Выставки и ярмарки в дореволюционной России

В дореволюционной России проводилось 16-17 тысяч выставок и ярмарок ежегодно. Так, одна из старейших — Нижегородская ярмарка — впервые состоялась ещё в 1816 году, поставив этот город в один ряд с такими ведущими центрами мировой торговли второй половины XIX века, как Ливерпуль, Гамбург, Лондон, Париж и Петербург. Весь XIX и начало XX века вплоть до Первой мировой войны Россия была охвачена нарастающей волной выставок. И каждая из них не только свидетельствовала о достижениях Российской империи в области промышленности и сельского хозяйства, но и демонстрировала немалую фантазию организаторов, их изобретательность и отменный художественный вкус.

Выставки и ярмарки в дореволюционной России

Поддержим отечественного производителя

В 1829 году состоялась первая Всероссийская выставка российских мануфактурных изделий в Санкт-Петербурге. Ей предшествовал год подготовки, причём было решено, что для столь масштабного действа нужна и соответствующая площадь. В результате за считанные месяцы была возведена «экспозиционная зала» около здания Биржи на Васильевском острове.
На выставку пригласили 326 участников из 33 российских губерний, представивших более 4000 всевозможных и разнообразных экспонатов, размещённых по 15 разделам: машины и инструменты, химическая продукция, текстиль, оружие, мебель, а также элементы декора и обихода.
Для придания большей наглядности бурному развитию Российского государства и повышения патриотических настроений после победы 1812 года на выставке отечественные изделия открыто сравнивались с иностранными аналогами. Каждая вещь должна была иметь клеймо, «доказывающее российское оной происхождение». Кроме него, восторг посетителей вызывали разнообразие, богатство и изысканность экспонатов. Так, восхищённые зрители не отходили от стендов с инструментами и часами производства заводов В.А. Всеволожского — изобретателя «литого железа» — и изящными образцами холодного оружия Златоустовской фабрики. Среди них особо выделялись две сабли «в азиатском вкусе». На клинке одной из них, «украшенной драгоценными каменьями, было изображено заключение мира при Эривани, а на другой — Наваринское морское сражение», бывшее в ту пору у всех на устах.
Дам привлекали «красивостью форм, чистотой отделки и блеском» разнообразные люстры, выполненные из папье-маше под бронзу Богданом Яном и Карлом Крейтоном, а также мебель придворного мастера Гамбса (того самого, в 12 стульях которого Остап Бен-дер искал бриллианты Кисы Воробьянинова!) из «орехового, серого, белого vt зелёного русского дерева», которая «красотой своей не уступала красному дереву». Целые залы были отведены под шерстяные ковры, шёлковые материи, бархат, шали, искусственные цветы, золотошвейные и вышивные изделия.
На выставке был широко представлен петербургский фарфор: тонкой работы изделия петербургского Императорского фарфорового завода и известных фабрикантов Гарднеров. Своеобразным украшением выставки стали ваза и чаши из малахита, платиновые изделия, выполненные в лаборатории Горного института в Петербурге. Оживляла экспозицию и картина на религиозную тему, выполненная московским художником Кузнецовым из разных «дорогих руд, камений и минералов».

Русское принимали за иностранное

После выставки в прессе писали: «Оказывается, российские товары были очень даже неплохими». При этом «рассеялось то обидное для русских предубеждение, будто в России не умеют сделать ничего превосходного; многие, к стыду своему, сознались, что они покупали в иностранных магазинах русские изделия за английские и французские, вдвое высшими ценами». Причём за заграничные принимали не сувенирно-подарочные изделия из золота с бриллиантами, а товары широкого потребления, в частности табакерки из папье-маше фабриканта из Санкт-Петербурга М. Болля и московского купца П. Лукутина. Как оказалось, они ни в чём не уступали брауншвейгским, хотя стоили намного дешевле, из-за чего на ярмарке нередко случались «ошибки».
Вход в выставочные залы был свободный, что обеспечило должный спрос: за три недели работы выставки на ней побывало свыше 100 тысяч представителей всех сословий. Император Николай I сам посетил выставку и даже участвовал в церемонии награждения победителей. Присутствовавшие на ней иностранцы были особенно поражены её размахом. Так, известный немецкий путешественник и учёный, почётный академик Российской академии наук А. Гумбольдт писал: «Я не ожидал бы и через 30 лет таких успехов в России». Таким образом, цели выставки были достигнуты.

Тропики в Таврическом дворце

4 марта 1902 года в залах Таврического дворца торжественно открылась Всероссийская кустарно-промышленная выставка, августейшей покровительницей которой была императрица Александра Фёдоровна, а непосредственным организатором выступило министерство земледелия и государственных имуществ. И если название выставки, возможно, и не вполне побуждало взыскательных петербуржцев её посетить, то уже после входа в первый же зал все возражения отпадали.
Сразу же в глаза бросались удивительная художественность и систематичность размещения экспонатов, которые делали осмотр удобным и неутомительным. В следующем зале находились рядом вроде бы не сочетаемые для взгляда искушённого ценителя предметы: так, бюст августейшей покровительницы выставки утопал в зелени тропических растений, а за ним просторная эстрада была обрамлена высокой декорацией в «обновлённом русском стиле», далее шли уже собственно застеклённые витрины и нарядные «киоски» российских кустарей. Все было продумано до малейших деталей, вплоть до самых отдалённых углов, которые обычно не имеют вида. На каждом шагу людей ждали все новые и новые сюрпризы, и посетителей выставки, как писали в журнале «Нива», все это «несказанно радовало».
В воскресенье после нескольких дней работы выставки был такой наплыв желающих попасть в Таврический дворец, что пришлось даже прекратить впускать людей. Причём значительную их часть составил «простой класс», привлечённый невысокой входной платой, возможностью удовлетворить своё любопытство и дёшево приобрести понравившиеся вещи для обихода. При этом для экспонирования сельскохозяйственных машин и орудий, экипажей, керосиновых двигателей, всевозможных станков для кустарного производства был построен большой деревянный павильон перед дворцом. Тюремное ведомство демонстрировало изделия заключённых во временном павильоне, пристроенном к дворцу со стороны сада. Почти четыре тысячи участников из 56 губерний и областей представили свои изделия на этом смотре.

Удар по сердцам: хочется, но продано

Нижегородская губерния демонстрировала металлические изделия, поделки из дерева, Вятская — валенки, Орловская — кружева, Черниговская — малороссийские плахты, Курская — сундуки, сапоги, дуги, мебель ивовую и камышовую, шубы, вышивки, шитье, решётки, изделия из кости и рога. Пензенская губерния представляла пуховые платки и лапти с двойной пяткой, из-за которой в то время пензенцев называли «толстопятыми», тогда как рязанцев звали «косопузыми» — из-за обычая рязанских женщин особым образом, через живот, подвязывать косы.
Особенно поражала разнообразием Московская губерния — здесь было все: от икон до плугов, ванн и игрушек. Очень впечатляла развёрнутая здесь же выставка А.Н. Нарышкиной из её имения Быкова Гора в Тамбовской губернии. Не одно дамское сердце было разбито после первого же взгляда на великолепные кружева в венецианском стиле, изящные вышивки, чудные по исполнению и рисунку настенные ковры, на которых располагались лаконичные надписи «продано».
Отделы окраин Российской империи блистали своим восточным колоритом — шелками, коврами, оружием. Правда, многие экспонаты, в том числе даже присланные из Бухары и Финляндии, были выдержаны в строгом nouveau style — популярном в то время стиле модерн, поражали своим «чисто европейским вкусом и изяществом». Однако венцом всей выставки стали воспроизведенные в одном из её помещений покои государыни Александры Фёдоровны.
Спустя одиннадцать лет, в марте 1913 года, выставку повторили. Она разместилась на Петроградской стороне в четырёхэтажном каменном здании гербария Ботанического сада, к которому пристроили два деревянных отапливаемых павильона. С первых же дней выставка пользовалась несомненным успехом у петербургской публики. За семь недель работы на ней побывали 193 тысячи посетителей, а всего было продано изделий на сумму 225 тысяч рублей.

Журнал: Тайны 20-го века №53, декабрь 2012 года
Рубрика: Гордость России
Автор: Анастасия Стежка

Метки: Россия, торговля, Тайны 20 века, выставка, промышленность, Васильевский остров, Нижний Новгород, ярмарка



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив (многое можно смотреть онлайн, не Википелия); 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.