Самозванцы на российском троне

История России тесно связана с историей самозванства. Какими бы жалкими ни представлялись доводы авантюристов, выдававших себя за несправедливо отстраненных от власти потомков царского рода, сколько бы ни разоблачали их как безродных проходимцев, всегда находились те, кто верил им и шёл за ними. А личность многих из них до сих пор окутана тайной…

Фото: самозванцы на российском троне, интересные факты

Без благословения небес

После кончины в 1598 году царя Фёдора Иоанновича, сына Ивана Грозного, прямых наследников рода Рюриковичей в живых не осталось. Малолетний царевич Дмитрий, сын шестой супруги Ивана Грозного Марии Нагой, живший с матерью в Угличе, 15 мая 1591 года погиб при невыясненных обстоятельствах, якобы во время игры напоровшись на нож. Земский собор избрал царём Бориса Годунова, приходившегося братом вдове Фёдора, царице Ирине.
В начале царствования Годунова в стране выдался сильный неурожай, люди умирали с голоду. Простой народ тут же обвинил в этом нового государя — мол, нет ему благословения небес. Мечталось о другом царе, Божьем избраннике, добром и справедливом. Такова была ситуация на тот момент, когда на сцене появился человек, вошедший в историю под именем Лжедмитрия I. Ему, единственному из всех российских самозванцев, удалось на время захватить престол.

Дерзкий замысел

В биографии Лжедмитрия множество белых пятен. Известно, что настоящее его имя было Юрий Отрепьев. Родился он около 1581 года в Галицком уезде, в семье дворянина Богдана Отрепьева, затем приехал в Москву и поступил на службу к окольничему Михаилу Никитичу Романову. Когда Романовы оказались в опале, Юрий бежал от расправы и принял монашество в одном из провинциальных монастырей под именем инока Григория. Оттуда он попал в Чудов монастырь в Москве. За хороший почерк был замечен патриархом Иовом и приближен к нему в качестве переписчика книг. Здесь же, в Чудовом монастыре, у Отрепьева созрел план выдать себя за царевича Дмитрия. К тому времени до него дошли слухи о том, что ца-ревич-де вовсе не убит, а надёжно спрятан, что вместо него злодеи по ошибке умертвили другого мальчика, товарища Дмитрия по играм. Григорий же приходился ровесником убиенному отроку, а кроме того, был достаточно грамотен и образован, что служило признаком знатного происхождения. Так созрел этот дерзкий замысел.

Наследник трона

Гришка оказался нечист на руку. Опасаясь суда за воровство, он вместе со своими товарищами по монастырю — Варлаамом Яцким и Михаилом Повадиным — бежал в Киев, а в 1602 году перебрался в Литву и Польшу. Здесь он уже официально объявил себя наследником русского трона и нашёл поддержку в лице литовско-польского дворянства во главе с королём Сигизмундом III. За это он обещал отдать во владение Речи Посполитой большинство русских земель и обратить русский народ в католичество. Затем Отрепьев посватался к дочери самборского воеводы Марине Мнишек и заключил с её отцом брачный контракт, по которому обязался предоставить воеводству Мнишека Новгород и Псков. 13 октября 1604 года Лжедмитрий во главе польского войска перешёл границу Московии. Ему удалось покорить многие российские города. Альтернативное правительство Лжедмитрия укрепилось в Путивле.

Царь-то настоящий!

13 апреля 1605 года неожиданно скончался Борис Годунов. Бояре присягнули на царство его сыну Фёдору, но уже в июне в Москве произошло восстание, и Годунова свергли. Народ пожелал видеть царём «богоданного» Дмитрия. Однако стоявшему во главе Думы Василию Шуйскому необходимы были доказательства подлинности престолонаследника.
Далее начинается непонятное. Шуйский приказал провести следственную экспертизу, на которой присутствовала мать погибшего царевича Дмитрия Мария Нагая. Ко всеобщему изумлению, Мария заявила, что юноша, называющий себя Дмитрием, действительно её сын! Почему-то не были приглашены люди, хорошо знавшие Григория Отрепьева — его мать Варвара, монахи из Чудова монастыря.
17 мая 1606 года, в день, когда должна была состояться свадьба Лжедмитрия и Марины Мнишек, рвавшийся к власти Шуйский поднял восстание в Москве. Войско под предводительством Петра Басманова перебило стражу самозванца и многих его сподвижников-иноземцев. Самого Лжедмитрия долго допрашивали и истязали, а потом обезображенный труп бросили на Лобное место, надев на голову скомороший колпак, а на грудь положив волынку. Впоследствии тело сожгли, а пепел зарядили в пушку и выстрелили из неё в сторону Польши.

Тушинский вор

Новым царём стал, естественно, «спаситель» отечества Шуйский. Но зимой 1607 года в Литве объявился очередной царевич Дмитрий, утверждавший, что ему чудом удалось избежать казни в 1606-м. Перейдя границу Литвы с Россией, он вместе с польским воинством взял несколько городов, включая Орёл и Тулу, и, подойдя к Москве, расположился лагерем в селе Тушино (из-за чего впоследствии и получил прозвище Тушинский вор).
В лагерь вскоре прибыли воевода Мнишек с дочерью. Как ни странно, Марина узнала в самозванце своего бывшего жениха и тайно обвенчалась с Лжедмитрием II. Ему удалось захватить земли к востоку, северу и северо-западу от Москвы. Преследуемый войсками Шуйского, в декабре 1609 года Лжедмитрий бежал из Тушина в Калугу, где год спустя был убит.

Неясное происхождение

Происхождение Лжедмитрия II ещё более неясное, чем первого Лжедмитрия. Он хорошо знал представителей духовенства и их обычаи, что может свидетельствовать о принадлежности его к духовному званию. И в самом деле, бывший сподвижник Лжедмитрия воевода Мосальский на допросе заявил, что Тушинский вор — это сын арбатского попа по имени Митька. Боярин А. Цыплятев поведал, что, мол, новый Лжедмитрий не кто иной, как сын литовского князя Андрея Курбского. Тщательное дознание провели польские иезуиты, которым удалось выяснить: под именем Дмитрия скрывался крещёный еврей Богданко, служивший помощником попа в городе Шилове, а затем учительствовавший в Могилёве. Нищий учитель случайно попался на глаза некоему Меховскому, прибывшему с поручением от польских магнатов найти человека, похожего лицом на казнённого Лжедмитрия, чтобы объявить его московским царём. Так началась эта бесславно окончившаяся эпопея.

Божий помазанник

Всё вышеизложенное являет нам одну совершенно парадоксальную вещь: при подмене истинного монарха самозванцем достаточно большое количество людей верит в подлинность его личности и не замечает очевидных нестыковок. Так, вспомним, что родная мать Дмитрия опознала узурпатора как своего сына. Марина Мнишек тоже признала в Тушинском воре убиенного возлюбленного…
Дело в том, что ещё с древних времён народное сознание наделяло правителей особыми свойствами. Так, на Руси долго нерушимой оставалась вера в царя-батюшку, Божьего помазанника и чудотворца. Представитель монаршего рода должен был обладать так называемыми царскими знаками. Емельян Пугачёв, выдававший себя за Петра III, демонстрировал казакам тёмные пятна на своём теле и благодаря этому был признан законным государем.
По мнению исследователей, все удачливые самозванцы обладали силой внушения — «знали слово». Многие из них на самом деле уверовали в своё царское происхождение. Современники утверждали, что, по крайней мере, три претендента на роль Петра III — Пугачёв, скопец Кондратий Селиванов и сербский вождь Стефан Малый — были схожи с реальным царём как внешне, так и некоторыми чертами характера, привычками. Непостижимым образом сущность умерших государей воплощалась в людях, которые всего лишь выдавали себя за них — может, и не по собственной воле.
Обратимся к легендам о спасении царской семьи Романовых в 1918 году. По одним версиям, спаслись все члены семейства, которых переправили за границу, расстреляв вместо них других людей. Но в большинстве преданий фигурируют дети царской четы. В разное время разные женщины выдавали себя за царевну Анастасию, и, что самое поразительное, им были известны такие детали жизни семьи и царского двора, о которых трудно проведать постороннему человеку. Впрочем, ни одна «Анастасия» так и не смогла доказать придирчивым экспертам своё царское происхождение.

Вера в чудо

Безусловно, самозванство следует рассматривать не только как социально-политическое явление, но и как мистико-психологический феномен, связанный со свойственной российскому менталитету верой в чудо, в сверхъестественный уклад бытия. Так возникали мифы о национальных героях-спасителях, которых пытались увидеть в многочисленных лжемонархах и лженаследниках. Кстати, исследователи признают, что многие авантюристы сыграли положительную роль в истории. Невероятно, но факт…

Журнал: Тайны 20-го века №14, апрель 2010 года
Рубрика: Тени прошлого
Автор: Ирина Шлионская





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —