Прокудин-Горский: Российская империя в цвете

О приоритете изобретений, изменивших мир, много спорят. Радио — Попов или Маркони? Лампочка — Эдисон, Суон или наши Лодыгин и Яблочков? В случае с цветной фотографией история приблизительно та же. Процесс её изобретения занял несколько десятилетий, а потому у неё множество «отцов», среди которых есть и француз, и американец, и немец, и англичанин, и русский. Вот о последнем, Сергее Михайловиче Прокудине-Горском, и поговорим.

Фото: Сергей Прокудин-Горский — интересные факты

В поисках призвания

Его называют пионером цветной фотографии в России. И при этом никто не знает, как и почему у сына отставного поручика возникла страсть к фотографии. Одно время Сергей учился в бывшем Царскосельском лицее, но ушёл, не завершив его, а потом последовательно покинул стены Санкт-Петербургского университета, Императорской Военно-медицинской академии и Императорской Академии художеств. Искал себя? Не исключено. Зато женился Прокудин-Горский по тогдашним представлениям очень рано и очень удачно: в 1890 году 27-летний Сергей Михайлович сочетался браком с Анной Михайловной Лавровой — дочерью директора Товарищества Гатчинских колокольных, медеплавильных и сталелитейных заводов. И взялся активно помогать тестю, а параллельно — проводить эксперименты в области фотографического дела. Как эти два занятия были связаны меж собой, неизвестно, но в 1896 году, выступая с докладом «О современном состоянии литейного дела в России» в Императорском русском техническом обществе, Прокудин-Горский не был голословен: для наглядности слушателям были продемонстрированы фотографии. И они вызвали такой интерес, что в следующем году Прокудин-Горский уже докладывал о своей технике фотографирования. Собственно, с тех пор фотография и стала его профессией и подлинной страстью.

Теория и практика

Цветное фото долгое время было предметом неудачных экспериментов или раскраской чёрно-белых дагеротипов. В 1849 году французский физик Александр Беккерель получил цветное изображение спектра на хлорированной серебряной пластинке. Но он не смог объяснить, как и почему у него это получилось. В 1855 году британский физик и математик Джеймс Максвелл выяснил, что колбочки в человеческом глазу по-разному реагируют на спектры излучения: чтобы получить адекватное изображение, глазу достаточно красного, зелёного и синего, а с вариациями и пропорциями он прекрасно разбирается сам. На практике это привело к тому, что для получения цветного изображения приходилось вести съёмку одновременно тремя фотоаппаратами с цветными светофильтрами на объективах. Или одним — последовательно снимая объект на три фотопластины с разными фильтрами.
На начало XX века лучшие камеры делал немец Адольф Мите. К нему в Берлин — для учёбы в фотомеханической школе и отправился Прокудин-Горский в 1902 году. Ему исполнилось 39 лет, но, кажется, только сейчас он учился по-настоящему и взахлёб. Немудрено, что у него сложились прекрасные отношения с Мите. Берлин он покидал, вооружённый фотокамерой, сделанной учителем. С нею он начал своё хождение по Российской империи, снимая в Финляндии, Гаграх и Новом Афоне, в дагестанских горных сёлах…
В 1905 году он продемонстрировал общественности результат своей работы, представив 100 снимков с авторскими комментариями: жанровые картины, зимние пейзажи, портреты суровых горцев. Успех был ошеломительный!

Толстой в цвете

В конце 1906 года Прокудин-Горский отправился в Туркестан в составе экспедиции Главной палаты мер и весов, желавшей проинспектировать тамошний край. Сергей Михайлович жаждал запечатлеть солнечное затмение, но облачность не позволила ему осуществить задуманное. Вместо этого он снимал старую Бухару, памятники Самарканда: мечеть Биби-Ханым, Медресе Шердор. Словом, вернувшись в Санкт-Петербург, ему снова было чем удивить публику. Одним из таких восторженных зрителей оказался великий князь Михаил Александрович, который вскоре представил Прокудина-Горского государю. Но прежде тому предстояло ещё одно, не менее волнующее свидание.
В 1908 году без преувеличения вся Россия готовилась к празднованию 80-летия Льва Толстого. Вся, за исключением именинника, который выступил решительно против торжеств, поздравлений, приёмов и был занят написанием своего манифеста «Не могу молчать!». Настроение у него было непраздничное, Прокудину-Горскому стоило немалых усилий уломать юбиляра на небольшую фотосессию. Так появился знаменитый снимок Толстого — его единственная цветная фотография.
Встреча же с Николаем II состоялась 3 мая 1909 года. Сергей Михайлович выбрал для «демонстрации государю снимки с натуры исключительно этюдного характера: закаты, снежные ландшафты, снимки крестьянских детей, цветы, осенние этюды». И Николай, получивший истинное удовольствие от просмотра, одобрил план Сергея Михайловича сделать максимальный фотообзор Российской империи и велел обратиться за помощью к министру путей сообщения. Так Прокудину-Горскому был открыт беспрепятственный доступ к речным и железнодорожным магистралям России.

Путь в бессмертие

Откуда у Прокудина-Горского вообще возникла эта идея — создать визуальную энциклопедию Российской империи? Всему виной землетрясение в Туркестане, происшедшее вскоре после экспедиции фотографа. Вернувшись к знакомым местам, Сергей Михайлович, конечно, сделал новые снимки, но попутно сфотографировал и те архитектурные объекты, что подверглись природному катаклизму. К счастью, в тот раз они не сильно пострадали. Но риск потерять памятники, не имея точного их изображения, стал очевиден. Поэтому на всем пути своего следования Прокудин-Горский снимал храмы, усадьбы, монастыри, словно чувствуя, что здешняя их жизнь недолговечна, а он дарит им бессмертие. Сергей Михайлович фотографировал промышленную часть Урала, окрестности Златоуста, вольнонаемников на рудниках, проводников в поездах, а параллельно делал портреты знатных сановников и вельмож.
Несколько раз он демонстрировал свои работы царской семье — с неизменным успехом. Однако все его просьбы, адресованные министру финансов, так или иначе поддержать его экспедиции вязли то в приёмной Столыпина, то в Совете министров. Все вроде «за», а денег нет. Так и продолжал ездить по заданию государя, но за свой счёт…

Ничего, кроме таланта

С началом Первой мировой его искусство оказалось востребованным: Прокудин-Горский фотографировал военные объекты, обучал лётчиков съёмкам с аэропланов. Это, впрочем, не отвлекло его от поездки по строящейся Мурманской железной дороге: появлялись снимки рабочих, подрядчиков и, кстати, пленных, привлечённых к строительству.
Революцию — как Февральскую, так и Октябрьскую — Прокудин-Горский как-то пропустил: его волновали иные вещи. Да и взять с него было нечего, кроме таланта. 25 мая 1918 года Ленин дал указание включить Прокудина-Горского в коллегию Экспедиции по заготовлению государственных бумаг: его опыт работы с цветной печатью был бесценен. А в августе Сергей Михайлович был командирован в Норвегию: Наркомпрос поручил ему закупить проекционное оборудование для низших школ. Но началась Гражданская война, и вернуться в Россию Прокудину-Горскому не удалось.
Большая часть его коллекции и оборудования была сметена революционным хаосом. Но, к счастью, не вся. В 1925-м во Францию выпустили жену и дочь Прокудина-Горского, которые привезли с собой часть его фотоархива. Почему им позволили это сделать? Причина, возможно, в абсолютной аполитичности Сергея Михайловича, который и в эмиграции занимался исключительно своим делом, писал статьи о фотоделе, патентовал новую камеру, выступал с демонстрациями и лекциями, ничего не говорил о новой России и тихо писал мемуары.
В 1943-м Сергей Михайлович переехал в дом престарелых, «Русский дом под Парижем», где и умер 27 сентября 1944 года. А в 1948-м его наследники продали уцелевшую часть его коллекции, хранившейся все эти годы то ли в подвале, то ли на чердаке, Библиотеке Конгресса США. Несколько лет назад Библиотека оцифровала это фотобогатство и выложила его в открытый доступ. И теперь мы можем смотреть на сделанные 100 лет назад снимки, по крохам, нитям, деталям восстанавливая Россию, которая ушла навсегда. И благодаря Прокудину-Горскому навсегда с нами осталась.

Журнал: Ступени Оракула №9, сентябрь 2019 года
Рубрика: Феномен
Автор: Екатерина Деточкина




Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —