Исторический сайт

Багира

Суббота, 11 17th

Последнее обновлениеПт, 16 Нояб 2018 5am

Стражи порядка

Журнал: Загадки истории №38, сентябрь 2017 года
Рубрика: Забытое ремесло
Автор: Олег Логинов

Полицмейстеры штрафовали извозчиков за ругань!

Фото: полицмейстеры РоссииЕсли министры внутренних дел обычно были фигурами политическими, отдалёнными и от простого народа, и от своих подчинённых, то полицмейстеры — руководители полицейского ведомства на местах — больше находились на виду у обывателей. Поэтому стали одними из любимых персонажей народного творчества.

Тишина на улицах

О нескольких московских обер-полицмейстерах и полицмейстерах очень интересно рассказывает Александр Хабаров в своей книге «Россия ментовская»: «Андрей Михайлович Богословский, помощник университетского врача и субинспектор в университете, большой острослов и шутник, необыкновенно комично изображал фантастическое, конечно, совещание, которое будто бы созвал у себя раз генерал-губернатор князь В.А. Долгоруков по вопросу о том, как быть и что делать, если опять французы придут на Москву, и когда будто бы он обратился к Огареву: «Огарёв, а ты как думаешь?» — то Огарёв выступил с советом стрелять по наступающим французам из Царь-пушки; но когда ему заметили, что ведь у Царь-пушки всего только четыре ядра, то он ответил: «А я буду посылать пожарных таскать их назад».
Обер-полицмейстер Александр Власовский отличился следующим: «Заведена была строгая дисциплина. Не только околоточных надзирателей, но и участковых приставов — иные из последних бывали в чине полковника — он ставил в качестве дисциплинарного взыскания также на перекрёстках улиц часов на 5 или б на дежурство, с которого нельзя было сойти… Какой-то околоточный в день праздника Рождества Христова зашёл к обер-полицмейстеру и расписался у него в книге в числе поздравителей — за это был посажен на 7 суток под арест».
Под особое внимание Власовский взял уличное движение и мигом навёл там порядок. В те времена главными нарушителями уличного движения были извозчики — лихачи и матерщинники. Их ругань славилась по стране и стала своеобразным эталоном. Не зря вошла в обиход фраза «ругается, как извозчик». Причём обложить они были способны любого, в том числе и полицейского.
Вот что сообщает по этому поводу Хабаров: «Все это сразу же прекратилось на другой же почти день по приезде Власовского, начавшего жесточайшим образом подвергать их денежным штрафам или отсидке при полиции. О штрафах этих возвещалось в его знаменитых «приказах» по полиции, которые он ежедневно издавал и которые печатались в издававшейся тогда особой газете «Ведомости московской городской полиции». Приказы были лаконичны, но сильны; например: «Легковой извозчик номер такой-то слез с козёл — штрафу 10 рублей», «Оказал ослушание полиции — штрафу 25 рублей», «Слез с козёл и толпился на тротуаре», «Халат рваный — штрафу 5 рублей», «Произнёс неуместное замечание — штрафу 15 рублей» и т.д.
…Всё стихло. Извозчики смирно и молча сидели на козлах, не смея слезть с них, с унылыми, вытянутыми лицами… Был сразу же наведён полный порядок».

Сибариты и взяточники

Отвагой на пожарах запомнился современникам полицмейстер Шульгин, несший службу при Александре I. Он бесстрашно лез в самое пекло и весьма умело руководил тушением пожаров. Однако в то же время Шульгин запомнился своим сибаритством. Бытописатель старой Москвы Михаил Пыляев писал о нём так: «Кухня его была образцом порядка и опрятности. Он по утрам сам ходил на кухню и осматривал припасы, приготовленные для того и разложенные на столах под хрустальными колпаками. Посуда, столы, стены, полы, одежда поваров, они сами и всё прочее отличалось безукоризненною щегольскою чистотою и блеском; малейшая пылинка не могла укрыться от зоркого его взгляда».
Некоторые имена питерских обер-полицмейстеров народная молва также сохранила для потомков. Например, Сергея Александровича Кокошкина. В бытность обер-полицмейстером Санкт-Петербурга он прославился тем, что, по словам Герцена, «служил и наживался так же естественно, как птицы поют».
Фёдор Трепов известен тем, что приказал высечь заключённого, не снявшего перед ним шапку, в исправительном доме. Из-за этого в Трепова стреляла пришедшая к нему на приём Вера Засулич, которая позже была под аплодисменты зала триумфально оправдана судом присяжных.
Но в народном творчестве он на посту обер-полицмейстера запомнился и своими крупномасштабными кампаниями по борьбе с пьянством и бомжами.
Во всех распивочных было запрещено вешать занавески для удобства полицейского надзора. Также запрещалось сдавать отдельный кабинет великому князю Владимиру, известному своей тягой к спиртному.



Вконтакте



Facebook



Подписка на обновления

Введите ваш адрес:

Твиттер
Google+