Александр Богданов: Неистовый утопист

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Неистовый утопист. Так Владимир Ильич Ленин называл революционера первого призыва Александра Александровича Малиновского (более известного по своему партийному псевдониму Богданов). Среди современников он выделялся широтой взглядов, поразительной интуицией и разносторонними талантами.

Александр Богданов: Неистовый утопист
Институт переливания крови

Провидец или шарлатан?

Профессиональный борец с царским режимом, теоретик Пролеткульта, член ЦК партии большевиков, а впоследствии ярый противник Ленина и его сподвижников, глубокий философ, талантливый врач, учёный-естествоиспытатель, экономист и политолог, полиглот, писатель-фантаст… Но главным достижением своей жизни Богданов считал созданный им первый в мире Институт переливания крови.
И, как всегда случается с талантливыми и неординарными людьми, у Александра были недоброжелатели, которые называли его шарлатаном, выскочкой, безграмотным авантюристом, позорящим отечественную медицинскую науку». Годы расставили всё и вся по своим местам и подтвердили, что Богданов намного опередил своё время, а потому и оказался непонятым современниками.

Его заметил Владимир Ульянов

Малиновский появился на свет 22 августа 1873 года в селе Соколка Гродненской губернии в семье учителя физики. Ещё в детстве проявил удивительный талант к изучению языков. Окончив с золотой медалью классическую гимназию, поступил на физико-математический факультет Московского университета, где и увлёкся революционными идеями, стал убеждённым противником царизма.
Начальство оперативно пресекло активную пропагандистскую деятельность студента. В 1894 году Александр был отчислен из университета и сослан в Тульскую губернию. В ссылке перевёл на русский язык «Капитал» Карла Маркса, вёл занятия в рабочих кружках и написал уникальный «Краткий курс экономической науки». Его высоко оценил тогда ещё малоизвестный революционер Владимир Ульянов.
Вернувшись из ссылки, уже под фамилией Богданов, Александр поступил на медицинский факультет Харьковского университета, с увлечением учился, до поздней ночи пропадал в библиотеке и анатомичке, но находил время, чтобы писать философские статьи.
В 1896 году Александр вступил в РСДРП, в 1905 году стал членом ЦК партии большевиков и возглавил боевую техническую группу, снабжавшую друзей по борьбе оружием и взрывчаткой. В 1906 году был арестован и направлен этапом в Сибирь, откуда бежал и по фальшивым документам выехал в Швейцарию.
За границей Александр участвовал в организации партийных школ в Болонье и на Капри.

Физиологический коллективизм

На досуге наш герой написал яркий фантастический роман о Марсе, который назвал «Красная звезда». По сюжету этой утопии большеголовые марсиане переместили героя романа — революционера Леонида — на свою родную планету, где уже давно построен коммунизм, побеждены ненависть, агрессия, войны, болезни. Автор рассказывает о невиданном расцвете науки и техники на Красной планете. Подробно описанные атомолёты, компьютеры, роботы, синтетические волокна характеризуют Богданова как гениального провидца.
Марсиане-долгожители, открытые, доброжелательные, эрудированные, живущие по библейским заповедям, открыли землянину Леониду свой главный секрет — оказалось, что продлению жизни марсиан способствует… переливание крови.
«Мы устраиваем обмен крови между двумя индивидуумами, из которых каждый может передать другому лучшие качества! В результате происходит обновление организма, он получает новый импульс для здоровой и плодотворной жизни на благо общества!» — пояснил врач-марсианин. Общаясь с Леонидом, продвинутые обитатели Красной планеты критиковали царившую на Земле психологию индивидуализма и убеждали большевика перенять их «товарищеский обмен жизни не только в идейном, но и в физиологическом существовании…».
Идея «физиологического коллективизма» казалась Богданову весьма перспективной — ведь в ней было заложено и единомыслие, и «кровное родство» людей.
Популярность «Красной звезды» объяснялась весьма просто — на заре XX века физиологи и медики вплотную занялись проблемами продления жизни. Процветала евгеника — учение о путях улучшения наследственных свойств человека. Эскулапы предлагали в качестве метода омоложения пересадку человеку семенников обезьяны. Зоолог Илья Иванов работал над фантастическим проектом — скрещивания человека с обезьяной.

Драка с Лениным

В эмиграции Богданов часто встречался с Владимиром Ильичем Лениным и вёл с ним жаркие политические дискуссии. Александр ратовал за создание особой «пролетарской религии» и провозглашал необходимость отказа от насилия в революционной борьбе, что вызывало яростное неприятие Ильича. Тот обзывал Богданова «неистовым утопистом», «отступником» и «мягкотелым интеллигентиком».
Надежда Крупская вспоминала, что иногда споры Ленина с Богдановым были готовы перейти в потасовку.
— Раз сидели они в парке на скамейке, сначала мирно беседовали, потом начали спорить, затем вскочили и схватили друг друга за грудки. Драка непременно бы началась, если бы я их не разняла! — рассказывала Надежда Константиновна.
При активном участии будущего вождя революции «неистового утописта» Богданова сначала вывели из состава ЦК, а затем и вовсе исключили из партии. После чего Александр отошёл от революционной деятельности и вплотную занялся наукой.

Социализм науки

В 1914 году Богданов был призван в армию в качестве полкового врача и спас от смерти немало солдат и офицеров. После Октябрьского переворота 1917 года, который он воспринял как неизбежную данность, возглавил кафедру политической экономии Московского университета и занимался любимым делом: созданием Пролеткульта — новой пролетарской культуры, а также выпустил трёхтомник, названный им «Тектология». В этом эпохальном труде Богданов попытался объяснить процессы развития природы и общества на основе принципа равновесия, заимствованного из естествознания. По Богданову, все развивающиеся объекты природы и общества представляют собой целостные образования, или системы, состоящие из многих элементов.
Современные специалисты отмечают, что Богданов сумел «впервые сформулировать основные положения системного подхода и теории самоорганизации систем. Концепция талантливого учёного не только не потеряла своей актуальности в наши дни, выступая фактически как предтеча и теоретическая основа нынешней концепции устойчивого развития, но и служит важным информационным источником для её дальнейшего углубления и совершенствования».
Богданов считал, что пролетарская наука должна непременно превратиться в достояние всего человечества. «Социализм науки» — именно так называлась одна из программных работ Богданова. По его мысли, именно тектология, будучи доступна каждому и являясь достоянием каждого, станет пролетарской наукой будущего, средством объединения миллионов в единый коллектив.

Научным исследованиям — зелёный свет!

В сентябре 1923 года чекисты арестовали Богданова (тот неоднократно осуждал жестокие методы большевистских лидеров и развязанный ими террор) и подвергли его унизительным допросам. От неминуемого расстрела его спас всесильный Феликс Дзержинский, знавший Александра по совместной революционной борьбе, — именно он дал указание выпустить Богданова на свободу.
Свою немаловажную роль сыграл и тот факт, что в то время Богданов вёл смелые научные разработки, посвящённые проблемам переливания крови. Он изучил труды Карла Ландштейнера, который в 1900 году открыл группы крови, подробно описав каждую. Вскоре появилась практика проверки донора и реципиента на совместимость.
Так переливание крови превратилось из опасного и рискованного эксперимента в строго обоснованный, научный метод, позволивший спасти множество пациентов. Богданов видел огромные перспективы этой передовой медицинской технологии.
Большевистские бонзы, озабоченные продлением своей жизни и даже мечтавшие о бессмертии, поняли, что эксперименты Александра имеют определённую перспективу, и включили учёному «зелёные свет». Богданову выделили солидные денежные средства на его исследования. Очень уж хотелось власть имущим большевикам воспользоваться его наработками и пожить подольше.
Благодаря этому Богданов в 1926 году создал и возглавил Государственный научный институт переливания крови и с головой ушёл в работу.

Перед лицом смерти

Будучи убеждённым пропагандистом переливания крови, Богданов в течение трёх лет сделал себе 11 переливаний, пять из которых — объёмом по 900 миллилитров. Он переносил эти операции без каких-либо отрицательных реакций, а эффект отмечался им как вполне удовлетворительный.
Однако очередное, двенадцатое, переливание крови оказалось для Александра Александровича роковым.
В марте 1928 года Богданов, считавший себя невосприимчивым к туберкулёзу, предложил обменяться кровью студенту Колдомасову, страдавшему неактивной формой туберкулёза лёгких и перенёсшему в прошлом малярию. Группа крови у Богданова и студента была одна и та же. Однако учёный не мог знать, что у них разный резус-фактор (его открыли в США только двенадцать лет спустя). В результате 7 апреля 1928 года Богданов скончался, но буквально до последних минут жизни подробно описывал в дневнике своё стремительно ухудшавшееся состояние.
Профессор МГУ Максим Петрович Кончаловский отмечал: «Мне в первый раз в жизни пришлось видеть такое мужество и такое стоическое спокойствие перед лицом смерти!».
Творческое и научное наследие Богданова отнюдь не забыто. В 1999 году в Екатеринбурге создан Международный институт имени Александра Богданова «для объединения, координации и развития фундаментальных и прикладных исследований российских и зарубежных учёных, творчески применяющих идеи, заложенные в научном наследии великого русского мыслителя Александра Александровича Богданова».

Журнал: Тайны 20-го века №21, май 2020 года
Рубрика: Великие имена
Автор: Владимир Петров

Метки: Тайны 20 века, революция, Ленин, кровь, Дзержинский, Богданов, Малиновский




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.