Россия — родина слонов!

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

«По улицам слона водили» — этими словами начинается одна из самых известных басен Ивана Андреевича Крылова — «Слон и Моська». В басне для всех действующих лиц все заканчивается благополучно: зрители довольны бесплатным зрелищем, Моська гордится собственной отвагой, а слон… Слону, скорее всего, и лай Моськи, и восхищение зрителей глубоко безразличны.

Россия — родина слонов!
В реальной жизни, однако, слоновьи прогулки по улицам (да и вообще жизнь в далёкой холодной России) принимали порой криминальный, а иногда и вовсе трагический характер.

При дворе Ивана Грозного

При дворе грозного царя всея Руси Ивана IV среди прочих искателей приключений нашёл себе пристанище и немецкий авантюрист Генрих фон Штаден, автор известных «Записок о Московии». Иван Грозный весьма ценил немца за преданность и готовность к выполнению любых поручений и даже сделал своим опричником.
Так вот, Штаден в своих «Записках» утверждает, что в 1553 году послы персидского шаха Тахмаспа сделали царю необычный подарок — двух слонов. При этом в русских летописях никакого упоминания о столь экзотическом подарке не содержится. Однако Штаден описывает судьбу обоих слонов с такими подробностями, что эта история представляется вполне правдоподобной.
Если верить Штадену, первый слон не понравился Ивану Васильевичу. Как ни понукали его погонщики, слон отказался опуститься перед грозным царём на колени — за что, по приказу царя, был немедленно изрублен мясницкими топорами.
Второй слон, то ли устрашившись кровавой кончиной своего собрата, то ли устав от дальней дороги, не просто стал на колени, а рухнул перед царём, «не выдержав его грозного взгляда».
Иван Васильевич «помиловал» бедное животное, причислил его к своему двору и назначил достойное содержание как слону, так и его чернокожему надсмотрщику-«арапу». Слон, конечно же, питался растительными продуктами; но кроме них ему ежедневно полагалось ведро водки «с царского стола». Едва ли, конечно, сей ценный продукт доходил до слона целиком, иначе тот спился бы в ближайшие месяцы… и, возможно, избежал другой печальной участи.
Дело в том, что и у слона, и у его надсмотрщика при дворе очень скоро появились враги. Скорее всего, из зависти к поистине «царским» условиям существования враги обвинили их обоих в распространении холеры и чумы.
Скорый на расправу царь отправил слона с погонщиком в ссылку «на лесоповал».
На севере «арап» быстро простудился и умер; там же окончил свои дни и слон. По свидетельству приехавшего в те края Штадена, слон затосковал без своего верного друга и скончался прямо на его могиле.

В Москве и Петербурге

В следующий раз слоны появились на Руси в правление первого из Романовых — Михаила Фёдоровича. Об их судьбе ничего не известно, за исключением того, что они были подарены государю персидским шахом Аббасом I в 1625 году и также прожили несколько лет при московском дворе.
А вот о жизни слонов, попавших к нам столетие спустя, мы располагаем более точными и обширными сведениями. Известный историк и петербургский краевед Михаил Пыляев в своей книге «Старый Петербург» специально остановился на слоновьей теме.
В апреле 1714 года очередной персидский шах (на этот раз Хусейн I) снова прислал к русскому царскому двору слона. Слон с «сопровождающими лицами» прибыл на специально построенном судне в Астрахань, а оттуда проделал весь долгий путь до Петербурга пешком. Рассказывают, что слону для этого путешествия сшили специальную кожаную обувь, а из-за сурового российского бездорожья эта обувь постоянно требовала ремонта. Что естественным образом увеличило время путешествия, зато обогатило сапожников, живших по пути следования слона. По воспоминаниям «сопровождающих лиц», русские люди, никогда раньше не видевшие слонов, выходили из своих домов и сопровождали животное на протяжении многих вёрст, а иногда и «чествовали» его по русскому обычаю хлебом-солью.
Сопровождающих персов было трое — два «зверовщика» и один «слоновый учитель». Доставив слона в столицу, они первым делом заставили его стать на колени — нет, не перед самим Петром I, а перед его дворцом.
Первый император всероссийский благосклонно принял подарок и распорядился выстроить напротив Почтового двора «зверовый двор»; на этом месте располагается теперь Мраморный дворец. Для сопровождающих также были построены отдельные дома. Место, где поселились «слоновые мастера», получило название «Караван-сарай» (отсюда — Караванная улица).
Этот слон также прожил недолго, но скончался естественной смертью. А вот его «зверовщики», Садык и Мершариф, так и остались жить в России; и, как показали последующие события, не напрасно.
В 1736 году, во время правления императрицы Анны Иоанновны, персы снова прислали в подарок слона. По пути в Петербург слон остановился «для отдыха и лечения» в Москве. Туда-то и были направлены опытные специалисты Мершариф с Садыком, «дабы слон мог к ним заранее признаться».
В Петербурге, на Фонтанке, был выстроен новый Слоновый двор при двух амбарах. «Слоновый учитель», на которого была возложена забота о здоровье слона, решил, что животному необходимы ежедневные прогулки на свежем воздухе.
Во время прогулок по улицам города поглазеть на слона собиралось множество людей. Но поведение зрителей часто бывало непристойным и даже угрожающим. Они бранили «черномазых» вожаков и бросались в них палками и каменьями. Доставалось при этом и слону. Дошло до того, что городские власти вынуждены были издать приказ «О объявлении обывателям с подпискою о неучинении помешательства слоновщику в провожании слона».

Беспредел

Судя по всему, русские императоры относились к слону в качестве подарка весьма положительно. Поэтому персидский шах Надир решил не мелочиться и в 1741 году прислал в Россию целых 14 (!) слонов. Слоны прибыли в Петербург в октябре, в самом конце правления регентши Анны Леопольдовны (матери малолетнего императора Иоанна VI). Несмотря на то что трон уже изрядно «качался» под правительницей, она нашла время и силы позаботиться о слонах и разместить их с максимальными удобствами. Была проявлена забота и о будущих местах прогулок слонов; против Слонового двора специально вымостили «слоновую площадь» и сделали удобный спуск к Фонтанке «для лучшей способности всем слонам ради купания». Кроме того, укрепили и замостили заново несколько мостов через реки и каналы в окрестностях площади.
Питание слонов также было качественным и обильным. Некоторым позициям из длинного слоновьего меню позавидовал бы любой гурман. Пища слонов сдабривалась редкими (и очень дорогими в те временам) пряностями — корицей, кардамоном, гвоздикой, мускатным орехом, не говоря уже о вёдрах сладкого виноградного вина и водки. «Слоновьи мастера» лично дегустировали водку и, если та оказывалась ненадлежащего качества, отправляли назад с рекламациями следующего типа: «К удовольствию слона водка неудобна, понеже с пригарью и некрепка».
Однако, несмотря на все эти «прелести жизни», слоны часто проявляли недовольство. В одном из выпусков «Санкт-Петербургских ведомостей» тех лет содержится упоминание о «бунте» трёх слонов, которые ушли со Слонового двора. Двое из них были пойманы в ближайшее время, а вот третий успел порезвиться вдоволь: «сломав деревянную изгородь, прошёл на Васильевский остров и там изломал чухонскую деревню».

Слоняться — от слова слон

После этого события свободные слоновьи прогулки по улицам, скорее всего, и прекратились. В рассказе Александра Ивановича Куприна «Слон», где больная девочка во что бы то ни стало хотела увидеть это животное, подробно описываются все трудности исполнения её желания. Родители девочки были людьми состоятельными, ради выздоровления дочери не пожалели бы никаких средств, но директор зверинца не видел способа доставить в их дом слона. По улицам никак нельзя; разве что ночью, под покровом темноты, и чтобы никто не узнал…
Следовательно, Крылов, родившийся в 1769 году, не мог сам видеть прогулку слона по улицам. Возможно, при написании басни «Слон и Моська» он ориентировался на рассказы очевидцев или популярные в то время «картины для простого народа» — лубки с изображением этого события.
У нас же, отдалённых потомков, остались в памяти сама басня и забавное словечко «слоняться», появившееся в русском языке именно тогда, под ярким впечатлением слоновьих прогулок.

Журнал: Тайны 20-го века №7, февраль 2020 года
Рубрика: Дела давно минувших дней
Автор: Ольга Строгова

Метки: Анна Иоанновна, эпоха Романовых, Московская Русь, Россия, Тайны 20 века, животные, Пётр Первый, слон, Иван Грозный, прогулка




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.