Что открыл Александр Миддендорф?

О некоторых учёных прошлого мы знаем буквально всё, другие же практически неизвестны неспециалистам и незаслуженно забыты. Александр Фёдорович Миддендорф из их числа. А ведь при жизни он был очень знаменит и обласкан славой — в 37 лет его избрали академиком, в 40 — секретарём Санкт-Петербургской академии наук. За какие заслуги? Об этом читайте ниже.

Что открыл Александр Миддендорф?
Будущий исследователь царства вечной мерзлоты Александр Фёдорович Миддендорф родился в весьма образованной семье. Дед мальчика по отцу происходил из прибалтийских немцев и был пастором, поэтому к вопросам веры он относился чрезвычайно серьёзно. Он утверждал, что предки были из остзейских дворян, и хотя в русские гербовники род Миддендорфов попал только к середине XIX века, дворянство пасторские дети получили относительно поздно и за личные заслуги.

Мальчик из хорошей семьи

Но в финансовом отношении они не бедствовали, в Лифляндии у Миддендорфов имелось небольшое поместье, а Фёдор, точнее Теодор, Миддендорф занимал в столице вполне престижную должность — директора гимназии. С матерью Александра Софьей все обстояло намного хуже, она была дочкой богатого эстонского земледельца, хотя и получила превосходное образование в столице. С будущим мужем Софья Йогансон познакомилась в Петербурге, но из-за разницы в происхождении они долго не могли вступить в официальный брак, поэтому дети, Анна и Александр, считались незаконнорожденными. Даже крестить Александра они смогли только через полгода после рождения, да и то по подложным документам, а выправить брачное свидетельство им удалось и вовсе лишь в 1824 году, когда сыну было уже девять лет. До этого времени Софье с детьми даже пришлось уехать в Эстонию на хутор Пёоравере, чтобы злые языки не мусолили имя мужа и тому не пришлось бы оставить высокооплачиваемую должность.
Но юный Александр этого унижения не замечал. Он провёл свои дошкольные годы на природе, наблюдая за животными, растениями, насекомыми и минералами. К естественным наукам он тянулся всей душой и рано научился свои наблюдения систематизировать. Начальное образование он получил ещё в Ревеле, а потом обучался в гимназии своего отца в Петербурге. Успехи у директорского сынка были блестящие. Вопрос о выборе специальности перед ним никогда не стоял — конечно, естествоиспытатель и путешественник. И хотя отец очень надеялся, что сын пойдёт по его стопам и Александру было уготовано место в подготовительном отделении Педагогического института, Александр все решил по-своему: он поступил на медицинский факультет Дерптского университета, из стен которого вышел с дипломом врача и сразу после защиты диссертации отправился углублять знания в Германию и Австрию. Там он занимался антропологией, биологией, зоологией, ботаникой, этнографией, картографией, географией и геологией. Все эти дисциплины очень и очень пригодились ему в жизни.

Поход на Таймыр

Путешествия манили Александра с отрочества. В первый раз он попробовал пристроиться в экспедицию Паррота на Большой Арарат, когда ему было всего 14 лет. Паррот ему, разумеется, отказал. Так что первым путешествием стала для него экспедиция Карла Бэра. Академику Бэру в странствиях по Лапландии в 1840 году требовался врач. Оказалось, Бэр получил не простого доктора, а настоящего исследователя. Вместе с предоставленными ему помощниками доктор Миддендорф прошёл весь Кольский полуостров за три недели и составил отличную энтомологическую коллекцию, описал около 150 видов птиц, собрал множество минералов и даже исправил ошибки, закравшиеся в существующие карты! Бэр был в восторге от точности и аккуратности молодого человека. Миддендорф показал себя как отличный учёный с широким кругозором.
Сибири, Бэр предложил кандидатуру Александра. Экспедиция должна была исследовать полуостров Таймыр, составить его географическое и геологическое описание, изучить быт и антропологию населяющих его народов, собрать коллекции флоры и фауны, но самое главное — исследовать свойства вечной мерзлоты, явления совершенно непонятного и практически неизвестного. В 1842 году экспедиция стартовала из Санкт-Петербурга и в рекордные сроки преодолела весь путь по Большому Сибирскому тракту до Красноярска, а оттуда на север, по Енисею, до полуострова Таймыр, точнее — до устья реки Дудинки.
Миддендорф нанёс на карту озеро Пясино, реки Дудыпту, Боганиду, Нюнюдетию (Норильскую), прежде неизвестную горную гряду на самом севере Таймыра, которую нарёк Шайтан, другой хребет в районе озера Таймыр — Быр-рангу, дошёл до Таймырской губы на берег Карского моря и Ледовитого океана. Обратный путь оказался очень сложным — северное лето быстро заканчивается. Несколько раз Александр едва не погиб, экспедиция лишилась запасов продовольствия, во время переправы утонула вся антропометрическая коллекция с данными о тысячах обмеров черепов. Но назад путешественники вернулись в полном составе и с большим багажом новых знаний. Именно в этом путешествии возникла новая наука — мерзлотоведение. В Шергинской шахте Миддендорф измерил толщину слоя вечной мерзлоты. Оказалось — 204 метра!

Экспедиция в Приамурье

На этом работа Сибирской экспедиции не завершилась. Учёный решил пройти на санях, лодках и пешком от Якутска до Охотского моря. Маршрут был сложнейший, приходилось везти с собой все необходимое для долгого перехода — не только научные приборы и еду, но даже канаты и якоря, потому что достать их в бедных стойбищах было бы невозможно. Весь этот груз тащило более 70 лошадей. Экспедиция преодолела горные хребты и перевалы и спустилась в долину Амура. Там в начале лета 1844 года они построили лёгкие лодки, обтянутые кожей, и сплавились до побережья Охотского моря. Разумеется, Миддендорф собрал огромные коллекции, записал множество ценных сведений, полученных в беседах с местными жителями, составил точные карты. На обратном пути в Якутск он разделил экспедицию на две партии, которые шли разными маршрутами, чтобы собрать ещё больше интересного материала.
Весной 1845 года после почти двух с половиной лет непрерывного труда участники Сибирского перехода вернулись в Петербург. И если отправлялся исследовать край вечной мерзлоты ещё малоизвестный учёный, то домой он вернулся, овеянный славой. За ходом этой научной затеи следили не только российские академики, но и вся образованная публика. Ведь при малейшей возможности Миддендорф отправлял в столицу карты, записи, гербарии и различные коллекции. Все это живо обсуждалось на учёных собраниях и в светских гостиных.
По итогам этой богатой материалами экспедиции Миддендорф работал ещё больше 30 лет. А написанное им сочинение «Путешествие на север и восток Сибири» заняло 7 томов или 1730 страниц текста с рисунками и таблицами.

Только вперёд

Но работать только над уже собранными материалами было вовсе не в духе Александра Миддендорфа. В душе он был путешественником. В 1867 году его попросили сопровождать в путешествии по стране великого князя Алексея Александровича, через два года — его брата великого князя Владимира Александровича. Миддендорф с удовольствием отправился в путь. Удивительно, но даже в таком светском мероприятии он находил возможность изучать и открывать что-то новое и неизведанное. Умер он в возрасте 78 лет, прожив необычайно насыщенную и славную жизнь.

Журнал: Загадки истории №51, декабрь 2019 года
Рубрика: Великие первопроходцы
Автор: Михаил Ромашко

Метки: Загадки истории, биография, путешествие, Сибирь, экспедиция, наука, Дальний Восток, Таймыр, Миддендорф



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —