Преследование инакомыслящих в России

О методах идеологической борьбы в нашей стране в сталинские времена ныне написано и сказано очень много. Давно не секрет, что в те годы можно было отправиться в места не столь отдалённые не только за анекдот о «вожде всех народов», но и просто за неосторожные слова о коммунистической партии и советском правительстве. Однако сейчас никто уже не вспоминает, что инакомыслящих в России преследовали и до 1917 года. Происходило это в масштабах не меньших, чем даже при Сталине.

Фото: преследование инакомыслящих в России

Осколки Средневековья

В наступившем году в России отмечаются сразу две круглые даты, напрямую касающиеся системы отечественной юриспруденции. Ровно 180 лет назад была завершена работа комиссии графа Михаила Сперанского, которая в соответствии с указом Николая I провела систематизацию российского законодательства, а 95 лет назад Временное правительство отменило действие наиболее одиозных из этих законов.
Сейчас мало кто знает, что в соответствии с «Уложением о наказаниях уголовных и исправительных» (аналог современного Уголовного кодекса РФ), разработанном на основе «Свода законов» Сперанского, граждан России даже в начале просвещённого XX столетия власти преследовали за инакомыслие примерно так же, как это делала европейская инквизиция ещё в XIV-XVII веках.
В частности, немалый тюремный срок или пожизненную ссылку в Сибирь тогда можно было получить за колдовство и чародейство, за лечение людей знахарскими методами (сейчас они называются методами народной медицины), за ворожбу и наведение сглаза и даже за распространение сведений о происхождении и устройстве Вселенной, противоречащих библейскому учению.
Поскольку вплоть до 1917 года Православная церковь в нашей стране официально считалась одним из важнейших элементов государственного устройства, то целый раздел «Уложения…» был посвящён карательным мерам для тех граждан, которые осмеливались с умыслом или без него как-либо унизить Православную церковь или её иерархов (это называлось «кощунство против церкви»).
Наказание ждало также и тех, кто словом или действием оскорблял всю христианскую религию в целом или отдельные её догмы, то есть совершал богохульство. Однако закон распространял эти карательные меры только на защиту православия. Всячески поносить каноны других религий, как и священников всех прочих конфессий, в царской России можно было безнаказанно.
При этом в соответствии с «Уложением…» для богохульников предусматривались немалые сроки лишения свободы. В частности, за «возведение хулы» на Иисуса Христа в помещении церкви виновный мог быть отправлен на каторгу на срок от 12 до 15 лет, а за такие же слова, но произнесённые не в храме, а в любом другом общественном месте, — от 6 до 8 лет. Но если кто-то богохульничал при свидетелях без злого умысла, а «по неразумию, невежеству или пьянству», то ему светило тюремное заключение «всего лишь» на срок не более чем 1 год и 4 месяца.

За непотребные слова

Вот только некоторые факты на этот счёт из практики Самарского окружного суда конца XIX — начала XX века. Расследовалось дело в отношении 25-летнего Петра Тамбовцева, крестьянина села Украинки. В один из апрельских дней 1890 года он, будучи пьяным, зашёл в местную винную лавку, где стал матерно ругаться. Другие посетители заметили ему, что он произносит непотребные слова в комнате, где висят святые иконы. В ответ Тамбовцев «также поматерно обругал и иконы, а равным образом и свидетелей за предложение снять перед иконами шапку… за что его и вытолкали в шею на улицу».
Тамбовцева доставили в полицию, где он на другой день протрезвел и объяснил, что он ничего из сказанного им не помнит из-за выпитой водки. Решением суда богохульник был приговорён к заключению в тюрьму на шесть месяцев.
Подобное же обвинение было предъявлено и 44-летнему Трофиму Ткаченкову, крестьянину села Лопатино, который в сентябре 1892 года в состоянии опьянения в здешнем трактире матерно обругал сначала трактирщика, а затем и Господа Бога. Позже обвиняемый уверял следствие и суд, что он не помнит, произносил ли он вообще какие-либо богохульные слова. Тем не менее суд поверил не ему, а свидетелям, и матерщинник в итоге отправился в тюрьму на полтора года.
Лишь после того как император Николай II подписал Всемилостивейший манифест от 11 августа 1904 года, в империи значительно были смягчены меры наказания за богохульство и другие подобные преступления. Так, в феврале 1905 года за непотребные слова всего лишь к семи дням ареста был приговорён 23-летний крестьянин Иван Безруков.
Такой же срок получил и 33-летний крестьянин Иван Новосельцев, который в помещении волостного правления села Максимовка Бузулукского уезда в пьяном виде «ругал площадной бранью полицейского сотского Анти-пова, а когда тот вывел его из присутственного места, такой же бранью обругал Бога и святых». А 45-летний крестьянин Василий Мартьянов из села Ташла за публичное хуление Святой Троицы по решению суда провёл под арестом всего лишь три дня.
Тут можно вспомнить аналогичные законы сталинских времён, когда при похожих обстоятельствах мужики, обругавшие «вождя всех народов», обычно отправлялись в лагеря не менее чем на десять лет…

Веселие на Руси есть питие

А вот случай, после которого было возбуждено уголовное дело в отношении крестьян села Аманак о совершении ими кощунства против Православной церкви, можно без преувеличения назвать анекдотичным. В тот январский день 1891 года почти все село гуляло на свадьбе. Крестьянин Яков Плотников выдавал замуж свою 20-летнюю дочь Аксинью за 24-летнего односельчанина Ивана Березина. Сначала гости и родственники новобрачных собрались в доме отца жениха — Алексея Березина, а потом вся компания решила пойти в дом отца невесты. Тогда и случился казус, о котором потом долго говорили в селе.
Когда все уже собрались идти, выяснилось, что 30-летний Тимофей Попов, дальний родственник жениха, не может встать по причине сильного опьянения. Кто-то из гостей предложил отнести заснувшего Попова на новое место, положив его на две доски. Отцу жениха Алексею Березину, который к тому времени тоже был сильно навеселе, такое шествие показалось похожим на похороны. Взяв старый лапоть, он положил в него тлеющий уголёк и пошёл впереди всех, размахивая дымящимся лаптем, словно кадилом, и распевая при этом вместо псалмов матерные частушки.
Большинство участников действа тут же подхватили игру Березина и стали изображать похоронную процессию, приглашая всех встречных на «поминки по безвременно почившему Тимофею Попову». Во время прохода по селу «покойника» несколько раз роняли с досок, а кончилось всё тем, что во время очередного падения Попов ударился головой о камень, от чего через несколько минут и скончался уже на самом деле.
Вот так свадьба закончилась настоящими, а вовсе не шуточными похоронами. По итогам следствия к суду были привлечены Алексей Березин и ещё 11 жителей села Аманак, хотя в злополучной процессии участвовали не менее 50 человек. При этом подсудимые обвинялись вовсе не в причинении смерти Тимофею Попову, а в издевательстве над церковными похоронными обрядами (кощунстве).
Однако слушавший это дело судья пришёл к выводу, что никакого умысла на совершение кощунства у крестьян в тот день не было, «ибо они не ведали, что творили». Была обычная российская свадьба с массовой выпивкой и неумеренным весельем, во время которого отец жениха просто неудачно пошутил. Что же касается Попова, то он, по заключению эксперта, стал жертвой собственного пьянства, от чего и умер. В итоге все обвиняемые по решению суда были полностью оправданы.

Конец «Уложений»

За все время существования Самарского окружного суда (с 1870 по 1917 год) по перечисленным выше «идеологическим» статьям «Уложения о наказаниях» на различные сроки лишения свободы и ссылки в отдалённые районы империи были осуждены десятки тысяч жителей губернии. Цифры эти приблизительные, потому что дореволюционный судебный архив до наших дней сохранился далеко не полностью.
Действие всех подобных статей царского законодательства было отменено только после падения самодержавия в России, о чём был принят указ Временного правительства России от 6 марта 1917 года. Из тюрем и ссылок тогда вернулись многочисленные «узники совести». Однако в тот момент они, воодушевлённые свободой, даже и не подозревали, что уже через считанные месяцы по стране покатится другой вал репрессий, основой для которого теперь будет уже не христианская, а коммунистическая идеология.

Журнал: Тайны 20-го века №19 май 2012 года
Рубрика: Улыбка Фемиды
Автор: Валерий Ерофеев

Метки: Николай II, эпоха Романовых, Россия, Тайны 20 века, борьба, арест, тюрьма, каторга, ссылка, инакомыслие, богохульство



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —