Шут Педрилло императрицы Анны Иоанновны

Шут Анны Иоанновны «Адамка Педрилло» был не просто остроумным юмористом. Он одинаково хорошо владел шпагой и кинжалом, никогда не проигрывал в карты, распространял про себя анекдоты и, в то время как других вешали и четвертовали, сумел сказочно разбогатеть при дворе императрицы.

Шут Педрилло императрицы Анны Иоанновны
В России имя Педрилло ассоциируется исключительно с определённой сексуальной ориентацией. На самом деле человек с этим неблагозвучным прозвищем был женат и ориентацию имел вполне традиционную. Звали его Пьетро Мира, а прозвище ему дали за то, что он исполнял в итальянской комедии масок дель арте комическую роль народного героя Педролино, то есть по-русски — Петрушки.

Зарубежный гастролёр

Доподлинно известно, что итальянский актёр Пьетро Мира объявился в России примерно в 1732 году, примкнув к труппе итальянского театра дель арте. Актёры таких театров давали представления, используя определённых героев — «маски» и на ходу импровизируя. Видимо, в холодную Россию они поехали, горя желанием как следует подзаработать. В те годы слухи о щедрости императрицы Анны Иоанновны и о её любви к роскоши ходили по Европе и обрастали фантастическими подробностями.
«Умный слуга» Бригелла, «скупой торговец» Панталоне, грустный Арлекин, служанка Коломбина и «грубый вояка» Скарамучча — всё это были герои-маски народного театра. Пьетро Мира играл Педролино, то есть Петрушку, и его неожиданные и остроумные импровизации так понравились Анне Иоанновне, что вскоре с её «лёгкой» руки итальянец стал «Педриллой» и любимым шутом.
Надо сказать, не самая хорошая должность в те годы при дворе. В дворцовые шуты в XVIII веке можно было угодить или за странную внешность (среди них было много карликов), или же впав в немилость императрицы. Например, такая участь постигла графа Никиту Волконского, которого Анна Иоанновна назначила шутом исключительно «по злобе» к его жене Аграфене. Императрица требовала, чтобы граф почитал такую должность не за наказание, а «за милость» и на совесть ухаживал за её ливреткой (собачкой).
Шутом был назначен и князь Михаил Голицын — в наказание за то, что принял католичество и женился на католичке. В его обязанности входило быть не только «дураком» и развлекать Анну Иоанновну, но и подавать квас царице и её приближённым — за это князя прозвали Квасником.
За отступничество от православной веры и принятие католичества в придворные дураки угодил и отпрыск графов Апраксиных — Алексей.
Но если русские вельможи были вынуждены веселить императорский двор по наказанию и часто против своей воли и наклонностей, то Пьетро Мира делал это вдохновенно и по призванию. Его остроумные шутки гуляли по всему Санкт-Петербургу, а придворные изумлялись его юмору и находчивости.
Императрице он пришёлся так по душе, что в течение двух лет она выплатила ему почти полторы тысячи рублей — сумма по тем временам большая. Но разве не для заработка он приехал в заметенную снегами северную страну?
Цены при императрице росли, но, тем не менее, пуд пшеничной муки при её правлении стоил 40 копеек.
Вскоре Анна Иоанновна пошла ещё дальше и наградила «дурака» орденом Святого Бенедетто, который учредила специально для придворных шутов. Этот её поступок был на грани приличия, ведь «шутовской» орден внешним видом напоминал орден Святого Александра Невского. Но знать стерпела всё.

Выгодные таланты

Как часто бывает, шут вскоре стал не просто любимчиком, но и приобрёл при дворе большое влияние. Это никого не удивляло: после Петра каких только иностранцев не значилось при русском императорском дворе! Педрилло, которого Анна шутливо звала «Адамкой», был силён, ловок и прекрасно владел шпагой и кинжалом. Задевать его боялись. Даже Бирон, не любивший никого, кроме себя и лошадей, делал для шута исключение.
Однажды Педрилло выпросил у курляндца пенсию в 200 рублей, жалуясь, что ему и его семье совершенно нечего есть, но позже снова начал просить денег на содержание семьи. Бирон разозлился: «Разве я уже не назначил тебе пенсию?» — грозно спросил он. «Назначили, — ласково ответил шут, — но ведь этого едва хватает на еду. А ведь надобно ещё и пить!».
Герцог рассмеялся и дал Педрилло денег.
Известно, что императрица была чрезвычайно ревнива и постоянно вмешивалась в личную жизнь придворных. Но Педрилло был настолько умён, что смог и здесь извлечь выгоду. Вскоре весь двор уже знал, что Педрилло женат на сварливой, уродливой женщине, которая ни во что не ставит его и то и дело изменяет.
По двору ходили самые разные анекдоты о жене шута.
— Как ты считаешь, дорогой, — советовалась с шутом недалёкая женщина, — у кого из твоих родных мне стоит гостить почаще?
— У кого хочешь, любимая! — якобы отвечал ей Педрилло. — Мне без разницы, лишь бы тебя в это время не было дома!
— Как ты думаешь, на ком» мне жениться, если ты вдруг помрёшь? — спрашивал в свою очередь у жены Педрилло.
— На чёртовой матери! — не задумываясь, отвечала та.
— Увы, но это противно закону божескому! — притворно вздыхал шут. — Ведь я уже женат на чёртовой дочери!
Захлёбываясь от смеха, придворные шептались, что на исповеди Педрилло каялся священнику в том, что часто бьёт жену. В своё оправдание он говорил, что делает это ради одной благой цели: он, видите ли, забывчив и не может вспомнить свои грехи, но едва начнёт бить супругу, как она припоминает ему все прегрешения.

Лишь бы платили

Однажды Бирон, издеваясь над уродливостью супруги шута, спросил бедолагу, верны ли слухи о том, что придворный дурак «женат на козе». Педрилло, ничуть не смутившись, заявил, что да, более того — его жена на сносях и вот-вот должна родить. «Смею надеяться, что ваше высочество не откажется навестить её и подарить что-нибудь «на зубок» младенцу!» — льстиво ответил он и решил пойти в своей шутке дальше.
Через несколько дней он поведал двору, что у него в семействе прибавление, и пригласил всех к себе. По велению императрицы в гости к шуту были вынуждены пойти все придворные.
В доме шута двор лицезрел, как итальянец лежит на супружеском ложе, украшенном лентами и козьими рогами, в обнимку с настоящей белой козой и новорождённым козленком, спелёнатым, подобно младенцу. Вельможи хохотали, охотно кланялись животным, «поздравляли» шута «с прибавлением» и приносили подарки. А находчивый Педрилло насобирал таким образом больше десяти тысяч рублей.
Однако не всегда шут пробавлялся лишь анекдотами и странными сценками. При случае он мог и на скрипке сыграть, и спеть, и изобразить дуэль. Среди вельмож были востребованы самые низкие шутки и даже грубый мордобой. Любимым представлением императрицы было, когда Педрилло выстраивал придворных шутов одного за другим так, что толкнув одного из них, мог повалить всех одного за другим. Шуты падали, ругались, дрались, и все это веселило императрицу.

Главное — вовремя уехать!

Императрица доверяла итальянцу настолько, что часто просила его доиграть за неё в карты. Шут был превосходным шулером и никогда не проигрывал. Поговаривали, что карточной игрой он утроил своё состояние.
Анна Иоанновна давала ему и другие поручения. Он нанимал итальянских певцов и актёров, занимался скупкой драгоценностей для двора, покупал ткани и безделушки для императрицы. Посылали его и за границу. Однажды Анна доверила шуту вести переговоры с герцогом Гастоном Медичи по поводу покупки алмаза весом в 139 карат. Переговоры, впрочем, окончились ничем, и алмаз был продан в другие руки.
Читатель, возможно, ждёт каких-то трагических поворотов в судьбе «любимого дурака» императрицы, но их не было. Пьетро Мира был достаточно умён, чтобы не лезть в политику. Впрочем, однажды он весьма кстати ударил головой в живот опальному политику Артемию Волынскому, который заявился во дворец. Волынский разозлился и поколотил шута. Очевидно, характеру него был скверный, так как ранее он избил в покоях Бирона поэта Василия Тредиаковского. Дело кончилось плохо — Волынского обвинили в заговоре и четвертовали.
А Пьетро Мира, разбогатев, обеспечил себе и своей «неверной» супруге спокойную старость. Улучив момент, когда популярность его пошла на спад, он уговорил Анну Иоанновну отпустить его на родину и благополучно уехал в Италию, где купил трактир и до самой смерти жил в довольстве и покое.

Журнал: Загадки истории №13, апрель 2020 года
Рубрика: Дворцовые тайны
Автор: Майя Новик

Метки: Анна Иоанновна, Загадки истории, императрица, Италия, шулерство, анекдот, юмор, Голицына, шут, Волконский, Апраксин, Бирон





Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —