беременная вошь»

После разгрома Наполеона армия гувернёров и наставников увеличилась. Свой «маркизик» был теперь даже у захудалого дворянина. Ведь это уже не 1,5 тысячи невозвращенцев, как при Екатерине II, а порядка 100 тысяч пленных наполеоновских солдат! Среди них были немцы, поляки, итальянцы, которые худо-бедно лопотали по-французски, так что без работы тоже не остались. Многие пленники (Антуан Берг, Жозеф Бушен, Жан Бинелон, Антуан Виклер, Эдуар Ланглуа, д'Андевиль) пошли служить нашему царю и отечеству. Отсюда на Дону средь станичников доселе множество таких фамилий, как Жандровы (от Жандр) или Беловы (от Бинелон). Но большинство предпочли не под пулями носиться, а обучать детишек в барских усадьбах. Как, например, «дядька» Гражан «из самого городу Парижу». Своего питомца, сына смоленского помещика Юрочку он учил французскому в процессе ребячьих забав. Малыш в своём «маркизе» души не чаял — вместе они жгли костры, ставили палатки, палили по воронам и били в барабаны. Отец нарадоваться не мог, как сын бойко лопочет «по-супостатски». Но в Москве учителя дворянского пансиона пришли в шок, когда ученик заявил в столовой: «Жрать, засранцы!», а про повара заметил: «Ползёт, как беременная вошь по дерьму». Юра и не думал никого обижать, он просто не знал, как это звучало для русского уха. Но все ж справедливости ради по отношению к «дядьке» Гражану, стоит сказать, что его питомец Юрий Арнольд стал известным российским экономистом. Так что, в общем-то, не все было так уж плохо — освоил же Арнольд науки по французским книгам, в конце концов. Правда, не все так думали — многие объявили языку галлов войну.

«Язык милых дам»

Писатель Сумароков иронизировал над «языком милых дам» в своей комедии «Пустая ссора». Вот, к примеру, диалог влюблённых. Она: «Вы так мне флатируете (льстите, — прим. авт.), что уж невозможно…» Он: «…Я вас адорирую (обожаю, — прим. авт.)». Она: «Я этого, сударь, не меритирую (не достойна, — прим. авт.)». Зрители хохотали до упаду над абракадаброй, но когда Сумароков на полном серьёзе предложил вместо «сервиз» говорить «столовый прибор», «сюртук» заменить на «верхнее платье», «пассию» — на «страсть», «веер» — на «опахало», «деликатно — на «нежно», а «суп» — на «похлёбку», то смеялись уже над ним и его борьбой за чистоту родного языка. Следом «истреблением чужих слов» занялись журналист Новиков, писатели Фонвизин (диалоги Советницы с Иванушкой в пьесе «Бригадир»), Грибоедов («Горе от ума»), Крылов (комедия «Урок дочкам»).

Народ протестовал по-своему, срывая вывески на «супостатском» языке, а то и просто громя лавки парижских модных новинок на Кузнецком мосту в Москве. Простолюдины на самом деле не ставили задач высмеивать «язык милых дам», как галлофобы из культурных классов. Зато насочиняли множество новых ругательств на основе французского, весьма смачных, кстати сказать — таких, как «шаромыжник», то есть «попрошайка» (французы просились на ночлег в избах, говоря «Cher ami!» — «дорогой друг»). Или та же «шваль», от слова cheval — «лошадь». Этимологи утверждают это, мол, потому, что с голоду беглецы ели конину. Над происхождением слова «шантрапа» («босяк») учёные спорят по сей день, ведь французское chantera pas означает просто-напросто не умеющего петь (может, не умеющего петь по-русски?). Словом, осваивая по-своему иностранный язык, простолюдины внесли едва ли не самый весомый вклад в борьбу с галломанией своих господ. Это если верить Денису Давыдову, который писал: «К каждому селению один из нас принуждён был подъезжать и говорить жителям, что мы русские, что мы пришли на помощь к ним и на защиту православныя церкви. Часто ответом нам был выстрел или пущенный с размаха топор…» Их принимали за неприятелей «от нечистого произношения русского языка». Выходит, только под угрозой гибели офицеры перешли на русский.

Заметное ослабление галломании случилось в России после победы над Наполеоном. Современники отмечали уже при Николае I, что офицеры даже с женщинами заговорили по-русски, что было «неслыханным делом». До войны меж собой мужчины, бывало, изъяснялись на родном языке, но при виде дам переходили на французский!

Заметное ослабление галломании случилось в России после победы над Наполеоном. Современники отмечали уже при Николае I, что офицеры даже с женщинами заговорили по-русски, что было «неслыханным делом». До войны меж собой мужчины, бывало, изъяснялись на родном языке, но при виде дам переходили на французский!

Как бы там ни было, сегодня учёные полагают, что галломания дворян и галлофобия народа, в конечном счёте, лишь обогатили наш язык. Ведь неизвестно, что бы мы сейчас говорили, будучи «не в своей тарелке» или видя «все в чёрном цвете». Как бы объяснялись, если бы «игра не стоила свеч» и нам предстояло бы «проглотить горькую пилюлю»? Или, например, кто-то «ловил бы рыбу в мутной воде», угрожая «смешать нам все карты»? Как бы мы выражали, наконец, чувства «от всего сердца», если бы галломаны прошлых веков не сделали для нас, потомков, буквальный перевод с французского этих словосочетаний и не внедрили бы их в речь как наши родные выражения?

Журнал: Загадки истории №7, февраль 2021 года
Рубрика: Дворцовые тайны
Автор: Людмила Макарова




Telegram-канал Багира Гуру

Метки: эпоха Романовых, Загадки истории, Россия, Франция, язык, мода, дворяне


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-2022