Тимофей Ящик родился в далёкой казачьей станице, но волею судьбы стал ординарцем императора Николая II и камер-казаком вдовствующей императрицы Марии Фёдоровны. Он был её телохранителем, слугой и исполнителем особо опасных поручений.

Тимофей Ксенофонтович Ящик - телохранитель императрицы

Тимофей Ящик - воспоминания казака рядом с императрицей

В СССР профессия слуги считалась чем-то унизительным. Их называли лакеями, холуями, холопами, хотя сами «верхи» с удовольствием пользовались услугами домработниц, горничных, сиделок и швейцаров. А ведь в царской России слуги при императорских особах были в России особой кастой. Самые преданные и верные люди, понимающие, кому служат, и безропотно выполняющие свой долг. Часто они добровольно следовали за господами в ссылки, в изгнание, а иногда даже и на эшафот.

Императорский конвои

Кубанский казак Тимофей Ящик родился в 1878 году в станице Новоминская. Воспитание имел самое что ни на есть казачье. В четыре года его впервые посадили на боевого коня, в шесть — первый раз надели на него казачью форму. В школу мальчик ездил на лошади, подростком вместе с взрослыми ходил на волков. В 18 лет женился, а в 21 год был зачислен в 1-й Ейский полк, стоявший в Грузии. Там молодой человек отличился меткой стрельбой и окончил школу унтер-офицеров. Стал ординарцем уже довольно пожилого генерал-адъютанта князя Григория Голицына, который командовал войсками на Кавказе.
Во время следующей поездки в Санкт-Петербург князь Голицын взял молодого ординарца с собой. К восторгу казака, ему довелось не только своими глазами увидеть все семейство царя, но и принять участие в большой царской охоте, а также — в военном параде 1904 года.
Тимофей Ящик уже мечтал, как приедет в станицу и как расскажет обо всём односельчанам, но судьба распорядилась по-своему.
Видя прилежность, верность и усердие казака, его физическую силу и выносливость, князь Голицын определил Тимофея в Императорский конвой, во 2-ю лейб-гвардии Кубанскую казачью сотню.
Это была элитная армейская часть, в которой служили кубанские и терские казаки «сверхсрочники», Георгиевские кавалеры, кавказцы и крымские татары. Перевод в конвой был почётной службой, практически наградой. От каждой станицы в конвой попадали только один или два казака. Каждый из них получал 100 рублей для обзаведения лошадью и обмундированием: бельём, башлыком, буркой, шашкой, кинжалом, револьвером, черкеской и бешметом, шароварами и папахой особого образца. В конвое казакам выдавали форменные черкески: синие с красными бешметами казаки носили по будням, а алые с белыми бешметами надевали в парадные дни. Казакам платили жалование — по 12 рублей в месяц. Каждый год они ездили на побывку домой, а родные могли навещать их в Санкт-Петербурге. Для таких посещений рядом с казачьими казармами были выстроены гостевые дома.
Повседневная жизнь казаков из Императорского конвоя проходила в караульной службе, в военных парадах и смотрах, в участии в праздничных церемониалах. Казаки охраняли императорскую семью во время путешествий, на приёмах и даже на балах.
Считать, что служба была лёгкой, — ошибочно. День казака начинался в пять часов утра — с чистки лошадей. Стоять в караулах в любую погоду по много часов подряд — для этого нужно было дюжинное здоровье.

«Я беру Ящика!»

Император Николай II обратил внимание на Тимофея Ящика в апреле 1914 года, когда ему понадобился ординарец. Из казачьей сотни многие хотели бы служить при государе, поэтому всех вызвавшихся построили в шеренгу, предоставив императору возможность выбрать ординарца. Николай II остановился напротив Тимофея и спросил его фамилию — что-то заинтересовало его в лице казака.
— Ящик? — переспросил император. — Я помню эту фамилию.
И действительно, ранее при императоре служил старший брат Тимофея. Убедившись, что казак — из семьи, верной императорской фамилии, государь взял его к себе. Так и сказал: «Я беру Ящика!».
Так 36-летний Тимофей Ящик стал камер-казаком Николая II, выполнял обязанности телохранителя и ординарца и тенью повсюду следовал за императором. Он быстро научился оставаться на заднем плане, быть незаметным.
Иногда на прогулках в парке государь подзывал казака и расспрашивал его о жизни в станице, о родных. Он никогда не предъявлял каких-то невыполнимых требований, служилось при нем легко. Тимофей отмечал, что Николай II был полон сил, вынослив, превосходно стрелял, любил ходить пешком и мог запросто «сделать» на конной прогулке любого из иностранных гостей и родственников.
Когда началась Первая мировая война, казаку пришлось сопровождать Николая II в поездках на фронт, присутствовать при разговорах со штабными офицерами, с ранеными, с офицерами и рядовыми.
Исследователь и дальний родственник Ящика Виталий Сидоренко выяснил, что обычно казаки служили при императоре по полгода, но служба Тимофея Ящика затянулась из-за войны, а в декабре 1915 года его перевели в распоряжение вдовствующей императрицы Марии Фёдоровны.
Так он стал одним из трёх камер-казаков, охранявших Марию Фёдоровну в Аничковом дворце.

Возле Марии Фёдоровны

Императрица принимала гостей редко. Зато часто ездила в госпитали, поддерживала раненых, посещала храмы. В 1916 году она поехала в Киев, в паломничество по святым местам.
Тимофей Ящик невольно был свидетелем встречи Марии Фёдоровны с Николаем II после отречения царя от престола. 2 марта 1917 года, узнав о случившемся, вдовствующая императрица в сопровождении свиты выехала в ставку Николая II в Могилёв.
Пять дней её поезд стоял на вокзале Могилёва, и император несколько раз посещал матушку. Через пять дней Мария Фёдоровна простилась с сыном и благословила его. Оба были в слезах.
В Киеве императрицу уже никто не встречал. Более того, вскоре ей порекомендовали оставить город. Зная об аресте царя и его семьи, Мария Фёдоровна уехала в Крым, где находилась практически под арестом большевиков. Не раз красные матросы затевали обыск у царственных особ, но всегда мать императора охраняли два камер-казака — Тихон Ящик и Поляков. «У меня только и остались, что Ящик и Поляков, которыми я не могу достаточно нахвалиться, такие чудные, верные люди…» — писала Мария Фёдоровна Николаю II.
Когда в Крым вошли немцы, Мария Фёдоровна отказалась с ними встречаться, а после смерти Николая II и внуков приняла предложение короля Англии Георга V, села на английский корабль «Мальборо» и уехала из страны. Вместе с ней покинул страну и её верный слуга Тимофей Ящик. Перед отъездом ему все же
Удалось съездить в станицу, повидаться с семьёй.

Опасное задание

Только в Англии Тимофей Ящик почувствовал, что его подопечная находится в безопасности.
На улицах Лондона Ящик и Поляков привлекали внимание лондонцев своими бородами, формой и военной выправкой. Чтобы зеваки не сбегались каждый раз посмотреть на «диких русских», Марии Фёдоровне пришлось переодеть своих верных слуг в штатскую одежду.
Работы в Лондоне было мало, и Ящик стал вести дневник, где записывал всё, происходящее за день.
Он с горечью видел, что во время празднования дня победы над Германией по улицам Лондона парадом прошли войска всех союзников. Не было только российского флага. «Душа очень болит о своей родине», — писал казак.
Из Лондона Мария Фёдоровна переехала в родной ей Копенгаген.
Лишь однажды Тимофею Ящику удалось побывать в России. Когда армия Деникина под ударами Красной армии стала откатываться на юг, возникла нешуточная угроза, что оставшуюся в России дочь Марии Фёдоровны Ольгу с мужем и двумя малолетними сыновьями убьют красные.
И тогда Мария Фёдоровна отправила в Россию своего верного камер-казака Тимофея Ящика. В декабре 1919 года он вернулся в страну и нашёл Ольгу Александровну с семьёй в Ростове-на-Дону. Вместе с беженцами, Голодные и пообносившиеся, все вместе они добрались до Новороссийска и в марте 1920 года на переполненном судне ушли в Турцию, а оттуда — в Белград. Вскоре счастливая императрица-мать уже встречала в Вене дочь, зятя Куликовского и внуков.
Во время этой поездки Ящик сумел побывать в станице Новоминской, где он и оставил свой дневник, благодаря которому казаки узнали о нём и о его службе.
Больше ему так и не привелось съездить в Россию.
В 1922 году большевики в ходе борьбы с восставшими казаками арестовали и расстреляли жену камер-казака — Марфу. А сын Тимофея Константин скончался в 1933 году от голода. Тимофей Ящик сильно горевал о смерти родных. В 1925 году он женился снова на местной жительнице, принявшей православие, — Агнес Обринк.
Когда Мария Фёдоровна скончалась, он купил двухэтажный домик и сделался бакалейщиком. В этом же доме пара приютила и казака Полякова, который остался совсем один.
Умер верный казак Её императорского величества в 1946 году. В 1968 году в Дании вышла книга его мемуаров.

Журнал: Загадки истории №11, март 2021 года
Рубрика: Легенды прошлых лет
Автор: Михаил Троицкий

Метки: Николай II, эпоха Романовых, Загадки истории, биография, жизнь, императрица, Мария Фёдоровна, 1711




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-