Арон Залкинд и 12 заповедей секса

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

«Не должно быть слишком раннего развития половой жизни в среде пролетариата». «Половое влечение к классово враждебному, морально противному, бесчестному объекту является таким же извращением, как и половое влечение человека к крокодилу, к орангутангу». «Класс в интересах революционной целесообразности имеет право вмешаться в половую жизнь своих сочленов. Половое должно во всём подчиняться классовому, ничем последнему не мешая, во всём его обслуживая»…

Фото: Арон Залкинд — интересные факты
Это — цитаты из трудов классика российской психоневрологии первой трети XX века, профессора Арона Борисовича Залкинда. Именно по его теории советская власть выстраивала отношение к сексу — которого у нас как бы не было.

Военно-половой роман

Если вы ничего не слышали о Залкинде, не огорчайтесь: многие психологи тоже не в курсе. Фото не сохранилось, воспоминаний современников — единицы. А ведь Залкинд — ученик Бехтерева, маститый учёный, страстный революционер, утопист, который предпринял отчаянную попытку скрестить фрейдизм с марксизмом. В первой БСЭ ему, кстати, отдельная статья посвящена.
Залкинд с ранних лет мечтал стать врачом — и это было несбыточное вроде желание. Ведь он родился в 1888 году в богобоязненной тихой еврейской семье. Отец — мелкий ремесленник, мать занимается детьми, и этот вечно сонный Харьков…
Способный юноша вырвался из местечкового окружения, закончил медицинский факультет Московского университета. Когда началась война, три года оттрубил на фронте. А потом с восторгом принял революцию. Будучи практикующим врачом-психоневрологом, популярным среди партэлиты, он все же позволил себе явную крамолу. В статьях и книгах середины 1920-х годов он говорит партактив изнашивается, тридцатилетний человек носит в себе болезни сорокапятилетнего, а сорокалетний — уже старик. По данным Залкинда, девять из десяти ответственных партийных работников больны невротическими расстройствами, гипертонией, страдают нарушением обмена веществ. В статье О язвах РКП — он назвал этот комплекс «партриадой». А среди коммунистов-студентов душевно нездоровых людей не меньше половины. Залкинд видит корни проблемы партактива именно в половом вопросе. Следует поставить секс на нужное место: «чтобы коллектив больше тянул к себе, чем любовный партнёр». И Залкинд пишет эпохальную книгу «Двенадцать половых заповедей революционного пролетариата». От тружеников он требует вести сексуальную жизнь так, чтобы она не мешала работе.

Любовь втроём — не вздохи на скамейке

Забавно, но факт: в первые годы власти большевиков Россия была одной из самых сексуально свободных стран в мире. Новая власть объявила ханжескую буржуазную мораль веригами прошлого, а сексуальную свободу — своим великим достижением. Большевики ввели право на аборт, отменили брак, перестали преследовать за гомосексуализм — то есть сделали то, на что никто в мире до них не решался. Знаменитым стал лозунг Александры Коллонтай, красавицы, дипломата, видной большевички: «Дорогу крылатому Эросу»! Она выдвинула теорию «стакана воды»: мол, в свободном от буржуазных предрассудков и загнившей морали обществе пролетарий может легко и просто удовлетворить свои сексуальные нужды — как стакан воды выпить. Она же придумала замечательную идею: мужчины-победители имеют полные права на любовь дочерей и жён угнетателей, это такой военный трофей. И вот в 1921 году губком Владимира постановляет: «После 18-летнего возраста всякая девица объявляется государственной собственностью. Если она не вышла замуж, то обязана встать на учёт в бюро свободной любви». Причём мужчина получает любовницу или супругу, абсолютно не считаясь с её мнением. В Саратовской губернии то же самое: отменена «частная собственность» на женщин, и они объявлены общественным достоянием. А революционная молодёжь рапортует старшим товарищам: «Слушали: о половых сношениях. Постановили: половых сношений избегать нельзя. Если не будет половых сношений, то не будет мировой революции».

Железная педологика

Вскоре власть реально испугалась сексуального разгула. И Залкинд, почуяв веяние времени, обрушился на Коллонтай и выступил со своими двенадцатью асексуальными заповедями. «Наши дети — пионеры — первыми сумеют довести дело полового оздоровления до действительно серьёзных результатов. С них и надо начать», — говорил Залкинд. В 1924 году в Ленинграде состоялся второй Психоневрологический съезд, на котором Залкинд выступил с речью о новой науке, педологии, которая создаст в кратчайшие сроки из детей пролетариата принципиально новых людей, готовых построить коммунизм, Делегаты (две с половиной тысячи!) были в восторге, и программу Залкинда единодушно приняли.
Совнарком постановил учредить Межведомственную педологическую комиссию, которую Залкинд, разумеется, возглавил. Начинает выходить журнал Педология» под его редакцией. Вскоре Московский психологический институт преобразуется в Институт психологии, педологии и психотехники, и Залкинд становится его директором. Блестящая карьера! Но через пару лет — незадача: психоанализ резко выходит из моды и подвергается партийной критике. Залкинд сильно кается — но это ему не помогает. Его увольняют со всех постов, а журнал «Педология» закрывают.
Умер он от инфаркта, возвращаясь с партсобрания, на котором было оглашено постановление ЦК ВКП(б) «О педологических извращениях в системе нарком просов».

Зачем он в наш психоз приехал?

Жернова истории, которые часто мелют ерунду, безжалостно перемололи профессора. Зато его идеи о сублимации секса в стране победившего социализма были взяты на вооружение сталинским режимом. И вскоре: аборты запрещены, бракснова стал официальным институтом, развод сделали трудным и дорогостоящим, гомосексуализм объявлен уголовным преступлением. Прекращены все научные исследования в сфере сексуальности, а сексуальное просвещение подрастающего поколения заменяется «моральным просвещением». Половая жизнь уходит в глубокое подполье. Сексуальные отношения между мужчиной и женщиной легитимны только в том случае, если это ведёт к деторождению. Грань между полами стирается в быту, эстетике, моде. Маленький пример: число стандартов готового женского платья сократилось с восьмидесяти в 1925 году до четырёх в 1931-м. Дальше — больше. Представьте, с 1936 по 1961 год было издано всего две книги, в которых употреблялось слово «секс», и выдавались они даже не всем врачам. Социологические исследования тему секса вообще не затрагивают. Только в начале 70-х годов в СССР выходят первые сексологические произведения, прикрытые скучными названиями — типа «Психогигиена супружеской жизни». До появления эпохальных работ академика Кона настоящей сексологии у нас вообще не было. Привет Залкинду!
Педологии как бы нет: но все вертится вокруг сублимации либидо. Детские пионерские лагеря, в которых пионеров поят киселём с бромом (на всякий случай), аскетически-монастырские условия существования, тотальный контроль. Парткомы, которые всегда готовы вернуть неверного мужа. Чудовищные коммуналки, где в одной комнате гнездились потри поколения.
Питерская дама, заявившая на телемосте с Америкой, что в СССР секса нет, гениально сформулировала основную тенденцию, заложенную Залкиндом.

Великая асексуальная революция

Смешно и грустно: этот российский профессор в вопросах сексологии опередил своё время не на шутку. Залкинд очень точно предсказал размывание границ между мужским и женским, которое мы сейчас наблюдаем повсюду. Он резко выступал против «бессильной хрупкости и женственности», являющейся «поставщиком материала для кокетства и флирта» и «усатой, мускулисто-кулачной мужественности», которая вскоре будет нужна только допотопному грузчику. Мол, в новую эпоху важней всего будет интеллект, социальная гибкость и чуткость, вне зависимости от пола. Правда, выводил он это из революционной целесообразности, когда коммунизм победит в всем мире. И всё равно догадался о победе унисекса — за много лет до того, как понятия о красоте и силе бесконечно изменятся…
«Экономически и политически, то есть и физиологически, женщина современного пролетариата должна приближаться к мужчине», — писал Залкинд. Отбросим «современного пролетариата» — и всё в точку!
По поводу экономии сексуальной энергии — как был прав почтенный профессор! Сейчас в Европе уже больше пяти миллионов асексуалов — людей, которые добровольно отказываются от секса ради карьеры, творчества, любимых занятий. Очень популярны движения чайлдфри — люди не хотят заводить детей, и секслесс — когда жены отказывают мужьям в близости. Короче. Арон Залкинд предсказал великую асексуальную революцию, которая ещё только начинается.

Журнал: Тайны 20-го века №20, май 2010 года
Рубрика: Взгляд в будущее
Автор: Михаил Болотовский

Метки: СССР, Тайны 20 века, реальность, секс, революция, психиатрия, Залкинд, педология, утопия




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.