Сибирский тракт — история Московской дороги

С 1903 года Москву с далёким Хабаровским краем стала связывать Транссибирская железная дорога. А до этого существовал так называемый Сибирский тракт, он же, если ехать в обратную сторону, тракт Московский. Строили и обустраивали Сибирский тракт с 1730 года и почти до середины XIX века. Просуществовав около 5о лет в законченном виде, он в 1903 году потерял почти всю актуальность.

Сибирский тракт — история Московской дороги

Главными пользователями Государевой дороги были торговцы чаем и арестанты

Дороги через Урал в глубь Сибири, конечно, существовали и до прихода туда русских. Именно по этим дорогам летели из Поволжского Сарая в дальневосточный Каракорум гонцы Чингисхана и его потомков. Только к тому времени, когда эти монгольские дороги с обязательными ямскими станциями достались нашим соотечественникам, империя Великого хана приказала долго жить, а её жители большей частью погрузились в средневековую дикость. Дороги, само собой, заросли и затерялись. Монголы, в отличие от римлян, на века не строили.

Дураки и умники

Так что, когда русские вторглись в Сибирь, с дорогами там было плохо. Да и в европейской части отечества — тоже не сильно хорошо. Дороги, как рассуждали в Москве, нужны не столько чтобы по ним ездить, сколько чтобы платить за то, чтобы проехать. И первое, что сделал Соликамский предприниматель Артемий Бабинов, проложив путь за Урал от родного города до вогульского стойбища Нером-Кар, это заложил городок Верхотурье и поставил таможню. Поскольку другие пути за Урал были ещё неудобнее и лежали ещё севернее, путники ездили по Бабиновской дороженьке и исправно платили за проезд. Бесплатно по ней перемещались только государственные чиновники, гонцы и, разумеется, ссыльные. Ссыльные были, можно сказать, первым большим людским караваном, который пересёк Урал по дороге в сибирский городок Пелым. Случилось это после 1591 года, когда в Угличе был убит царевич Дмитрий. Вот и выходит, что первыми опробовали новый путь несчастные угличане со своим безъязыким колоколом. С тех пор и до 1735 года это был единственный кратчайший маршрут, которым приходилось пользоваться — и платить.
Люди, конечно, старались найти обходные пути. Но чуть только они прокладывали новую дорогу, на ней тут же возникал подарочек от властей — таможенный пункт. И бесплатная дорога сразу превращалась в платную.
С великими трудностями по мере освоения Сибири тащились купцы и путешественники по единственной платной дороге, забираясь все дальше и дальше на восток — до границ Китая…

Полезно всем

Ещё при Петре понимали, что Соликамская Бабиновская дорога и её альтернативы (тут же обросшие таможнями) — не самый лучший способ пересечь Уральские горы. Ведь, чтобы попасть на Бабиновскую дорогу, приходилось тащиться из Казани в Соликамск по Арской дороге, то есть делать хороший крюк. Да и в конце XVII века стали налаживаться торговые отношения с Китаем. Понятно, что возить китайские товары через Соликамск не совсем рационально. По доброй-то воле никто из чиновников и пальцем бы не пошевелил, чтобы начать
За открытие и устройство дороги царь Фёдор Иоаннович наградил Бабинова землями и освободил от уплаты податей столь масштабное строительство. Однако пришлось. Да и когда речь заходила о грядущем обогащении, чиновники сразу становились горячими патриотами и душой болели за отечество…
До этого Сибирь была для Санкт-Петербурга и Москвы практически потусторонним миром. Губернаторы, которых туда назначали, чувствовали себя там полноценными правителями, инспекции проводились редко, да и о том, что они прибывают, было известно заранее. Дорога через всю Сибирь, конечно, могла осложнить жизнь их превосходительствам, но выгода тоже рисовалась значительной. И в рекордные сроки местные дороги были объединены в одну, длинную. Из Москвы она шла на Муром, оттуда через Арзамас, Козьмодемьянск, Казань, Пермь, Кунгур — на Екатеринбург, и далее — по территории Сибири — на Тюмень, Тобольск, Томск. В Томске тракт расходился двумя ветками. Северная ветка тянулась через Енисейск и Якутск до Охотска, южная — на Иркутск и Верхнеудинск, где тоже образовывала два направления. Одно шло на Нерчинск и далее по рекам Шилка и Амур. Второе — на Кяхту, к границе с Китаем. Это было очень востребованное направление. Оно именовалось Великим чайным путём. Северная ветка использовалась хуже.
А Великий чайный путь на границе с Внутренней Монголией не кончался. Он вёл через степи в Калган, откуда, миновав китайскую заставу, купцы с севера оказывались уже в самой Поднебесной. Ради этого, ради чая, собственно, и затевался Сибирский тракт.

Кандальный звон

Чай — дело хорошее. Купцы стали возить его с завидным постоянством. В конце XVIII века появилась первая отечественная чайная компания «Перлов и сыновья». Чайный дом Перловых располагался в Москве, а оттуда китайский чай расходился по всей стране. В 1823 году Перловы открыли на Ильинке первый магазин, в котором торговали чаем. Деятельность Перловых была такой всеохватной, что скоро чай стал в России национальным напитком.
Но Сибирский тракт использовали не только торговцы чаем для доставки своего товара. Так же, как и в случае с Бабиновской дорогой, чуть ли не раньше торговцев ступили на этот тракт арестанты. Их гнали из Москвы по Владимирскому тракту и далее — в Сибирь. Разумеется, пешком и в кандалах. Гнали арестантов крупными партиями в несколько сот человек. Так чтб кандальный звон, о котором поётся в русских песнях, — это не метафорк Звон, как писали очевидцы, был слышен на несколько вёрст. Дабы арестанты не расковались и не сбежали, их сопровождали солдаты. Шли они от рассвета до заката, в любую погоду, за час проходили не более 4 километров. Больных, малолеток и стариков разрешалось везти на телегах. По всему тракту на почтовых станциях существовали тюремные избы с охраной и решётками, куда ссыльных загоняли на ночь. На рассвете их снова поднимали и гнали вперёд, и так день за днём, пока не дойдут до надёжной тюрьмы. Эти отрезки пути от тюрьмы до тюрьмы именовались этапами. Всего от Москвы до сибирских рудников насчитывался 61 этап. На половине пути между этапами находились полуэтапы, охраняемые территории с бараками для арестантов и постройками для конвоиров. В конце каждого этапа охрана сдавала своих каторжников головами, то есть по счету. Поэтому, если кто-то из них умирал по пути, его тело бросали на телегу и везли до очередной пересыльной тюрьмы, а если кто-то сбегал — случалось и такое — конвоиры могли схватить любого встречного из подлого сословия. И доказать свою невиновность простому человеку было невозможно.
Пешком по Сибирскому тракту гнали не только убийц и воров. По специальному распоряжению императора Николая I пешком и в кандалах прошли весь этот путь сосланные на каторгу декабристы. Однако не на каторгу, а в ссылку политическим заключённым разрешали ехать на Повозках. Правда, под охраной.

Обозы и грузы

Однако задумывался Сибирский тракт не для этапирования каторжников, а для перевозки тяжёлых или важных грузов — не только чая, но и полезных ископаемых. Сибирь оказалось необычайно богата на месторождения металлов. Заводы, как правило, стремились располагать поближе к шахтам. Однако заготовки из металла, серу, уголь, так необходимые в европейской России, возить всё равно приходилось. Сибирские обозы ожидали в Казани, Перми и Ижевске — на оружейных и пороховых заводах. И тут единая дорога очень даже выручала. Пусть была эта дорога, носившая гордое именование тракта, местами страшная и даже почти неодолимая, с ветхими мостами, прогнившим мощением, но она была дорогой. По ней возили не только железо и медь, но и благородные металлы — золото и серебро, пушнину, кедровые орехи, масло, диковинную рыбу и даже гусятину. А навстречу тянулись обозы с оружием, мукой, крупой, тканями и книгами. Строили и чинили эту дорогу не специальные рабочие с высокой квалификацией, а обычные крестьяне из ближних сел. Считалось, что это дорожная повинность.
И хоть качество дорожного покрытия оставляло желать лучшего, между Сибирью и европейской Россией наладилась хоть какая-то связь. Летели по ней курьеры с депешами, везли по ней почту, и время доставки корреспонденции значительно уменьшилось. До открытия тракта письма приходили в Москву или — если из Москвы в Сибирь — раз в четыре месяца. Теперь же адресаты получали их регулярно. Конечно, в начале XX века такая связь была уже медленной, а перевозка грузов на телегах — глупостью. Так что постройка Транссибирской железной дороги решила все проблемы. А в советское время бывший Сибирский тракт стал асфальтированным шоссе. Оно идёт из Москвы через Казань и Уфу до самого Приморского края и называется М-7.

Журнал: Загадки истории №10, март 2020 года
Рубрика: Великие первопроходцы
Автор: Николай Котомкин

Метки: эпоха Романовых, Загадки истории, Россия, дорога, Урал, тракт, Сибирь, путь, восток, Дальний Восток, маршрут, эпоха



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив (многое можно смотреть онлайн, не Википелия); 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.