Золото Колчака в Японии

Большие деньги в смутные времена магнитом притягивают к себе «смутных» людей. Афёры затеваются такие, что хрестоматийному Остапу Бендеру и не снились.

Фото: золото Колчака в Японии — интересные факты

«Мутное» золото

В конце января 1920 года, незадолго до своего ареста в Иркутске, верховный правитель России адмирал А.В. Колчак назначил своим преемником войскового атамана Забайкальского казачьего войска генерал-лейтенанта Г.М. Семёнова. Атаман стал распорядителем и той части золотого запаса Российской империи, которая успело осесть в японских банках.
Помимо этого, ещё до своего окончательного бегства из России, преемник верховного правителя успел разместить в банке Yokohama specie bank счёт на сумму 1,4 млн. рублей золотом. На эти деньги атаман Семёнов поручил генерал-майору Михаилу Подтягину закупить для своей армии в 1921 году 5000 винтовочных патронов и обмундирование на 45000 бойцов.
Деньги в Токио пришли, но потрачены не были… по причине эмиграции заказчика патронов и шинелей. Ещё раньше генерал Подтягин, выполняя рекомендации коллег — русских дипломатов Временного правительства, — перевёл на свой личный текущий счёт в этом же банке сумму в размере 10 миллионов рублей золотом — все деньги, которыми распоряжалось русское посольство в Токио.
Послы, направленные за рубеж ещё при Николае II, предусмотрительно страховались на тот случай, если государства, где они аккредитованы, признают Советскую Россию. Большевистские послы прибудут… а денег нет! Так оно и произошло, когда в ряде стран признали СССР и приняли послов из красной Москвы.
Советские дипломаты ещё не претендовали на золото генерала Подтягина, но претензии предъявил атаман Семёнов, находящийся в Китае. Преемник адмирала Колчака требовал передать ему все деньги, переведённые на закупку боеприпасов и амуниции. Генерал Подтягин посоветовался с русским (ещё дореволюционным) послом в Японии — Абрикосовым и отдал эмиссару атамана генералу Магомаеву 338 тысяч рублей.

Дай миллион!

Что касается остальных капиталов, то генерал Подтягин был убеждён в том, что деньги эти не его и не атамана Семёнова, а собственность русского государства и ничьи более.
5 июля 1922 года Григорий Семёнов написал Подтягину из Китая в Токио письмо, в котором угрожал напустить на него своих людей из высшего офицерства японской армии. И главное, забайкальский атаман соглашался на компромисс — пусть не 10 миллионов, пусть хотя бы один миллион генерал отдаст… и всё! Никакого ответа из Японии он не получил и перешёл от писем к делу.
15 июля 1922 года Семёнов подписал генеральную доверенность полковнику Генштаба Японии Куроки на ведение дела в суде, по иску уже не на миллион, выделенный когда-то на патроны и обмундирование, а на 12 миллионов рублей золотом, то есть на всю сумму, оставшуюся на счетах военного атташе Российской империи в Японии. Ещё через год, 29 октября 1923 года, точно такую же доверенность Семёнов выписал сослуживцу японского полковника — Судзуки.
Первое заседание состоялось в суде японской столицы 15 сентября 1922 года. Стоило генералу Подтягину согласиться признать эти деньги личными средствами и поделить их с атаманом Семёновым, как они оба стали бы очень богатыми людьми. Но вечная и добрая память этому русскому патриоту-государственнику! Далеко не каждый сможет найти в себе силы отказаться урвать такой куш.
27 февраля 1924 года (рассмотрение дела в суде шло второй год) Михаил Павлович написал личное письмо Семёнову: — Пока, до окончательного решения суда, деньги находятся под арестом. Я не допущу, чтобы на государственное достояние России наложили свои грязные лапы Куроки и Судзуки!».
9 марта 1925 года на очередном судебном заседании генерал Подтягин заявил, что указанные в иске суммы не его личные средства, а государственные и что передать он их может только представителю российского государства. И атамана Семёнова таковым он признать не может.
За 48 дней до этого заявления японская империя дипломатически признала нового соседа — Союз Советских Социалистических Республик. В Токио ждали прибытия нового посольства, с советским военным атташе. Старый русский генерал понял нелепость своего положения и собрался в Европу. Русский Общевоинский Союз (РОВС) прислал Подтягину вызов в Париж. В свете нового политического положения японская фемида приняла соломоново решение: признать Подтягина М.П. ненадлежащим ответчиком. А истцу — атаману Семёнову — предложить оспаривать свои права на золото уже у советских дипломатов. Генерал Подтягин вздохнул спокойно (немолодого человека третий год таскали по судам) и укатил в Париж. Навсегда.
И для атамана Семёнова и для полковников японского Генштаба Куроки и Судзуки это был удар. Три года нервы трепали зря! Отказаться от 12 миллионов рублей золотом! «Что делать?!» — озадачились японцы вопросом русской интеллигенции.
Вскоре был найден оригинальный выход из тупиковой ситуации. Прибытие советской дипломатической миссии в Токио задерживалось, и настырные полковники решили ещё раз рискнуть.
Законодательство Страны восходящего солнца позволяло оспорить решение суда — в суде другого города. Можно предположить, что судьи японского города Кобе лишь сделали вид, что не знали о решении столичных коллег. Возможно, что и японским банкирам не хотелось возвращать золотые миллионы России (даже если деньги стали бы собственностью атамана Семёнова, они всё равно остались бы в обороте японских финансов). Во всяком случае, суд города Кобе иск вновь принял, но с условиями. Во-первых, внести залог в сумме 300 тысяч рублей. А во-вторых, ответчик, генерал Подтягин, должен лично прибыть в суд и заключить мировую с представителями атамана Семёнова, поделив оспариваемую сумму пополам. Деньги для залога нашлись, окончательное заседание суда было назначено на июнь. Дело оставалось за малым — откуда-то взять генерала Подтягина. Но где, если он давно уплыл в Европу? Правда, много ли людей в провинциальном городе об этом знали?

А генерал-то ненастоящий!

Но полковник Куроки не зря служил в разведотделе Генерального штаба Японии. Участие в Гражданской войне на территории России требовало решительности, находчивости, быстроты мысли и действия. И он их продемонстрировал… в амплуа режиссёра. За несколько дней до заседания суда он нашёл отставного лётчика японского ВМФ Хирохичи, внешне отдалённо похожего на Михаила Павловича Подтягина. И предложил бывшему асу хорошо заработать за несколько часов — сыграть роль русского генерала.
Хирохичи одели в русскую военную форму, навесили аксельбанты и ордена. Подгримировали, порепетировали и повезли на заседание суда. Морской лётчик ранее и не знал за собой актёрского таланта. А может быть, судьи изнывали от июньской жары и внимание их ослабло? Во всяком случае, «генералу Подтягину» они поверили. Под аплодисменты присутствующих «генерал» заключил мировую с представителями Семёнова, с условием, что деньги они поделят пополам. Куроки и Судзуки, потея от волнения и зноя, схватили решение суда. Впихнув «Подтягина» в автомобиль, полковники помчались в банк…
Однако, прочитав постановление суда — выдать предъявителю 12 миллионов рублей. — кассир банка вызвал управляющего, предварительно оповестив, что сам генерал Подтягин прибыл собственной персоной и хочет снять деньги со счета, от чего раньше решительно отказывался в течение пяти лет. Удивлённый банкир, не раз лично общавшийся с подлинным Михаилом Павловичем приказал сначала принести чай… А потом вызвать полицию! Дескать, генерал-то ненастоящий!

Мы — не мошенники, мы — борцы за идею!

Целый год японские, китайские и белоэмигрантские газеты расписывали этот громкий скандал. В октябре 1926 года суд того же города Кобе за подлог, лжесвидетельство и попытку мошенничества в особо крупных размерах осудил старших офицеров японской армии Куроки и Судзуки, отставного морского лётчика Хирохичи. Последний заявил суду, что во всём виноват… Выяснилось, что атаману Семёнову, который придумал авантюру с переодеванием, за авторство идеи был выплачен гонорар 60 тысяч рублей. А остальным была обещана лишь капля из ожидаемого «денежного моря» — всего 150 тысяч. И не из-за скромности подсудимых, а из-за их политической сознательности. «Мы трудились не только за гонорар, — объяснял суду полковник Куроки. — Мы искренне верили, что, добывая деньги для атамана Семёнова, мы вносим свой финансовый вклад в борьбу с большевизмом».
А где же эти деньги сегодня, спросите вы? Почему они не возвращены России, как об этом мечтал благородный генерал Подтягин? На этот вопрос ответить трудно. Известно только, что до сентября 1945 года, до полной оккупации территории Японии вооружёнными силами США и конфискации всех японских финансов, «русское золото» хранилось в сейфах японских банков.

Журнал: Тайны 20-го века №27, июль 2012 года
Рубрика: Великие авантюристы
Автор: Александр Смирнов

Метки: СССР, Гражданская война, Тайны 20 века, деньги, Япония, золото, Временное правительство, суд, банк, Токио, Колчак, золото Колчака, Семёнов, доверенность, Подтягин



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —
На сайте имеются материалы возрастной категории 18+