Полицейский пёс Треф

«Его следовало бы назвать Шерлок Холмс или Пинкертон!», «Герой дня!», «Гениальная собака!» В начале XX века о собаке-сыщике в российских (и не только) газетах отзывались исключительно в восторженных тонах. Оно и понятно: за время своей разыскной деятельности Треф раскрыл более 1500 преступлений! Одного, слуха о скором визите добермана-пинчера хватало, чтобы в том или ином городе на время прекратились грабежи и убийства: преступники предпочитали покинуть насиженные места и даже добровольно вернуть награбленное, лишь бы знаменитый пёс не вышел на их след… Доберман-пинчер по кличке Треф стал и одним из главных героев романа «Великосветские хулиганы».

Полицейский пёс Треф

Отпуск с пользой для работы

Сегодня служебно-разыскными собаками никого не удивишь: их встретишь и на вокзале, и в аэропорту, и в метро, и на улице — четвероногие «выгуливают» патрульных. Овчарки, ротвейлеры и даже спаниели исправно ловят преступников, выходят на след подозреваемых, находят наркотики и оружие. Всё логично. Даже странно, что использовать псов таким образом додумались всего каких-то 100 лет назад: о необходимости создания службы разыскных собак в России заговорили лишь в начале XX столетия. И если бы не усилия Владимира Ивановича Лебедева — чиновника для особых поручений Департамента полиции, то разговоры так бы разговорами и остались. Но Лебедев оказался настоящим энтузиастом своего дела: он всеми силами внедрял в работу уголовного розыска прогрессивные (для своего времени) методы. Это с его лёгкой руки в полицейских участках подозреваемых начали фотографировать и брать у них отпечатки пальцев, составлять словесные портреты злоумышленников, делать химические анализы улик. И именно он ратовал за создание российской службы собаководства. Дошло до того, что все свои отпуска Лебедев тратил на то, что последовательно объезжал собачьи питомники в Германии, Франции, Австро-Венгрии, Швейцарии и Бельгии — перенимал опыт. В Генте ему понравилось особенно. Лебедева поразило, что здешние воспитанники обучены не только разыскной и сторожевой службе, но и натренированы поддерживать общественный порядок: например, им ничего не стоило разогнать толпу. Если принять во внимание, что в начале XX века творилось в России, интерес полицейского более чем понятен.

Образцовая школа

Первые российские питомники служебных собак появились в Риге и Петергофе. Случилось это в 1907 году. А спустя 2 года — 21 июня 1909-го — под Петербургом открылась школа служебного собаководства. Почти сразу же за ней закрепилось название образцовой школы. Оно и понятно: из этого заведения выходили одни отличники — что звери, что люди. Потому как за партами здесь сидели не только четвероногие ученики, но и вполне себе двуногие школяры: полицейские в срочном порядке переучивались на «учителей дрессировки собак» и разъезжались по всем городам России. И если людские ресурсы были отечественными, то собачьи — импортными: псы доставлялись сюда преимущественно из Германии.
Безусловной звездой первого выпуска образцовой школы и стал Треф: вместе с напарником — околоточным надзирателем московской полиции Владимиром Дмитриевым — 11-месячный доберман-пинчер показал лучшие результаты на экзаменах. И поскольку собачья работа тогда была в новинку, о талантливом ученике тут же написали в газетах: вот, мол, имеет диплом сыскной собаки, но как-то покажет себя в деле?

Первое дело

Ждать дела долго не пришлось: в первый же месяц службы в полиции Треф покрыл себя славой и сделался любимцем публики — раскрыл потенциальный висяк (позволим себе использовать современный полицейский сленг).
…Тело богатого крестьянина Гришаева односельчане нашли лишь через несколько дней после его смерти: окровавленный труп уже начал разлагаться. Когда полицейские стали допрашивать соседей, оказалось, что те, как обычно, ничего не видели, ничего не слышали. Тогда в Бронницы, на место преступления, и пригласили Трефа вместе с Дмитриевым. Пёс обнюхал тело и стремглав рванул из дома на двор — к навозной куче, где и нашёл окровавленную тряпку, которой убийца вытирал руки. Если бы не собака, полицейским бы и в голову не пришло искать улики в навозе. Дальше события развивались стремительно. Треф взял след и побежал в сторону соседней деревни, где уверенно остановился перед одним из домов. Полицейские приступили с расспросами к хозяйке, и та показала, что недавно у неё ночевали давние знакомые — местные бродяги братья Рябые и их подруга Агафья. Эта троица давно примелькалась полиции, но предъявить ей было нечего. Теперь же они подозревались в убийстве. Началась самая настоящая погоня, которую возглавил, разумеется, доберман-пинчер. Он вёл людей по следу более 100 (!) километров! В итоге бродяг схватили под Люберцами: у них нашли вещи убитого Гришаева.

Любимец публики

А Треф с Дмитриевым вернулись в Москву и наутро, что называется, проснулись знаменитыми. С этого дня — 29 ноября 1909 года — они не сходили с газетных полос: вот они вычислили вора, вот — убийцу, вот обнаружили украденные деньги, вышли на след террористов, нашли взрывчатку…
Всякое дело, за которое брались напарники, оканчивалось триумфом: Треф работал безошибочно, выдавая стопроцентный результат. Тут, конечно, надо отдать должное и Дмитриеву — он не только воспитал прекрасную собаку, но и умел понимать её как никто другой. Впрочем, никого другого Треф к себе и не подпускал. Даже еду он принимал только из одних рук — рук Владимира Дмитриева.
После революции Дмитриев вместе с Трефом остались на службе, правда, теперь уже в московской рабоче-крестьянской милиции. Большевики тогда вынужденно использовали старорежимных специалистов: своих стражей порядка ещё не было, а вот бандитов, воров и убийц — предостаточно. Их и следовало ловить. А ещё — обеспечивать безопасность новым первым лицам молодого государства.
В феврале 1919 года Треф «вычислил» бандитов, угнавших машину Ленина. Ильичу, которому вернули автомобиль, стало любопытно своими глазами посмотреть на чудо-собаку. Так доберман вместе с Дмитриевым попал в Кремль. Ленин остался под впечатлением: «Собака умница, да и её хозяин не дурак, но политик. Это ужасно…».

Кончина

Слова Ильича стали для Дмитриева приговором: у него, «контры», и раньше почти не было шансов уцелеть в этой мясорубке, теперь же они и вовсе свелись к нулю. В начале 1920-х полицейского расстреляли — как «агента мировой буржуазии». Ну а какая судьба постигла Трефа — угадать несложно, если вспомнить, что корм ищейка принимала только из рук своего напарника.
Большевики и рады были бы поставить его феноменальный нюх на службу революции, да не вышло: собака просто погибла от голода. После Трефа, правда, осталось потомство, но, хотя многочисленные отпрыски и показывали прекрасные результаты, до отца им было далеко.
В дальнейшем в СССР вовсе отказались от практики использования доберманов на службе в милиции: слишком капризные, с норовом, да и к русским морозам не слишком привычные. Перешли на овчарок — те хоть и глупее пинчеров, но выносливее и неприхотливее.

Охота на шпиона

За годы сотрудничества с Трефом московский околоточный Дмитриев нажил приличный капитал: при царском режиме ему полагалось 10% от найденных ценностей. И только Временное правительство задолжало Дмитриеву 800 тысяч рублей. Позже, в 1920-х, «широкий образ жизни» стал одним из пунктов обвинения.
Но особенно ему не простили «участия в политике»: летом 1917 года, после Февральской революции, они с Трефом были прикомандированы к группе контрразведчиков, разыскивающих Ульянова: лидера большевиков подозревали в шпионаже в пользу Германии. Властям было известно, что он скрывается где-то на берегах Финского залива. Туда-то и прибыл Треф. И один-единственный раз, что называется, дал осечку: поймать Ленина доберману не удалось. Через 3 года ему и его напарнику это стоило жизни…

Журнал: Архивы 20 века №3, июнь 2020 года
Рубрика: Друг человека
Автор: Наталья Кувшинова

Метки: Россия, преступление, Архивы 20 века, собака, полиция, собаководство




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-