Альфред Нобель: Торговец смертью

Газеты называли его королём динамита, торговцем смертью, самым богатым бродягой Европы… Он был несчастным миллиардером, который не имел ни дома, ни любви, ни друзей. Он был гениальным учёным, но его открытия оборачивались бедами для людей. Он был ярким писателем, поэтом-романтиком, чудаком и эксцентриком. И кроме того — тяжело больным, страдающим человеком. Увы, господа, истинный портрет Альфреда Нобеля — очень страшный…

Фото: Альфред Нобель — интересные факты

Выживает слабейший

Смерть — вот главная тема жизни Нобеля. Однажды, уже будучи чудовищно богатым и знаменитым, он предложил королю Швеции план создания Института самоубийств в роскошном особняке на берегу Средиземного моря.
— Представьте, ваше величество, — убеждал короля Нобель, — в таком райском месте последние минуты несчастных превратятся в истинное блаженство: оркестр из лучших музыкантов, коньяк, сигары, прекрасная музыка… Ну и мышьяк под конец!
Монарх был напуган. Что творится в душе этого богача?
С раннего детства Нобель страдал тяжелейшими удушьями. Врачи говорили родителям, что спасти его может только чудо. Альфред рано привык к полному одиночеству. Вместо друзей — книги. Он с упоением читает Петрарку, Гёте, Байрона, а самым любимым стал таинственный и мрачный Шелли. Потом Альфред и сам начнёт сочинять стихи. А в восемнадцать лет напишет поэму «Загадка» о своём безрадостном детстве.
Когда брат Альфреда, Людвиг, собиравший материалы по истории семьи, попросил того описать свою жизнь, то услышал в ответ:
— Альфред Нобель — бедное полуживое существо. Милосердному доктору следовало бы прервать его жалкое существование на первом вздохе! Основные добродетели: держит ногти в чистоте и никому не бывает в тягость. Основные недостатки: отсутствие семьи, великое терпение, дурной характер, слабое здоровье и пищеварение, но хороший аппетит. Одно и единственное желание: не быть погребённым заживо. Важнейшие события в его жизни: никаких…

Динамит не повредит

В 34 года к Нобелю, который изобрёл динамит, пришла слава и огромное богатство. Не было только самой малости — счастья, здоровья, любви.
— По возможности я избегаю больших городов, — говорил Нобель. — Жизнь в городах — это спектакль, от которого следует с отвращением отворачиваться.
— И тем не менее в 1873 году он переехал в Париж, в роскошный особняк на Малахофф-авеню.
Периоды отшельничества сменялись грандиозными приёмами. Иногда он мог показать себя приятным и остроумным собеседником. А так — тяжёлые депрессии и вспышки ярости.
Он написал роман «Господин будущее», где рассуждал об идеальном государстве. Монархию Нобель терпеть не мог, поскольку передача власти так же как и денег, по наследству — чрезвычайно вредное изобретение. Он считал, что в жизни нужно всего добиться самому. Но и республику он тоже не любил, поскольку презирал любые выборы.
Представьте, Нобель, «король динамита» и «торговец смертью», владелец акций множества военных предприятий, всерьёз считал себя пацифистом! Однажды он даже участвовал в мирном конгрессе, где заявил:
— Мои динамитные заводы скорее положат конец войне, чем все ваши конгрессы! В тот день, когда две армии смогут уничтожить друг друга в течение нескольких секунд, цивилизованные нации, охваченные ужасом, распустят свои войска!
Нобель верил, что мир на Земле нужно поддерживать исключительно с помощью страха.
— Вещи, которыми я занимаюсь, чудовищны, — говорил Нобель. — Но они так интересны, так совершенны технически, что становятся привлекательными вдвойне.
А незадолго до смерти Нобель признался:
— Я работаю сейчас над изобретением, которое сделает меня диктатором в вопросах войны и мира на всей Земле.

Без друзей

Прожив 18 лет в Париже, Нобель был вынужден перебраться в Италию: французская полиция обвинила его в шпионаже. Он купил в Сан-Ремо виллу Mio Nido («Моё гнездо»), где устроил суперсовременную лабораторию. Нобель пытался получить искусственные драгоценные камни, работал над усовершенствованием телефона, фонографа, ламп накаливания; конструировал летательные аппараты, в том числе боевую ракету — «воздушную торпеду», которая сможет пролететь четыре километра.
И ещё одно изобретение, над которым он трудился с особенным энтузиазмом, — аппарат для безболезненного самоубийства, который станет прототипом электрического стула…
В Италии Нобель продолжал сочинять прозу, безрадостную, тяжёлую: «Я, не знавший счастья в прошлом и не надеющийся обрести его в будущем, недовольный собой, абсолютно одинокий, без семьи, в которой мы существуем после нашей смерти, без друзей, которым можно было бы излить сердце, и врагов, на которых можно излить свою желчь…».
В дружеские, сердечные отношения между людьми Нобель вообще не верил. Я хочу жить среди деревьев и кустарников — поистине молчаливых друзей, оставляющих в покое мои нервы», — писал он.

Секретарь и домоправительница

С юности Нобель панически боялся женского общества. Но однажды, заглянув в салон мадам Дезри, увидел её дочь, юную датчанку Анну, — и влюбился с первого взгляда. Увы, девушку у него отбил математик Франц Лемарж — красавец, умница, ловелас. В день их свадьбы у Альфреда началась депрессия, и несколько месяцев он провёл в постели на грани жизни и смерти.
А через много лет многие математики мира удивлялись: как это Нобель в своём завещании мог забыть про такую важную науку? Так вот: он как раз ничего не забыл…
Долгие годы Нобель практически не общался с женщинами. Но однажды дал объявление в газету: «Проживающий в Париже состоятельный и высокообразованный пожилой господин ищет владеющую языками зрелую даму на должность секретаря и домоправительницы». Из писем многих претенденток Нобель выбрал одно — от 33-летней графини Берты Кински, работавшей гувернанткой в Вене. Они стали переписываться и потом, при встрече, сразу понравились друг другу.
Нобель знал, что у Берты в Вене был страстный роман с её воспитанником, но всё же на что-то надеялся. Только матери Альфред признавался: «Я с ужасом думаю, что однажды вернусь домой, а Берты нет».
Однажды Берта узнала, что её юный возлюбленный Артур задумал покончить с собой, и бросилась в Вену, оставив Нобелю короткую записку…

Цветы зла

Убитый горем Альфред уехал в Баден. И там, покупая свои любимые орхидеи, разговорился с молоденькой цветочницей Софи. Кукольное личико, хорошенькая фигурка, наивный взгляд… Нобель привёз девушку в Италию, купил ей роскошную квартиру. Нанял служанку, повара, нескольких учителей. Но бедные учителя, несмотря на грандиозное жалованье, увольняются один за другим.

Медаль

— Ах, мсье Нобель, — сказал один из них на прощание, — держу пари, что головка мадемуазель годится только для ношения шляпки!
Нобель подарил своей «сладкой Софи» виллу из пятнадцати комнат на престижном австрийском курорте. Девушка купалась в роскоши.
Ему часто намекали, что у Софи есть любовники, но он отказывался верить. А та однажды просто сообщила: у неё будет ребёнок от венгерского офицера, который давал ей уроки верховой езды. Поэтому может ли милый Альфред вдвое увеличить ей содержание? Нобель тут же положил в банк на имя Софи ценные бумаги, доходы от которых позволяли вести роскошную жизнь на протяжении ближайших двухсот лет. Потом Софи, уже будучи замужем, много раз требовала ещё денег и каждый раз их получала. А когда Нобель умер, она стала шантажировать его родственников — и они выкупили у неё 216 любовных писем её несчастного вздыхателя.

Семь кругов ада

После каждой личной драмы Нобель с ещё большей страстью погружался в работу. За свою жизнь он построил 93 предприятия в двадцати странах мира. У него было 355 патентов на разные изобретения. Имущество Нобеля оценивалось в 33 миллиона шведских крон (это больше лауреата миллиарда долларов).
И при этом — постоянное одиночество, тоска, депрессия… В письмах родственникам он предсказывал свою смерть «в окружении нанятых лакеев, когда рядом не будет ни одной родной души». Так и случилось. Нобель мог говорить только по-шведски. Когда он тяжело заболел, слуги-итальянцы его не понимали…
Увы, даже немногочисленные знакомые считали Нобеля чуть ли не исчадием ада, которому активно помогают тёмные силы, — да он и сам часто давал повод к таким разговорам. Например, излюбленным развлечением Нобеля были вечерние прогулки по деревням на дилижансе, запряжённом племенными жеребцами с заводов графа Орлова. Скорость передвижения — бешеная. Но слышен только топот лошадиных копыт, поскольку колеса экипажа оснащены одним из новейших изобретений Нобеля — каучуковыми шинами. С кучером он общался при помощи телефона. В карете горел яркий свет…
Светящийся экипаж, молнией летящий сквозь сумерки, вызывал у крестьян суеверный страх. Уж не сам ли князь тьмы это несётся? А биографы Нобеля утверждают: он наполнял такие прогулки особым смыслом. И упивался ужасом, который вызывал своим появлением…

Журнал: Тайны 20-го века №28, июль 2010 года
Рубрика: Великие имена
Автор: Михаил Болотовский




Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —