Яков Брюс: Усадьба Глинки в Подмосковье

Специалисты в области альтернативной науки хорошо знают, что всяким глобальным потрясениям предшествует череда знаков и знамений, исходящих из тонкого мира. Но расшифровать эти партитуры инобытия способны очень немногие.

Яков Брюс: Усадьба Глинки в Подмосковье

Человек-оркестр

Яков Брюс — фигура легендарная, загадочная. Представитель знатного шотландского рода, дипломат, инженер, военный и учёный, человек, как сказали бы сейчас, сам себя сделавший. Брюс не имел специального образования, обучался дома, но учился до конца своих дней. Начал карьеру со службы в потешных полках Петра I, а закончил в звании генерал-фельдмаршала. Участвовал в походе на Крым и Азов, в ходе которых составил карту от Москвы до Малой Азии. Свободно владел шестью языками, переводил книги, занимался книгопечатанием, составлял энциклопедии, собирал редкости. Во время заграничных поездок Петра был его правой рукой. Искал за границей мастеров и офицеров и нанимал их на службу. Изобрёл скорострельные пушки и порох, новые виды картечи и бомб. Участвовал в закладке Санкт-Петербурга. Командовал русской артиллерией и руководил первым в стране артиллерийским, инженерным и морским училищем. Блестяще исполнял обязанности дипломата.
В частности, в 1721 году подписал Ништадтский мир со шведами, чрезвычайно выгодный для российской стороны. За это государь и пожаловал Якову Вилимовичу имение Глинки в 40 верстах от Москвы.

Из рук в руки

До этого усадьба находилась в собственности английского коммерсанта Эндрю Стельса. Он занимался в России изготовлением пороха, а поскольку царь постоянно воевал, товар это был ходовой. Стельс продавал порох высшей пробы для артиллерии на 18% дешевле, чем его конкуренты. В итоге завоевал расположение государя, и тот сделал его монополистом, вовсе запретив остальным производить порох. Тогда предприниматели сговорились, скупили всю селитру и серу и взвинтили на них цены. Завод Стельса остался без сырья. Англичанин не выдержал удара и скончался. Его супруга Варвара Стельс продала имение князю Долгорукову в 1717 году. Но усадьба не пришлась князю по сердцу, и спустя 4 года он продал её Якову Брюсу. А деньги на покупку Пётр I приказал выделить генерал-фельдмаршалу из казны.

Домашняя лаборатория

После смерти государя в 1725 году Брюс подал прошение об отставке, покинул обе столицы и вместе с женой перебрался в подмосковное поместье. Перевёз из Петербурга большую астрономическую обсерваторию и предался любимым научным занятиям и хозяйственным заботам. Царский фаворит перестроил усадьбу: почистил пруды, разбил парк на французский манер, надстроил на доме башенку для наблюдения за звёздами. Брюс питал неподдельный интерес к астрономии и астрологии.
Впрочем, круг научных интересов шотландца был очень широк. Он изучал проблемы оптики: занимался светом, его свойствами и поведением, наблюдал за тенью, отбрасываемой предметами, за отражением и преломлением света в драгоценных камнях, в воде и во льду. Проводил опыты с линзами и зеркалами. Собирал телескопы и зрительные трубы. Искал очищенные от вредных примесей оптимальные сплавы металла для изготовления металлических зеркал к телескопам, создавал методику определения удельного веса металлов. Несмотря на отсутствие фундаментальных знаний, Брюсу удалось вывести точные значения удельного веса золота, серебра и меди. Что интересно: эти значения не изменились и в наше время! Он вёл переписку с выдающимися учёными.
Брюс с увлечением предавался занятиям литературой, естествознанием, собирательством произведений искусства и диковинных предметов, из которых образовался его «кабинет курьёзных вещей». Питал страсть к медицине: готовил из трав снадобья, микстуры, настойки, лечил ими крестьян. Простой народ безропотно употреблял «прописанные» барином зелья, но за глаза называл «арихметчиком», «чернокнижником». Даже образованные соседи, помещики и купцы, обходили Брюса стороной, называя Русским Фаустом, а его усадьбу объезжали десятой дорогой. Слава о ней шла нехорошая, дурная.

У страха глаза велики

Поговаривали, будто
Брюс в своём доме занимался тёмными делами. Превращал металлы в золото, которое прятал вместе с астрономическими инструментами, редкими книгами и прочими ценностями в подземных тайниках под домом. Ему приписывали эксперименты с живой и мёртвой водой. Ходили слухи, будто однажды Яков Вилимович приказал разрубить своего старика слугу на части. Затем полил его мёртвой водой, и расчленённые куски срослись обратно. Полил живой — и слуга из старика превратился в юношу.
Из уст в уста передавали «точные сведения»: генерал заказал себе дракона в услужение. Днём чудовище стоит на постаменте во «хранцузском» парке, а по ночам летает по поручению хозяина. А однажды Брюс рассердился на дракона и навсегда превратил его в камень. Скульптура мифического существа, покрытого чешуёй, действительно стояла в парке и, судя по всему, наводила на окружающих животный ужас. После смерти хозяина изваяние бесследно исчезло, впрочем, об этом чуть позже.
Крестьяне безоговорочно верили в чудодейственные способности Брюса. По слухам, Якову Вилимовичу было достаточно одним глазком взглянуть на рассыпанный перед ним горох, чтобы назвать точное число горошин. Он легко мог определить, сколько раз колесо обернётся, пока повозка будет катиться из Москвы до Петербурга. И конечно, знал точное число звёзд на небосклоне. По мановению барской руки среди ясного неба раздавался гром, начинался дождь или град. А ещё Брюс летом катал своих гостей по пруду на санях, а зимой — на лодках (отчасти так оно и было — по приказу Брюса пруды весной закрывали соломой, и поэтому на них долго держался лёд).
Но более всего крепостные боялись созданного Брюсом искусственного человека, не имевшего души. Горничная-кукла прислуживала барину в обсерватории, а в свободное время эта паразитка гуляла по парку и строила глазки мужикам. Завидев «Яшкину бабу», крестьяне бросались наутёк…
Все эти слухи и россказни во многом порождал замкнутый и уединённый образ жизни, который вёл Брюс. Ему в Глинках было хорошо. Он тихо-мирно прожил в своей любимой усадьбе 10 лет и в 1735 году скончался. Смерть его тоже обросла всевозможными домыслами. Будто бы он всего лишь попросил слугу полить его мёртвой водой, а потом живой. Но слуга склянку с живой водой разбил и не смог воскресить барина… Так и пришлось хоронить Якова Вилимовича. Упокоился он в Москве, в лютеранской церкви, что в Немецкой слободе.

Так не доставайся же ты никому

После смерти Брюса усадьбу получил его племянник, потом зять племянника. Но как только Глинки перешли в чужие, неродственные руки, поместье начали преследовать неприятности.
Купец Усов владел усадьбой недолго: ему было в ней неуютно, а потому он поспешил перепродать Глинки помещице Колесовой. Та сочла непристойными парковые скульптуры, выписанные
Брюсом из столиц, и распорядилась утопить обнажённых Венер и Бахусов в местных прудах. Затем купец Лопатин построил тут фабрику. Уцелевшими мраморными статуями перегородил плотину, а сам господский дом превратил в склад хлопка. В один прекрасный день в него ударила молния, случился пожар. Лопатин решил, будто Брюс мстит ему за поругание усадьбы, а потому поспешил отремонтировать дом и даже восстановил башенку для наблюдений за звёздами. Не помогло. Во время очередной грозы молния ударила в здание фабрики: всё добро сгорело, купец разорился и Глинки продал. Поместье ещё не раз переходило из рук в руки, не задерживаясь надолго ни у одного из владельцев. При советской власти в нём устроили санаторий. Но сегодня тот не функционирует: официально вход в усадьбу запрещён. Без должного присмотра памятник петровских времён ветшает на глазах. Теперь на закрытую территорию проникают разве что любители острых ощущений, которые утверждают, будто беспокойный дух Якова Брюса и поныне обитает в Глинках…

Журнал: Ступени Оракула №7, июль 2020 года
Рубрика: Затерянный мир
Автор: Ирина Тарнаева

Метки: эпоха Романовых, Ступени Оракула, дом, Пётр Первый, Подмосковье, Брюс, усадьба, имение, Глинки



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив (многое можно смотреть онлайн, не Википелия); 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.