Террористические организации Киева в 19 веке

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Принято считать, что до Октябрьской революции Киев был тихим городом, где цвели каштаны и прогуливались дамы в шляпках. Отчасти такой образ сформировался благодаря фильму «За двумя зайцами». На самом деле, Киев хоть и относился к имперской провинции, но страсти здесь кипели не шуточные, а местные революционеры устраивали теракты и расстрелы.

Террористические организации Киева в 19 веке

В конце XIX века украинскую столицу облюбовали революционеры-«6омбисты»

Мартовским утром 1878 года жители Киева вдруг узнали, что в их городе действует террористическая группа, которая именовала себя Исполнительный комитет Русской социально-революционной партии. Об этом киевлян оповестили листовки на городских тумбах с отличительным знаком — скрещенные кинжал, револьвер и топор.

Бесы из «Земли и воли»

Морозным вечером 23 февраля 1878 года три злоумышленника подкараулили заместителя киевского прокурора Михаила Котляревского и открыли по нему огонь. Расстояние между стрелками и жертвой было значительное, но в чиновника всё же попали. Упав на живот, Котляревский стал громко кричать, и стрелки решили сбежать, считая, что дело сделано. Но толстая шуба сработала как бронежилет, не дав пулям проникнуть в тело мужчины.
Покушение на заместителя прокурора стало для властей вызовом, а потому адъютант Киевского жандармского управления барон Густав фон Гейкинг произвёл массовые аресты. На что заговорщики разместили на тумбах рядом с розыскными листками полиции свои прокламации о продолжении борьбы. Послание как бы намекало, что Киев в их власти. Хотя то была небольшая группа под началом молодого таганрогского дворянина Валериана Осинского, одного из основателей «Земли и воли». Но просвещением крестьян Осинскому было заниматься скучно, и он решил бороться с властью при помощи террора. В Киеве он жил под чужой фамилией и называл себя землемером.
Свою группу Осинский собирал в Афанасьевом яру — глухом и опасном местечке. Жандармы сюда не совались, да и уголовники обходили стороной. Впрочем, Осинский мог навещать соратников на дому, где давал им индивидуальные задания. Он придумал целую систему слежки, а когда маршрут и привычки жертвы были изучены, разрабатывал варианты устранения. Спонсором их организации был также член «Земли и воли», черниговский помещик Дмитрий Лизогуб. От родителей он унаследовал 200 тысяч рублей, из которых 50 тысяч пожертвовал на нужды революции. Но «первый блин» террористов — убийство Котляревского — вышел комом.
Узнав об осечке. Валериан наметил новую жертву — того самого полицейского начальника Густава фон Гейкинга. В прокламации было чётко указано, что революционеры сметут всех, кто окажется на их пути. Гейкинг, арестовав десятки подозреваемых, был идеальной мишенью. В качестве киллера Осинский выбрал недоучившегося юриста Григория Попко, который уже убил внедрённого в революционную среду провокатора.
Около полуночи 24 мая 1878 года Попко дождался барона на углу Крещатика и Бульварной улицы и всадил ему в спину нож. Физически крепкий Гейкинг оказал сопротивление, потому нападавший сбежал. Истекавший кровью барон достал свисток и начал истошно свистеть, привлекая внимание. За Попко кинулись несколько человек, но тому удалось скрыться. Вскоре преступник уехал в Одессу, где был арестован и приговорён к пожизненной каторге. Своих руководителей Григорий так и не выдал, а позднее сбежал с каторги. Однако вскоре он умер от туберкулёза.

Охотник за палачами

Информация о киевских покушениях быстро достигла полицейского управления в Санкт-Петербурге, и в Киев был откомандирован 27-летний штабс-капитан Георгий Судейкин. Он справедливо решил, что бороться с террористами стандартными способами малоэффективно, и стал вербовать их коллег, попавшихся с поличным. В итоге Киев опутала сеть осведомителей, которые в конце концов и вывели полицию на Валериана Осинского.
25 января 1879 года главный злодей Киева был тихо арестован при весьма забавных обстоятельствах. Словно в насмешку, тот часто ходил мимо Старокиевского полицейского участка. Но в этот раз его уже «вели». Получив сигнал от следующего позади Осинского шпика, городовой остановил его и попросил зайти в участок проверить документы. Самоуверенного революционера встретил сам Судейкин и объявил, что он арестован по подозрению в покушениях на государственных лиц. Шокированный заговорщик хотел вытащить револьвер, но жандармы быстро скрутили его. Хотя Осинский упорно молчал, в тот же вечер на своих квартирах были задержаны его гражданская жена Софья Лешерн фон Герцфельд и ближайший помощник Иннокентий Волошенко. В отместку за эти аресты подопечные Осинского 9 февраля 1879 года смертельно ранили Харьковского генерал-губернатора Дмитрия Кропоткина, о чём с гордостью сообщили в пропагандистской листовке, не забыв пообещать добраться до каждого врага революции.
Но когда поредевшая группа приверженцев «топора, кинжала и револьвера» собралась в доме на киевской улице Жилянской отметить Масленицу, к ним заглянули жандармы Судейкина. Хотя силовиков было больше, сдаваться революционеры не собирались и открыли огонь. От смерти Судейкина спас только защитный панцирь. В итоге, жандармы отступили, но вызвали подкрепление в лице роты солдат.
Итог закономерен: после убийства нескольких товарищей остальные предпочли сдаться. В тот же вечер были арестованы и другие члены организации Осинского. Следствие показало, что террористов взяли вовремя, ибо они уже запланировали теракты в Одессе, Николаеве, Новороссийске, Ростове-на-Дону и Харькове. 7 мая 1879 года Киевский окружной суд приговорил Осинского к расстрелу. Но император Александр II решил, что это слишком почётная казнь для смутьяна, и заменил её повешением. Остальные члены его организации получили серьёзные сроки, вплоть до пожизненной каторги.
Итоги работы Георгия Судейкина в Киеве были ошеломляющими. Всего за год было арестовано 157 человек, из которых 70 осуждены за государственные преступления, а 14 — казнены. После чего в Киеве наступило затишье.

Истребитель губернаторов

Новый виток насилия в Киеве случился после десятилетнего перерыва. После того, как в 1881 году террористы «Народной воли» убили в столице императора Александра II, Судейкина затребовали обратно в Петербург. А Киев постепенно стали опутывать сети революционных боевиков. Одним из них был выходец из бедной еврейской семьи, фармацевт Григорий Гершуни. Интересно, что, когда Гершуни арестовали в Москве по подозрению в создании нелегальной типографии, он, глядя в глаза начальнику охранки Зубатову, заявил, что не имеет ничего общего с подпольщиками. В революционной среде этот поступок считался нарушением кодекса чести. Потому Зубатов отпустил Гершуни, а тот развернул широкую террористическую деятельность.
Поселившись нелегально в Киеве, Гершуни привлекал к боевой работе людей из разных слоёв: мещан, рабочих, студентов. Первым под его влияние попал недоучившийся студент Киевского университета Степан Балма-шев. За участие в подпольной деятельности Балмашева отдали на год в солдаты, и он хотел отомстить власти за это. Мишенью был выбран министр внутренних дел Дмитрий Сипягин. 2 апреля 1902 года Балмашев застрелил Сипягина в здании Государственного совета в Петербурге. Убийцу задержали в день покушения и позднее по приговору суда повесили в Шлиссельбурге. Но ещё до того Гершуни уже разработал новую операцию. Во время похорон Сипягина боевики должны были убить обер-прокурора Синода Победоносцева и петербургского генерал-губернатора Клейгельса. Однако из-за нерешительности исполнителей оба покушения сорвались.
29 июля 1902 года в Харькове рабочий Фома Качура выстрелил в местного губернатора князя Оболенского. Перед выстрелом Гершуни довёл Качуру до парка, где должен был появиться князь, «благословил» и заблаговременно ушёл. Но раненый Оболенский выжил, б мая 1903 года боевик эсеров, железнодорожный рабочий Дулебов и его напарник, по инструкции Гершуни, убили губернатора Уфы Богдановича.
После таких «подвигов» Гершуни был объявлен в розыск, как особо опасный преступник. «Фотографии и приметы Гершуни были разосланы по всем розыскным учреждениям и пограничным пунктам. Был пущен слух, что за его арест дадут премию — 15 тысяч», — вспоминал начальник жандармов Спиридович. Но все было напрасно.
Взяли же террориста отчасти случайно. Осведомитель сообщил полиции об отправленной неизвестным странной телеграмме, и вскоре на вокзале Киев-2 агенты встретили мужчину, похожего на Гершуни. После задержания «художника террора» ждали суд, пожизненная каторга и побег из Сибири за границу. Где он и умер от рака лёгких в возрасте 38 лет.

Журнал: Загадки истории №8, февраль 2020 года
Рубрика: Заговоры и мятежи
Автор: Прохор Ежов

Метки: Загадки истории, Киев, расстрел, покушение, терроризм, Народная воля, теракт, Земля и воля, Судейкин




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив (многое можно смотреть онлайн, не Википелия); 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.